ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СЕРГЕЙ КРЕМЛЁВ

КРЕМЛЕВСКИЙ ВИЗИТ ФЮРЕРА

От автора

Уважаемые читатели!

КТО-ТО из вас с моими книгами уже знаком, а к кому-то я обращаюсь впервые… И поэтому, попросив прощения у тех, кому это известно, я хотел бы сообщить, что на тему российско-германских (именно российско-германских, а не «россиянско-германских») и советско-германских отношений автор уже выпустил в свет три книги: «Россия и Германия: Стравить!», «Россия и Германия: Вместе или порознь?», «Россия и Германия: Путь к Пакту»…

Во всех трех как ключевые проводились следующие мысли.

В XX веке у России мог быть один стратегический партнер, сотрудничество с которым наиболее отвечало ее национальным интересам — Германия.

Не имея зон серьезных конфликтов, два великих народа исторически, экономически, культурно и геополитически друг друга дополняли, что было крайне опасно для планов англосаксонского (а в перспективе — наднационального) мирового господства.

Эти планы не могли осуществляться без вывода в мировые политические лидеры Соединенных Штатов. А такой вывод США на авансцену мировой политики был невозможен без истощающей европейские державы большой европейской войны, на исходе которой США должны были сыграть роль «защитника демократии» и «благодетеля» обессиленной Европы.

Не противостояние Англии и Германии, а угроза перехода промышленного и экономического лидерства от США к динамично развивающейся Германии обусловила Первую мировую войну, организованную усилиями США и космополитических кругов в Европе.

Союз России и Германии такую войну исключал. Поэтому было сделано все, чтобы стравить две державы и столкнуть их в кровавой битве — что и произошло на деле.

Те же силы, которые организовали Первую мировую войну, в ходе Парижской «мирной» конференции 1919 года заложили под европейский мир новые «мины замедленного действия» — «версальскую» систему «мирных» договоров.

Среди этих «мин» были и передача в состав Чехословакии этнически немецких Судет, и «вольный город Данциг» с данцигским «коридором» к морю для «новодельной» Польши, и немецкий Мемель, «подаренный» Литве, и еще ряд подобных провокаций.

Поскольку прочный союз теперь уже СССР и Германии по-прежнему исключал долгую, истощающую войну в Европе, было сделано все для того, чтобы вновь «развести» две державы и два народа. Здесь постарались многие — от троцкистов и наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова (Меера Валлаха) до тайных «кротов» Запада в руководстве Третьего рейха и Немецкой национал-социалистической рабочей партии (НСДАП) Гитлера. Однако решающее влияние оказали опять-таки Америка — штаб-квартира Мирового Зла и Англия — младший партнер США…

ГОВОРЯ об англосаксах как о среде, в которой веками культивировалось Зло, автор не имеет в виду, конечно, народы, давшие миру Шекспира и Ньютона, Марка Твена и Эдисона. Под «англосаксами» автором подразумеваются те могущественные наднациональные элементы мирового имущего меньшинства, которые издавна концентрировались на территориях, обеспечивающих им наибольшую безопасность, то есть вначале — в островной Англии, а затем — в заокеанских Соединенных Штатах…

Впрочем, паразитирующая в телах английского и американского народов Золотая Элита постепенно развращала и массу, прививая ей то ханжество и лицемерие, которые неотделимы от любой элиты — кроме, естественно, племенного скота.

В своей монографии «Франклин Рузвельт. Человек и политик. Новое прочтение» Николай Николаевич Яковлев справедливо заметил, что исторически Соединенные Штаты извлекали неслыханные выгоды от войн в Европе и Азии и что это побуждало американскую буржуазию подстрекать к военным конфликтам другие народы…

Но если это так — а это так! — то можно ли рассматривать конфликты в Европе (и в Азии — тоже) как нечто изначально обусловленное процессами, происходившими в Европе? Не будет ли более верным указать на первичный источник смуты и вражды народов с конца XIX века, то есть — на США?

Ведь для того, чтобы подтолкнуть многие страны на нечто, противоположное их жизненным интересам, необходимо было провести большую работу, требующую большого расхода средств.

Необходимо было на корню закупать прессу целых государств, на корню же закупать как можно больше влиятельных граждан этих государств.

И необходимо было, опять-таки расходуя немалые средства и предпринимая немалые усилия, объединить под заокеанскими, наднациональными знаменами как можно больше представителей элитарных слоев европейских держав… Слоев, по самой своей природе не склонных к патриотизму, зато тяготеющих к космополитизму.

Все это не просто логичная для поджигателей войны схема — все это так и делалось…

Делалось Соединенными Штатами и — как автор его называет— Золотым Интернационалом… Можно сказать и иначе: Золотой Элитой мира.

СОВЕТСКО-германский Пакт 1939 года стал серьезной помехой для темных сил разного рода— от крайне правых до крайне левых… Однако недоверие двух лидеров— Гитлера и Сталина— к политике друг друга и ряд действительно необдуманных действий сторон давали этим силам шанс…

Сталин, судя по всему, считал, что СССР был вынужден пойти на Пакт и поэтому он не расценивал его как действительно поворотный пункт в общей истории двух народов. Он не доверял Германии как возможному устойчивому партнеру.

Гитлер же колебался в выборе дальнейшего пути… И тоже не доверял Сталину.

Если бы Сталин пригласил Гитлера в Советский Союз и доказал ему целесообразность исключительно мирного совместного будущего, то сегодня мир мог бы иметь совершенно иной — осмысленный и конструктивный — облик, сутью которого были бы партнерские отношения Германии и России (а также — Японии, Китая), а не англосаксонский диктат.

Не «сговор диктаторов», а до конца осмысленный, очищенный от взаимных заблуждений союз двух великих держав и народов — вот что могло стать результатом такой встречи.

Автор вполне сознает важнейшее значение классического тезиса марксизма о примате экономических факторов в истории человечества. Однако роль личности в этой истории явно более велика, чем это представляли себе классики марксизма. Это становится особенно ясным при взгляде на феномен Сталина и Гитлера — двух авторитарных лидеров, ставших и формальными, и неформальными вождями двух великих народов в очень ответственный период развития России и Германии. Именно их позиция определяла общенациональные позиции и действия в то время. А их позиция оказалась двойственной, что и привело к катастрофе для Германии и Гитлера в 1945 году, а для России и дела Ленина — Сталина — в году 1991-м…

Между прочим, когда все уже было окончено (лично для рейхс-министра иностранных дел Германии Риббентропа), Риббентроп написал в своих предсмертных воспоминаниях:

«Огромная мощь и развертывание силы Советского Союза логично выдвигают вопрос: был ли Адольф Гитлер с его восприятием событий прав перед историей? Или же тот путь, к которому стремился я, был в долгосрочном плане все же возможным?

Мое мнение таково: столкновения с Россией можно было избежать, однако для этого требовались уступки с нашей стороны.

Начало военных действий против Советской России 22 июня 1941 года было концом начатой по моему предложению политики компромисса между обеими империями на самый длительный срок».

Тут надо заметить, что уступки вообще-то требовались с обеих сторон и с обеих сторон они не были сделаны… Однако Гитлер колебался в выборе пути даже, пожалуй, больше, чем Сталин… Хотя и Сталин войны не хотел.

То, что Гитлер колебался, хорошо видно из его малоизвестного письма Муссолини от 21 июня 1941 года. Оно было опубликовано в СССР в № 5 малотиражного «Военно-исторического журнала» за 1965 год и начиналось так: «Дуче! Я пишу Вам это письмо в тот момент, когда длившиеся месяцами тяжелые раздумья, а также вечное нервное выжидание закончились принятием самого трудного в моей жизни решения…»

1
{"b":"15387","o":1}