ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какая скромность, agapi mou, – протянул он. – А, может, выпьешь? Легче будешь переносить предстоящие пытки.

– Пытки?.. – Грек фыркнул.

– Я хочу тебя.

Их глаза встретились, схлестнувшись в безмолвном поединке. Драко пребывал в нетерпении.

– Нет времени уговаривать тебя.

Ее горло непроизвольно сжалось. Она чувствовала, как жар проникает в каждую клеточку тела, как замерла в предвкушении плоть под шелковой тканью платья.

Легкий румянец окрасил ее щеки. Но она не отвела взгляда.

– Хорошо. Я рискну. Налей чего-нибудь покрепче. – Он скептически приподнял одну бровь, повернулся к столу и наполнил бокал терпкой жидкостью.

Когда грек подошел и протянул его Кресси, пульс девушки участился. Она надеялась, что Драко коснется ее обнаженной кожи, поцелует в губы.

Но он лишь сделал шаг назад, подняв свой бокал в шутливом тосте.

– За смелость, pethi mou

Они ужинали на террасе при свечах. Вассилис подал легкий овощной салат, суп-пюре, приправленный лимонным соком, запеченную с пряностями рыбу и картофель.

Еда была восхитительной, но Кресси поглощала ее с трудом. Она находилась словно под гипнозом – так действовал на нее Драко. Кресси пыталась поймать его взгляд, скользящий по ее губам, плечам, груди. Она ощущала, как все внутри сжимается от сладостного предвкушения.

Напряжение между ними нарастало с каждой секундой. Тишина в помещении предвещала скорую бурю.

Кресси попыталась разрядить обстановку:

– Как Нью-Йорк?

– Пекло, как в духовке. Лучше бывать там осенью.

– Твоя поездка оказалась удачной? В деловом отношении?

– Да, спасибо, – в его голосе появились нотки удивления.

– Не утомил ли полет?

– Утомил. Но у меня потрясающий талант восстанавливать силы, – Драко откровенно смеялся над ней, и Кресси покраснела. – Ты специально готовилась к столь изысканной беседе? – Грек прищурился.

– Хватит издеваться, – возмутилась девушка.

– Ладно, не смотри на меня так сурово, а то Вассилис решит, что мы ссоримся, – добавил он, показывая на мажордома, приближавшегося к ним.

Тот принес десерт – свежие персики и крупный черный виноград. Налив кофе в крошечные чашки, он бесшумно исчез.

Кресси отметила:

– Он был очень любезен.

– За это и платят, – губы Драко скривились. Девушка отпила немного ароматного кофе.

– Мне тоже платят за то, что я любезна?

– Нет. Наши отношения характеризуются другим словом. Ты прекрасно это знаешь.

– Каким?

Он усмехнулся.

– Не столь важно. Главное, что сегодня ночью, agapi mou, ты будешь нежиться в моих объятиях. Впрочем, ночи я, пожалуй, не дождусь. Пойдем со мной.

Ей с трудом удавалось сохранять равновесие на высоких каблуках. Кресси едва поспевала за греком, когда они пересекали залитый лунным светом сад. В конце концов ей пришлось скинуть босоножки.

Заметив это, Драко подхватил девушку на руки и нес весь остаток пути. На пороге бунгало он остановился и поцеловал ее. Губы мужчины были горячими и требовательными. Она обхватила его руками за шею, прижимаясь крепче. Страстно ответила на поцелуй.

В спальне горел светильник. Покрывала на кровати заранее откинули, на столике рядом поставили бутылку шампанского в ведерке со льдом.

Настоящий театр, хмуро подумала Кресси.

Ей претила одна лишь мысль о том, что кто-то специально приготовил все для их ночи любви.

Но когда Драко снова поцеловал девушку, Кресси обо всем забыла...

Он расстегнул ее платье и оно скользнуло вниз. Затем встал на колени, умело снял с нее кружевное белье и прижался лицом к нежной коже живота.

Драко прошептал:

– Как же я хочу тебя, Крессида mou, хочу познать твое тело, поглотить тебя полностью...

Он вскочил на ноги и, подхватив Кресси, опустил на постель.

Драко целовал ее губы, грудь, а когда вошел в нее, она двинулась ему навстречу.

Он брал ее жестко и напористо, а Кресси самозабвенно принимала его, наслаждаясь мужской твердой плотью внутри себя. Драко входил в нее глубже и глубже. Молодая женщина сгорала от страсти, впивалась ногтями в плечи партнера, жадно целовала его лицо.

Оргазм наступил неожиданно для обоих. Кресси закричала, ошеломленная его силой, от которой все ее тело забилось в конвульсиях, и услышала глубокий гортанный стон, означавший, что Драко чувствует то же самое.

Ее лицо стало мокрым от слез, но он осушил их нежными поцелуями, лаская и успокаивая Кресси мягкими руками.

Сейчас ей казалось самой естественной вещью на свете свернуться калачиком рядом с сильным телом любимого мужчины и уснуть.

Крессида задремала. А когда, уже ночью, потянулась к нему за теплом, место рядом оказалось пустым. И холодным, так, словно он давно покинул его.

Она могла слышать легкий запах его парфюма, впитавшийся в подушку. Но это было все, что осталось от присутствия Драко в залитой лунным светом комнате. Кресси прижала подушку к груди. Ей опять придется встретить рассвет в одиночестве.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кресси развернулась у кромки бассейна и уверенно поплыла назад, рассекая бирюзовую воду. Она уже сделала десять подобных кругов, надеясь, что физические упражнения помогут прояснить мысли и успокоить бурю эмоций.

Прошлой ночью, когда они с Драко занимались любовью, она поняла, – это было нечто большее, чем просто слияние двух тел. Она была уверена, что Драко почувствовал то же самое.

А еще она надеялась проснуться утром в его объятиях и встретить новый день нежным поцелуем.

Но грек ушел, не дождавшись рассвета. Значит, все-таки для него это был просто секс, ничего не значащий секс. Очередной жестокий урок для Крессиды.

Девушка завтракала в беседке, увитой виноградом. Ей потребовалась вся ее сила воли, чтобы не спросить Вассилиса, где Драко и присоединится ли он к трапезе? А, может, узнать, не просил ли он ей что-нибудь передать?

Но она заранее знала ответ.

Глупая, пора, наконец, понять, что тебе нет места в его жизни, как бы он не желал близости с тобой. Нужно помнить об этом.

Кресси доплыла до противоположной стенки бассейна и, встав на ступеньку, вытерла мокрое лицо. И в ту же секунду почувствовала, как сильные руки подхватили ее и вытащили из воды окончательно.

Драко был неотразим. На нем были элегантные серые брюки и белая рубашка, расстегнутая у горла.

– Испортишь свой костюм, – Кресси стряхнула воду с волос.

– А я наблюдал за тобой, – сообщил грек. – Скажи, ты тренируешься для Олимпийских игр?

Она пожала плечами.

– Плавание – хороший способ поддержания формы.

– Я знаю способ получше, – прошептал он и притянул ее к себе.

Кресси отпрянула.

– Я же мокрая. Испортишь одежду.

– Лучше сниму ее, – заявил он, расстегивая рубашку.

– Но прислуга...

– Постарается не беспокоить нас. Кроме того, горничные уже ушли.

И, действительно, Кресси видела, как они собирались домой, над чем-то весело хихикая. Наверняка, обсуждали их с Драко. Она почувствовала укол в сердце. Но равнодушие грека ранило ее куда сильнее, чем сплетни.

Девушка выдохнула:

– Тебе нужно только одно! Хочешь, чтобы я отдавалась в любое время дня и ночи. Исполняла роль твоей любовницы.

Драко спокойно произнес:

– Разве я просил тебя играть какую-нибудь роль, agapi mou? – Он расстегнул молнию на брюках, стянул их со стройных ног и остался в черных плавках.

Грек многозначительно взглянул на Кресси.

– Утром я был на Алакосе. По важным делам. Может, стоило остаться там, а не спешить к тебе? Или, может, ты хочешь, чтобы сейчас я искупался в другом бассейне?

Она невнятно пробормотала:

– Нет, не уходи, пожалуйста. Но, Драко, попытайся понять. Мне так тяжело.

Его голос стал жестким.

– Легкой жизни не бывает. Да и тепличных условий я тебе не обещал, – бросил он, подходя к краю бассейна. Затем нырнул в сверкающую воду.

23
{"b":"15378","o":1}