ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сюзи, — его голос был очень нежным. Он взял ее за подбородок, повернув к себе лицом, и начал нежно собирать губами соленые капли с ее щек.

— Прости, — хрипло сказала Занна. — Я никогда не плачу…

— Ты не должна сдерживать свои чувства, — тихо ответил Джейк. — Или стыдиться их. Тебе ведь пришлось многому научиться — для первого раза.

Джейк поднял Занну на руки и начал поглаживать ее волосы, плечи, пока ее дыхание не выровнялось.

— А теперь скажи мне, — спросил Джейк, — почему ты плакала? И я хочу знать правду.

Занна не могла взглянуть ему в глаза.

— Потому что это было так прекрасно, — призналась она наконец изменившимся голосом. — А потом все… закончилось.

— Вовсе нет, — улыбнулся Джейк. — Все, моя прелесть, только начинается. — Он взял Занну за руку, поцеловал ее гладкую ладошку и прижал к своему телу. — Видишь, Сюзи, — прошептал он, — ты тоже можешь прикоснуться ко мне.

Неуверенно она произнесла:

— То есть, ты этого хочешь… и все?

— О нет, — мягко ответил Джейк. — Я не считаю, что это все. И скоро ты сама это поймешь. Видишь ли, радость моя, мне кажется, что ты способна испытать такое наслаждение, о котором даже не мечтала.

— Но ты не знаешь… Ты не понимаешь…

— Ты ошибаешься. — Промурлыкал Джейк, нежно привлекая Занну к себе. — Так сильно ошибаешься.

Сейчас губы Джейка обжигали, как огонь, согревая Занну, возвращая ее к жизни. Руководствуясь его безмолвным одобрением, Занна начала в свою очередь исследовать его тело. У бедер она замерла на мгновение, ее пальцы дрогнули, когда она впервые взяла в руку его член. Вырвавшийся у Джейка стон наслаждения распалил Занну, наполнил ее незнакомой доныне смелостью. Она пришла в восторг от его отклика — от ощущения своей власти над ним. Сегодня Занна изучала собственную женственность, и поняла, что это означает желать и быть желанной.

Джейк снова начал ласкать Заннины груди, кончиками пальцев заставляя их набухнуть от вожделения. Он снова нашел ртом ее губы, его язык трепетал между ее приоткрытыми губками. «Это обещание новых удовольствий», — с жадностью подумала Занна.

Она умирала от желания, ее сердце бешено колотилось от возбуждения, которое Джейк разжег в ней.

И тут Занна почувствовала прикосновение его бедер, когда Джейк опустился на нее и вошел в нее одним плавным, осторожным движением.

На мгновение Занна замерла, застыла, ее глаза расширились. Она смотрела на Джейка, признавая его власть над собой, чувствуя его внутри себя.

Потом, просто приняв его, подчинившись ему, она качнулась ему навстречу и охнула, почувствовав его мгновенный, недвусмысленный отклик.

Они двигались вместе в бешеном ритме, их губы слились, тела переплелись в жарком, неутолимом желании. «И, — подумала Занна какой-то частичкой мозга еще способной думать, — именно для этого мы и были созданы». Для этой всепоглощающей, неутолимой, обжигающей страсти, неумолимо ведущей их к вершине наслаждения.

Достигнув оргазма, Занна почувствовала, что распадается на кусочки, как будто ее душа оторвалась от тела. Каждое ощущение было настолько острым, что Занне казалось, что она умирает от удовольствия. Словно издалека она услышала крик Джейка, его голос был хриплым, почти неузнаваемым.

Они вернулись с неба на землю, все еще в объятиях друг друга.

Когда Занна вновь обрела дар речи, она хрипло спросила:

— И это… всегда так бывает?

— Нет. — Ответ прозвучал резко, почти грубо. Джейк все еще прижимался к Занне всем телом, опустив голову ей на плечо. Она погладила его спутанные влажные волосы и, улыбаясь, погрузилась в сон.

Занну разбудил поцелуй. Медленно, лениво подняв ресницы, она увидела рядом с собой Джейка. Занна улыбнулась ему и провела рукой по полам надетого на него махрового халата.

Джейк поцеловал ее заблудившиеся пальчики.

— А сейчас… — его голос, выражение его глаз, обещали такое невообразимое наслаждение, что Занна вздрогнула отнюдь не от холода, когда Джейк отбросил в сторону одеяло.

Он протянул ей халат, очень похожий на его собственный.

— А сейчас у меня есть сюрприз для тебя, Сюзи.

Джейк вывел ее из комнаты. Дверь в ванную была открыта, и в воздухе витал запах роз и жасмина.

У Занны перехватило дыхание. Ванна была наполнена журчащей водой, и лепестки пламени, словно плененные звезды, горели на верхушках высоких свечей, стоящих по ее краям. Еще Занна заметила ведерко со льдом, остывающее шампанское и два бокала.

— Как будто все приготовлено для римской оргии, — сказала она со странной смесью удовольствия и застенчивости.

— Здорово, — Джейк развязал пояс своего халата и сбросил его прямо на пол, а затем снял халат с плеч Занны. — Я буду Антонием, а ты Клеопатрой. Прости, что не нашлось ослиного молока, но по выходным оно не продается.

Шутка была не очень удачной, но Занна была благодарна и за такую. Их общий смех облегчил ей переход на новый уровень близости.

Занна улеглась в ароматную воду, оперевшись на руку Джейка и отхлебнула вина, которое он ей налил. Она чувствовала, как пузырьки пощипывают у нее во рту, и думала, что наверное спит — но даже в самых невероятных снах с ней не случалось ничего подобного.

И когда бокал опустел, и Джейк взял его у нее из рук, когда Занна откинулась на спину, зазывно улыбаясь, и услышала прерывистое дыхание Джейка, увидела его потемневшие глаза.

И тогда…

— Никто не мыл меня с самого детства, — полушутя возразила Занна, когда Джейк начал очень нежно ее намыливать.

— Тогда ты много потеряла. — Джейк мазнул мыльной пеной ей по кончику носа и по обоим соскам. Тело Занны напряглось как струна от его прикосновения, и по улыбке Джейка она поняла, что ее реакция не осталась незамеченной. Занна взглянула ему в глаза и увидела в них отблески пламени. Она потянулась к нему и поцеловала в губы.

Руки Джейка двигались по ее телу, лаская ее нежно, как журчащая вода. Прикосновения Джейка отражали его восхищение, его возрастающее желание. Желание, которое Занна разделяла с ним.

Их соитие было медлительным, ленивым, томным. Занна чувствовала себя почти невесомой в объятиях Джейка, ее волосы плыли по воде, как у русалки. И впервые ее удовольствие тоже было нежным, как морские приливы и отливы в середине лета. Но потом, внезапно, их охватила, переполнила неистовая страсть, и они растворились друг в друге, целуясь как безумные, переплетя руки и ноги, пока их тела стремились к насыщению.

А потом на них нахлынула последняя волна, подняла, закружила и выбросила их, стонущих и вскрикивающих, на берег, где они и обрели покой.

Занна проснулась с трудом и некоторое время лежала, оглядываясь по сторонам, соображая, где она. Потом резко села, почти впав в панику при виде незнакомой комнаты, измятой постели… и собственной наготы. И, особенно, при виде голого мужчины, безмятежно спящего возле нее.

На мгновение она замерла, удивленно его разглядывая. И как только она начала вспоминать подробности, ее охватило жгучее чувство стыда.

Неужели это она — Занна Уэсткотт — допустила это? Неужели оболочку невозмутимости, которой Занна себя окружила, так легко разбил какой-то незнакомец. Человек, которого она повстречала накануне и которому не могла доверять. Боже мой, деревенский механик… смотритель, на которого она даже не взглянула бы при нормальных обстоятельствах.

«Господи, — подумала Занна, проглотив комок в горле. — Я, наверное, свихнулась».

Но с самого приезда сюда она утратила связь с реальностью, словно ее околдовали, приворожили. А может, она просто пытается найти оправдание для своей необъяснимой, непростительной выходки?

Как бы то ни было, Занна уже опомнилась, пришла в себя. И теперь ей нужно выбираться из этой постели, из этого дома, чтобы оказаться в безопасности до того, как Джейк проснется.

Медленно, очень осторожно она сползла с кровати, обводя взглядом комнату в поисках одежды. Похоже, все ее вещи были здесь, разбросанные по полу, кроме жакета, сумки и туфель, оставшихся на первом этаже, если память ей не изменяет.

13
{"b":"15375","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
451 градус по Фаренгейту
Люди черного дракона
Мститель. Долг офицера
Последняя гастроль госпожи Удачи
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Влюбиться за 13 часов
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!