ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Павел оттолкнул ее от берега и остался на корме за рулевого.

Часы на башне пробили два…

Все дальше уходил во тьму берег. Мы работали вовсю, чувствуя, как плавно и быстро движется лодка. Ею уверенно управлял Павел. Сквозь туман едва-едва просматривались огни швейцарского берега — основного ориентира.

Главная опасность подстерегала на этом участке: здесь, между двумя берегами, находился плавучий пост, и лодку нужно было направить так, чтобы не столкнуться с ним. Густой туман скрывал все, что было дальше 10–15 метров. Это и хорошо, и плохо. На сей раз удача оказалась с нами — никто нас не заметил в тумане, когда мы миновали пост.

По времени лодка была уже где-то у нейтральной полосы озера — четче стали просматриваться огни берега. Но не говори «гоп», пока не переплыл все озеро, ведь впереди еще добрая половина.

И вдруг… С левой стороны от нас, с пограничного пункта ярким светом резанул луч прожектора. Мы инстинктивно прижались ко дну лодки. Он прошелся по поверхности озера в одну, потом другую сторону и погас. Знать бы пограничникам, что в это время осуществляется столь дерзкий побег, не миновать тогда погони и других неприятностей. Неизвестно, чем все это могло бы закончиться?!..

Но нам сопутствовала удача, нас не заметили.

Мы прождали еще несколько минут и, убедившись, что немцы не обнаружили лодку, с удвоенной энергией взялись за лопаты. Чем ближе становился берег, тем больше распирали грудь чувства радости от совершившегося — теперь до цели оставалось совсем немного.

Появилась, наконец, береговая линия и играющий на поверхности воды отсвет фонарей. Туман редел, давая возможность вглядываться в берег и предупредить опасность. Но ничто не вызывало тревоги, стояла первозданная тишина и никаких признаков живых людей на берегу.

«Мы в Швейцарии, ура!» — кричали внутри чувства.

Да, мы у цели… До берега оставались последние десятки метров. Мы поднялись во весь рост и стали брататься от радости. Потом собрали паспорта, привязали к ним тяжелые кусачки и выбросили в озеро.

Еще несколько гребков, и мы пришвартовались. Придерживая лодку, один за другим, попрыгали в воду, а затем, оставив в лодке ненужные уже больше лопаты, вылезли на шоссе.

Часть четвертая

В НЕЙТРАЛЬНЫХ СТРАНАХ

Швейцария

1.

Перед нами была чужая, незнакомая земля, о которой много слышали и читали, но не имели на самом деле никакого представления!

Куда-то теперь? И что делать дальше?

Решили немедленно убираться из этих мест, чтобы нас не возвратили обратно на Reichenau.

По компасу, что был у Круповича, выбрали направление на юг, стараясь не сворачивать с намеченного пути и опасаясь изрезанной линии границы в районе Шафхаузена. На этом участке очень изрезанная пограничная зона предоставляла возможность пересекать границу из Швейцарии в Германию и снова в Швейцарию. Нужно было забирать как можно левее от выбранной нами прямой.

По берегу тянулась асфальтированная дорога; от нее вверх довольно крутой склон, с оставшейся после лета виноградной лозой, за которой чернела масса леса. Подъем был тяжелый и долгий. К швейцарскому берегу мы доплыли к пяти часам. Была еще ночь, но до рассвета оставалось немного времени. Нужно было торопиться, чтобы как можно дальше уйти от границы.

Пришлось карабкаться по склону, хватаясь за кусты виноградника, чтобы не упасть и не скатиться вниз.

С большим трудом достигли вершины склона, отдышались, по ровной уже дороге пошли дальше. Шли все так же прямо, сверяясь с компасом, потом из леса попали на асфальтированное шоссе и очень обрадовались. Идти стало легче, свободнее — руки не заняты, все, что было из вещей, осталось на Reichenau.

Вскоре стало светать, и глаза легко ориентировались на дороге.

Вот и первая небольшая деревенька. В опрятных домиках начали появляться огни. Чувство радости двигало вперед навстречу новому дню. Дошли до деревенской пекарни, из трубы вьется легкий дымок, а в пекарне уже начинали замес хлебопеки. Счастливое, неповторимое утро!

На одном из домов белый флаг с красным крестом — символ швейцарской государственности. Значит мы там, куда стремились!

Когда наступило утро и стало совсем светло, обратили вдруг внимание на обилие «бычков» — окурков на дороге. Это было настоящее богатство для курильщиков, лишенных сигарет условиями военного времени. У нас не было сигарет, и мы, не стесняясь, подбирали окурки, и, вскоре в карманах был уже солидный запас.

Продолжая знакомство с новой страной в качестве «туристов», мы все дальше уходили от границы. На одном из участков пути мы натолкнулись на полотно железной дороги, и мы решили воспользоваться ею.

Нужно было как-то приобрести билеты в кассе станции. Но примут ли у нас марки? Швейцарской валюты не было. Навести справки доверили Георгию Леонардовичу, человеку солидному и владеющему языком.

Каково же было разочарование, когда Крупович сказал, что марки нужно обменять, и только потом покупать билеты. Кассирша предложила дойти до соседнего городка, он расположен неподалеку от этой станции — называется Frauenfeld, там в отделении банка, можно будет обменять валюту.

Рано или поздно, но мы должны были обратиться в официальное учреждение, оставаться «инкогнито» мы и так не собирались, так что мы решили воспользоваться советом кассирши.

Ее, конечно же, насторожило наше появление, и она, вероятно, уже позвонила в полицию и сообщила о подозрительных пассажирах, хотя внешность наша не могла вызвать подозрение. Мы выглядели вполне прилично и не отличались от местных жителей.

2.

Держась единой группой, вернулись на шоссе и подались в сторону видневшегося города, до него оставалось не более двух километров.

Чувства удовлетворения от удачного побега и усталость несколько ослабили внимание, мы медленно приближались к городу. Шоссе пустовало, а была только середина дня.

Но вдруг …впереди показались два человека.

Навстречу шли два полицейских в черной форме и странных головных уборах, напомнивших французских ажанов. Когда они спешились со своих велосипедов, мы не заметили. Группа явно привлекла их внимание.

Поравнявшись с нами, полицейские остановились.

— Минуточку, господа! Предъявите, пожалуйста, документы.

— Их у нас нет, — ответил Крупович.

Хорошо владея языком, Георгий Леонардович взял на себя миссию посредника. Он не стал вводить в заблуждение полицейских и сказал, что мы перебежчики.

— Но почему Вас пятеро? Мы ищем четверых, — в лодке осталось четыре лопаты, откуда взялся пятый?

Еще будучи на Reichenau, мы договорились уничтожить в случае удачи свои паспорта с отметкой Staatenlos (без гражданства), чтобы не вызвать у местных властей лишних вопросов о нашей жизни в Германии. И выполнили свои намерения, добравшись до швейцарского берега. Договорились и о том, что все мы, в том числе и я, русские офицеры, — побег совершали в Швейцарию, надеясь вернуться на Родину в Советский Союз.

Эти коротенькие сведения Георгий Леонардович передал полицейским по дороге и объяснил, почему нас пятеро и чем занимался пятый в лодке.

Довольно быстро добрались до крепостных ворот.

Маленький, чистенький городок с домиками в один-два этажа. Вымощенные камнем улочки вызывали любопытство обилием лавочек и магазинчиков. Очень короткой дорогой мы добрались до центральной площади, где находился полицейский участок. Рядом с ним магазинчик со сверкающей витриной самых разнообразных часов — то было настоящее царство времени, и невольно подумалось, что ничего подобно не видели мы в наших больших городах.

Полицейские любезно предложили войти в участок. В первой комнате находилась приемная для обслуживания задержанных. Там было человек пять полицейских. Любопытно было увидеть такую большую группу.

Начался обыск, а затем допрос с протоколированием на пишущей машинке. Наши вывернутые карманы вызвали удивление и улыбки от множества «бычков». Правда, когда присутствующие узнали причину такой необычной «коллекции», улыбки и недоумение исчезли.

40
{"b":"153709","o":1}