ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка вышла из спальни и тихонько прикрыла за собой дверь. Осторожно ступая, она начала спускаться с лестницы, но не успела сделать и трех шагов, как резко остановилась. Впереди, небрежно облокотясь на перила, стоял с мрачной улыбкой на губах «Адонис».

Первым побуждением Зои было повернуться и побежать обратно, но она остановилась. Взгляд черных глаз завораживал, словно Зоя заглянула в непроницаемую ночь. Инстинктивно она поняла, что не было на свете женщины, которой не захотелось бы глядеть в эти глаза снова и снова.

– Kalimera, – тихо сказал он.

Зоя решила, что, пожалуй, есть шанс выкрутиться из положения. Она развела руками и попыталась улыбнуться.

– Простите, я не. понимаю. Я не говорю по-гречески.

Он пожал плечами.

– Значит, будем говорить по-английски. – Он глядел на нее с холодной надменностью. – Что вы здесь делаете?

– Я не воровка, – торопливо выпалила Зоя.

– Нет, – задумчиво согласился он. – Потому что здесь нет ничего, что вы могли бы украсть. – Темный взгляд оценивающе окинул сарафан и холщовую сумку. – Или спрятать. – Он немного помолчал. – Итак, я спрашиваю еще раз: какова причина вашего присутствия?

– Я слышала, что где-то здесь продается дом, – быстро сымпровизировала Зоя. – И подумала, что, возможно, этот, потому что он явно пустой.

– Нет, не этот. И никто вам не мог этого сказать. – Голос у «Адониса» звучал тихо, но жестко.

– Вы не допускаете, что владелец мог выставить его на продажу и не известить вас об этом? – парировала она.

– Нет, не допускаю.

– И все-таки это сказочный дом. – Зоя вздернула подбородок. – Может, владелец пожелает сдать его?

– Вам что, негде остановиться?

– Есть, но этот остров так красив. Я могла бы приехать еще и пожить подольше.

– Вы приехали вчера? – усмехнулся незнакомец.

– Не нужно много времени, чтобы разглядеть красоту, – словно оправдываясь, произнесла Зоя.

Его черные глаза снова оглядели ее с головы до ног. Было в них что-то, что заставило девушку покраснеть.

– Что ж, по крайней мере в этом мы единодушны. – Он рассмеялся.

Зоя вдруг остро и отчетливо осознала всю притягательную силу этого загорелого, почти обнаженного тела. Многое бы она сейчас отдала, чтобы сидеть за столиком в тени виноградных листьев и спокойно заканчивать свой завтрак. Сердце подсказывало, что она в опасности. Этот мужчина…

– Теперь позвольте мне сказать вам, как я вижу ситуацию, – небрежно произнес «Адонис». – Вы остановились в отеле «Ставрос». Жена Ставроса сказала вам, что пляж этой виллы хорош для купания и что она сама сюда иногда приходит, думая, что об этом никто не знает. А оказавшись здесь, вы не смогли сдержать любопытства – открыли дверь и вошли.

Зоя ненавидела себя за то, что покраснела. Еще больше она ненавидела человека, заставившего ее покраснеть.

– По сути вы правы, – холодно произнесла она. – Но я заинтересовалась, услышав, что дом пустой, потому что, возможно, я могла бы… купить его.

– А я вам сказал, что дом не продается, – тут же парировал он.

– В самом деле? – Девушка пожала плечами. – Что ж, это не тот вопрос, который я намерена обсуждать с наемной прислугой. – Она сделала паузу, чтобы до него дошло, и с раздражением увидела, что улыбка у него стала еще шире. – Владелец в настоящее время на Тании?

– Нет, – сказал он, – в Афинах.

Ей захотелось крикнуть: «Это вы так думаете» и помахать дарственной у него перед носом, но осторожность возобладала – она всегда успеет это сделать. И первая фраза, которую Зоя выучит по-гречески, будет: «Вы уволены».

– Жаль, – вздохнула она. – Но я полагаю, на острове есть кто-нибудь, кто сможет сказать мне, как связаться с владельцем.

– Конечно, – улыбнулся он. – Вы всегда можете спросить меня.

– Не думаю, что мне следует обращаться с этим вопросом к садовнику, – резко бросила Зоя.

– Я не только садовник, у меня довольно широкий круг обязанностей. Но если вы желаете говорить лично с владельцем, то он скоро будет на Танин. В течение недели, полагаю.

– И остановится здесь?

– Нет. – Лицо мужчины стало серьезным. – Он никогда здесь не живет, у него вилла неподалеку.

– Какая жалость, – совершенно искренне произнесла Зоя. – Это чудесный дом, но он обречен на разрушение, если не будет обитаем… и любим.

– Вы сильно ошибаетесь, в любви этот дом никогда не испытывал недостатка. Ею пронизан здесь каждый камень. Любовь – причина самого его существования.

Зою поразила внезапная страсть в его голосе, смешанная с неприкрытыми нотками гнева.

– Значит, я подожду, – проговорила она с некоторой неуверенностью, – и поговорю с ним. Когда он приедет. – Она помолчала. – А теперь я, пожалуй, пойду.

– А куда вы пойдете? – Неприятный момент прошел, и он снова улыбался, задумчиво изучая ее темными глазами. – Вниз, в бухту, как и собирались?

– Нет… – Зоя закусила губу, – это была плохая идея, и я сожалею.

– Почему? – удивился незнакомец. – Море теплое, песок манящий. И вас никто не потревожит.

Меня уже потревожили, подумала девушка. Только не хватало еще запасть на смазливого грека!

– Я, правда, не думаю…

– Вы приехали на Танию, чтобы думать? – Он чуть отошел назад, пропуская ее. – Тогда перестаньте думать и начинайте чувствовать.

– Что ж, хорошо, – уступила она и чопорно добавила: – Но я не хочу отрывать вас от работы.

– Вы и не оторвете, – заверил он с улыбкой. – Моя работа, увы, оторвет меня от вас. Так что решайтесь, я жду, чтобы запереть.

Закусив губу, девушка последовала за ним. Они прошли вдоль террасы к калитке, которую он галантно перед ней распахнул.

– Предлагаю вам возвращаться этим же путем, – сказал «Адонис». – Тропинка, которой пользуется жена Ставроса, довольно крутая.

– Благодарю вас, – холодно ответила Зоя.

– Не за что, – он улыбнулся, – мне было приятно.

Спускаясь по ступенькам, она спиной чувствовала его взгляд и поняла, в какой именно момент он отвернулся – словно связующая их нить порвалась. Затем она услышала, как завелся мотор.

Наконец-то одна, подумала Зоя и с изумлением обнаружила, что к ее облегчению примешивается сожаление.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Зоя чудесно поплавала и, смазав кремом для загара свою кожу, вытянулась с книгой на полотенце. Но буквы расплывались, и перед ней снова возникали черные улыбающиеся глаза. Зоя нервно сглотнула и облизала вдруг пересохшие губы. Она порылась в сумке и достала бутылку воды.

Сделав глоток, девушка отбросила книгу в сторону и перевернулась на живот, расстегнув лифчик бикини. Немного интенсивного загара ей не помешает, а потом она вернется в отель.

Она положила голову на руки и закрыла глаза. Шепот моря убаюкивал, унося прочь тревоги. Зоя ощущала песок под пальцами, мягкость полотенца под обнаженной грудью и тепло солнца на спине, словно ласку чьих-то нежных рук. Она легко вздохнула, медленно, с наслаждением повела плечами и снова погрузилась в сладкую дрему.

Внезапное чувство тревоги заставило ее резко сесть. Она огляделась – пляж был пуст. С тихим вздохом облегчения девушка опустилась обратно на полотенце, но затем озадаченно сдвинула брови: баночка с кремом, которую она точно убрала в сумку, стояла на песке возле сумки-холодильника, неизвестно откуда здесь взявшейся.

Зоя с ужасом вспомнила ощущение ласкающих рук на спине. И свою чувственную реакцию.

Неужели он был здесь, прикасался к ней, видел ее почти голой?! Она лихорадочно схватила лифчик от купальника и застегнула его дрожащими руками. Все равно что запирать дверь конюшни, когда лошадь давно убежала.

Зоя схватила сумку, бросила в нее книжку и крем. Он упоминал, что дорога с пляжа, которой пользуется Шерри, слишком крутая? Плевать. Это все равно куда безопаснее, чем идти через виллу и снова встретить его.

Но, потянувшись за сарафаном, она увидела, что бежать поздно. С полотенцем через плечо, с зонтиком от солнца и бутылкой воды к ней шел предмет ее волнующих размышлений.

5
{"b":"15373","o":1}