ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фантастика!

ОДНАКО все это было не так уж и фантастично и не так уж непримиримо конфликтовало с планами «русской» войны. Все было еще так непрочно и зыбко… Ведь в знаменательный день 21 июля фюрер говорил и так:

— Если Англия намерена продолжать войну, то мы попытаемся восстановить против нее всех, кого только можно!

И сам же пояснил:

— Я имею в виду коалицию континентальных государств: Германия, Италия, Испания и Россия…

31 июля Гитлер вновь вызвал к себе в Бергхоф Браухича, Геринга и Редера, на этот раз — вместе с начальниками их генеральных штабов.

Браухич и Гальдер вылетели из Фонтенбло в 6.45, а в половине двенадцатого уже были в горном шале фюрера.

Вначале докладывал Редер, сообщив, что, если погодные условия позволят, «Зеелеве» можно начать после 15 сентября, но лучше все отложить на весну, а еще лучше — на июнь 41-го года…

— Весной у Англии будет до 35 дивизий, — возразил Гитлер, — а это для нее очень много… Возможно, налетами мы разрушим ее военные заводы, но… Хорошо, — спросил он вдруг, — что мы тогда будем делать до мая? Вести подводную и воздушную войну? Возьмем Гибралтар?

— Надо поддержать итальянцев в Северной Африке двумя танковыми дивизиями, — предложил Браухич.

— Как отвлекающий маневр это возможно, — согласился Гитлер. — И это воздействует на Францию в ее колониях. Впрочем, действительно решающая победа возможна лишь воздействием на Англию… Но десант проблематичен…

Гитлер умолк, но все тоже молчали, чувствуя, что сейчас услышат нечто очень важное… А фюрер, помолчав вместе со всеми, начал говорить:

— Я сейчас хочу порассуждать вслух и в качестве допущения, — он выделил это слово, — предположу следующее…

Он остановился, как бы выставляя двоеточие, и вновь заговорил:

— Допустим, мы не будем нападать на Англию, а разобьем те иллюзии, которые дают Англии волю к сопротивлению… Тогда можно надеяться на изменение ее позиции. Франция от нее отпала, Италия сковывает ее в Африке… Надежда Англии — Россия и Америка… Если рухнут надежды на Россию, Америка тоже отпадет от Англии, так как разгром России — этого восточноазиатского меча англосаксов — невероятно усилит Японию, и тогда Америке будет не до нас…

Гитлер опять умолк, раздумывая, потом сказал:

— Да, Англия особенно рассчитывает на Россию… В Лондоне что-то произошло — они вновь воспрянули духом, хотя еще недавно были в растерянности… Достаточно Сталину признаться Крип-псу, что Россия не хочет видеть Германию слишком сильной, и англичане уцепятся за это заявление, как утопающий за соломинку… И будут надеяться, что через шесть-восемь месяцев все будет иначе… Если же Россия будет разгромлена, то Англия потеряет последнюю надежду, и Германия будет господствовать в Европе и на Балканах…

Балканы становились для Гитлера навязчивой идеей, и тому умно способствовали англичане, создавая иллюзию и сговора с Москвой, и реально пытаясь влиять на позицию Румынии, Венгрии, Греции, не говоря уже о Турции… А Черчилль и явно, и «тайно» — в расчете на утечку «тайны», заявлял, что Россия-де еще не потеряна для Англии как союзник против Германии, что Гитлер, мол, еще получит свой Восточный фронт…

СССР же тем временем — как будто подыгрывая Черчиллю — проявлял активность в Югославии и Болгарии, что вряд ли было очень уж разумно с нашей стороны… Если, конечно, Советский Союз не хотел лишний раз дразнить фюрера.

А он и так уже был раздражен… И из своих допущений «образца 31 июля 1940 года» он делал вывод, которым делился с генералитетом и до этого: разгром России лишит Англию всех надежд…

— В соответствии с этим рассуждением, — резюмировал фюрер, — Россия должна быть ликвидирована. Чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Причем операция будет иметь смысл, если мы разгромим все государство целиком… Начало— май 41-го года. Продолжительность операции— пять месяцев… Первый удар — на Киев… Второй — на Москву…

Так был сделан еще один шаг от «Морского льва» к «Барбароссе»…

Совещание было деловым и недолгим— в 13.45 Браухич и Гальдер уже вылетели из Зальцбурга во Францию и в 20.00 прибыли в Фонтенбло…

День получился напряженным…

А впереди маячили еще более трудные дни — предстояла воздушная война с англичанами…

«БИТВА за Британию», по мнению самих британцев, ведет отсчет с 10 июля, но с 10 июля начались лишь разведывательные полеты люфтваффе над островом.

1 августа Гитлер подписал директиву № 17 «О ведении воздушной и морской войны против Англии».

И только с 10 августа немцы начали массированно бомбить — но не Лондон, а аэродромы и радиолокаторы на юге Англии. Одновременно шли бои в воздухе…

Расчет был на уничтожение английской противовоздушной обороны и истребительной авиации. После этого — по мнению Гитлера— можно было склонить Англию к миру, угрожая массированными бомбардировками уже городов, начиная с Лондона.

До этого бомбежкам подвергались из крупных европейских городов Варшава и голландский Роттердам. Пропаганда союзников оценивала жертвы в Роттердаме в 25—30 тысяч при фактических жертвах в 814 человек. Но крика было много, и Гитлер не хотел озлоблять англичан — если Би-би-си преувеличило потери голландцев в десятки раз, то собственные потери оно бы раздуло до цифр астрономических, а из немцев сделало бы безжалостных кровожадных людоедов — опыта тут у островитян хватало еще со времен Первой мировой войны.

Немцы бомбили военные объекты вне Лондона, однако многие эти объекты находились близ Лондона. Во второй половине августа Геринг отдал приказ о ночных бомбардировках в дополнение к дневным. 24 августа днем немцы бомбили Портсмут, а ночью совершили более ста самолетовылетов в районы баз у самого Лондона. Этой-то ночью один из германских пилотов сбился с курса и по ошибке сбросил бомбы на саму английскую столицу…

Для Черчилля это был неожиданный подарок, свалившийся в буквальном смысле этого слова с неба…

Хотя было ясно, что имела место ошибка (одиночным самолетом налеты не совершают), Черчилль тут же отдал приказ о целенаправленной бомбардировке Берлина.

И на следующую ночь королевские ВВС «ответили» собственным — уже массированным налетом 81 бомбардировщика. Уж не знаю, чем была обусловлена такая бросающаяся в глаза цифра — «81», но предполагаю, что эта черчиллевская «единичка» издевательски намекала на фатальную германскую авиа-«единичку», давшую Черчиллю удобный повод.

Своим «ответным» налетом на Берлин Черчилль явно провоцировал Гитлера на намеренные бомбежки Лондона. Ведь английский премьер обещал англичанам «слезы и кровь», а их все еще не было— в количествах, необходимых для оправдания войны…

Увы, Гитлер на провокацию поддался, да и трудно ему было бы сдержать свой гнев… Да и как бы он объяснил немцам свою сдержанность, буде он бы ее выказал?

И взбешенный фюрер приказал перенести центр тяжести налетов на Лондон. Это было ошибкой, и ошибкой серьезной — английская противовоздушная оборона была на пределе, как и, собственно, силы люфтваффе. Но англичанам приходилось круче, и если бы летчики Геринга продолжали бить по авиабазам истребителей и радарам, то англичане могли бы и дрогнуть… Не Черчилль, а именно англичане, запуганные собственной пропагандой и не желающие иметь с подачи Черчилля «второй Роттердам» после краха английской ПВО…

Немцы и сами уже были как перетянутая струна — одну их эскадру пришлось расформировать за отказ подняться в воздух, так были измотаны даже преданные Гитлеру и Герингу молодые летчики.

И вот тут Гитлер невольно дал английским военным передышку, навалившись на штатских подданных Его Величества. И Англия наконец получила свои «кровь и слезы», обещанные ей Черчиллем и обеспеченные ей Черчиллем и Золотой Элитой…

Впрочем, они все еще не были такими уж обильными — Гитлер приказал Герингу бомбить лишь центр Лондона, не затрагивая населенную часть столицы…

И даже когда начальник штаба люфтваффе Ешоннек потребовал 14 сентября большей свободы рук в проведении налетов на жилые кварталы, Гитлер ответил:

131
{"b":"15387","o":1}