ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты выбрала мое любимое место, — воскликнул Сэм, подходя к столику с подносом в руках.

От волнения Роза не могла есть, но положила на тарелку закуски, чтобы Сэм не обиделся. Сосиски, итальянская ветчина, отбивные, рассыпчатый пирог, сладкие помидоры все выглядело очень аппетитно. Она вдыхала аромат цветов и запах вкусной еды, и постепенно аппетит вернулся к ней.

Такая еда стоит явно не дешево. Они с удовольствием поглощали деликатесы, но молчали. Каждый боялся нарушить тишину. И эта тишина пугала Розу. Ей казалось, он вот-вот догадается о ее чувствах. Сэм вызывал в ней яростное желание, оно никак не утихало, постоянно подогреваясь воспоминаниями о его прикосновениях, игре мускулов под рубашкой, улыбке.

Он нарушил молчание:

— Еще клубники?

— Я больше не могу. — Она откинулась на стул, сморщившись от пресыщения. — После такого сытного завтрака нужно купить одежду на размер больше.

Он с иронией и интересом рассматривал ее стройную фигуру, задержал взгляд на груди, довольно откровенно обтянутой кремовым свитером.

— Если ты больше ничего не хочешь, я уберу. Кажется, погода вот-вот изменится.

Роза посмотрела на небо, уже чуть затянутое тучами, и у нее сразу же омрачилось настроение.

— Тебе помочь? — Она отодвинула стул.

— Справлюсь сам, — ответил он, нагружая поднос посудой. — Отдохни, а я пока приготовлю кофе.

Когда он исчез в доме. Роза поднялась. Какой роскошный сад! Какие ухоженные клумбы с розами. Она наклонилась, чтобы прочитать название цветка, как вдруг сзади раздался тихий голос:

— Розамунд!

Она даже подпрыгнула.

— Как ты это узнал?

Его брови взметнулись в удивлении.

— Живя с моей мамой, нельзя не знать сорта роз и их названия. Эта — Роза Мунди — Роза Мира — ее любимая. Но извини, что напугал тебя, — добавил он. — Я думал, ты слышишь, как я иду.

Она поджала губу.

— Я… я была в другом мире. Как она может оставить все это? Дом, этот сад… розы?

Он мягко произнес:

— У нее теперь другой дом и другой сад, в Дордоне. Там так же красиво и повсюду цветут розы. — Он положил руку на ее. — Боже, да ты вся дрожишь! Я испугал тебя или ты замерзла? Может, пойти домой?

— Успокойся. Я прекрасно себя чувствую. Она постаралась произнести это беззаботно. Переезд в другую страну — это важный шаг.

Что заставило их решиться на это?

— Хобби моего отца — игра на фирменных биржах, заключение договоров. В результате он заработал кучу денег. — Сэм пожал плечами. — Они любят Францию, и все каникулы наша семья проводила там. Потом у них появилась идея купить домик, и они осуществили ее, когда отец ушел на пенсию.

Она улыбнулась.

— Теперь понятно, откуда у тебя способности к финансовым делам.

— Да что ты, у меня их никогда не было. Он рассмеялся. — Я едва могу сложить пару цифр.

Она уставилась на него.

— Но ведь ты бухгалтер? — Она покачала головой в изумлении. — Бухгалтер, который не умеет считать?

Возникло странное молчание. Потом Сэм сказал:

— Но у меня есть калькулятор. Он и помогает мне составлять отчеты.

Она хотела кое-что уточнить, но в это время как будто гигантская рука закрыла небо. И мгновенно стеной полил дождь.

Сэм схватил ее за руку.

— Скорее в дом!

Они побежали по ступенькам к террасе, обогнули арку и ворвались в дом. Сэм закрыл окна. Казалось, вот-вот начнется буря.

Роза дрожала. Холодные капли стекали по ее волосам на лицо и плечи.

Смеясь, она обняла себя.

— Я промокла до нитки. Как коварна и непредсказуема весна в Англии!

— Она посмотрела на него, ожидая, что он разделит с ней веселье, но Сэм не слышал ее: он пожирал глазами ее тело, облепленное промокшей одеждой.

Потом тихо сказал:

— Может, следует избавиться от мокрой одежды?

И начал расстегивать рубашку.

Глава 7

Она могла остановить его, зная, что это в ее власти, ведь он обещал ей «неприкосновенность».

Но она ничего не сказала, не произнесла ни слова, не двинулась с места. Смотрела и ждала. Чувственное возбуждение все возрастало. Он снял рубашку и бросил на пол. Она не могла оторвать глаз от его широких плеч, мускулистого торса.

В комнате царило тяжелое молчание, нарушаемое потрескиванием поленьев в разожженном камине.

Она смотрела, как он расстегивает молнию на джинсах. И не в силах это выдержать, прошептала:

— Нет, пожалуйста, не надо…

Он остановился, как будто окаменел. Их разделяли два шага и… бесконечность. Потом с вызовом посмотрел на нее.

— Нет? — повторил он.

Дрожащими руками она сняла свитер. В следующую секунду на полу оказался ее бюстгальтер.

Она сняла туфли и босиком пошла к нему.

— Позволь мне, — тихо пробормотала она.

Она обняла его грудь, почувствовав, как напряглись его мускулы. Провела ладонями по груди, дотронулась до его живота. Нагнулась вперед и поцеловала его грудь, впитывая аромат его тела. Медленно расстегнула молнию на джинсах…

Сэм молниеносно отбросил джинсы в сторону. Роза напряженно смотрела на него, губы исказила судорога.

— Сейчас моя очередь, — прошептал он. Его руки дрожали, когда он снимал с нее брюки.

Сэм притянул ее к себе, гладя обнаженную спину. Ее грудь прижалась к его телу, которое начало медленно и ритмично двигаться. Ее соски напряглись.

— Они похожи на крохотные розочки. Ты моя Роза Мира, — хрипло проговорил он.

Потом наклонил голову и поцеловал ее полураскрытые губы, проникая языком внутрь.

Роза чувствовала, как в ней яростно нарастает возбуждение от его ласк. Его пальцы нежно гладили ее соски, вызывая сладостные волны, потом он стал целовать ее грудь, скользя руками по всему телу, и постепенно довел ее до вершин блаженства.

— Пожалуйста, я хочу тебя. Всего тебя. Тихий звук ее голоса нарушил тишину.

— Да, сейчас, — хрипло ответил он.

Они оказались на ковре, поспешно снимая оставшуюся одежду.

На мгновение она отпустила его, а потом притянула к себе и застонала.

Несколько секунд он был неподвижен, наслаждаясь единением их тел, а потом начал ритмично и медленно двигаться, полностью сливаясь с ней.

Он прошептал:

— Взгляни на меня, милая. Я хочу увидеть твои глаза.

— Я не могу. — Она учащенно дышала.

— Это было тогда. — Его рука скользнула между ее бедер. — Это… сейчас.

Ее тело чувствовало каждый его жест, каждый мускул, заставляя огонь пульсировать в жилах. Когда она закричала в экстазе, то увидела, как голова Сэма откинулась назад.

А потом они лежали, тяжело дыша, и тела их прикасались друг к другу, а дыхание постепенно выравнивалось.

— Ты в порядке? Я не причинил тебе боль?

— Нет. — Она опустила голову ему на плечо.

Потом потрогала языком его кожу. — Нет, — повторила она, когда смех сорвался с ее губ. — Ты не сделал мне больно.

— Я спрашиваю, — произнес он, его зубы нежно покусывали кончик ее уха, — потому что в первый раз это было так захватывающе.

— Это было идеально, — поправила Роза.

— Нет, — ответил Сэм более жестко. — Это было не идеально. И никогда не будет идеально. Потому что «идеально» означает, что это было так совершенно, что больше не нуждается в практике. Я знаю, что мы еще попрактикуемся.

Ее губы начали исследовать его шею.

— В таком случае, — пробормотала она, давай скажем, что это было на среднем уровне.

— На среднем? — переспросил он.

— Нам еще предстоит проверить это. — Роза попыталась Отодвинуться, но его руки крепко держали ее.

— Лежи тихо. Разве это не чудесно — лежать вот так?

— Это… чудесно. Но разве ты не будешь продолжать?

— Передохнем, а потом кинемся в пучину страсти, — лениво пообещал Сэм. — Разве целовать друг друга — это не прелюдия? — Он повернул ее лицо к себе и нежно поцеловал.

Роза провела своим языком по его нижней губе.

— И я… — прошептала она, — я могу делать… это.

— О, да, — ответил он. — Ты можешь…

14
{"b":"15377","o":1}