ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Карта хаоса
Инженер. Небесный хищник
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Сварга. Частицы бога
Содержание  
A
A

Ситуация очень сложная, разрыв между правительством и народом большой».

4 мая Никитин направил еще одну шифровку: «3 мая состоялось секретное закрытое совещание по международному положению эстонской государственной думы. Главнокомандующий Лайдонер в самой резкой форме заявил: „Никогда Эстония не будет выступать вместе с СССР против Германии“…

Конечно, нейтралитет — дело для суверенной державы вполне допустимое, но, во-первых, вспомним, что говорил о прибалтийских «державах» генерал Карбышев. А во-вторых…

Во-вторых, и нейтралитета-то не было… Никитин далее писал: «На днях с Германией будет заключен пакт о ненападении. Что касается СССР, то Лайдонер сказал: „С ним никаких пактов мы заключать не станем“…»

Несложная логическая операция приводила к однозначному выводу: буржуазная Эстония вполне готова участвовать в германской агрессии против СССР…

В отличие от Эстонии Литва вела себя осторожнее… Да, исконно немецким Мемелем она владела не по праву, а в силу «версальского» провокаторства. В 1920 году Антанта отторгла Мемельскую область от Восточной Пруссии и взяла ее под свой контроль, а в 1923 году передала Литве. И Германия имела на Мемель все естественные права, но вернула его себе в такой агрессивной манере, что литовцам волей-неволей приходилось затылки почесывать…

Поэт Юозас Балтрушайтис был не только классиком литовской литературы, но и посланником Литвы в Москве… и 29 марта 39-го года он жаловался Литвинову на грубое поведение Риббентропа, когда тот требовал от литовского министра иностранных дел Урбшиса подписать соглашение по Мемелю…

— Вы представляете, Риббентроп заявил, что если Урбшис будет упрямиться, то Ковно будет сровнен с землей… Мол, для этого все готово..

Литвинов сочувственно качал головой, а Балтрушайтис жаловался дальше:

— В Ковно царит беспокойство и ходят слухи о возможности объявления Германией протектората…

Литвинов поддакивал, а ведь мог бы спокойно предложить — а возвращайтесь-ка вы в состав России, господа…

Однако он этого не предлагал, да литовские «верхи» на это и не пошли бы… Конечно, тогда будущее литовского Каунаса было бы обеспечено, но тогда наступал бы конец буржуазному Ковно… Это для власть имущих в Ковно-Каунасе было недопустимо. Но и под германскую руку идти не хотелось…

Поэтому литовцы были все-таки с нами поаккуратнее, и новый их посланник Наткявичус, приехав в Москву, в беседе с Молотовым сразу же выразил надежду, что «и в дальнейшем СССР будет относиться к Литве дружественно»…

Однако в Ковно не отказывались и от авансов немцам, и 5 апреля литовский МИД конфиденциально уведомлял нашего временного поверенного в делах Позднякова, что командующий литовской армией принял приглашение поехать в Германию на день рождения Гитлера в строго протокольных рамках….

Вместе с ним ехали генерал Рэк от Эстонии и военный министр Латвии Балодис.

Зато никак не была намерена оправдываться официальная Латвия… Она была подчеркнуто к нам враждебна. Автор мог бы привести на сей счет много примеров, но лучше, чем это сделал в срочной шифровке в Москву наш полпред в Риге Иван Зотов, не сделаешь.

И я просто приведу ее почти полностью:

Немедленно 17 апреля 1939 г.

Власти латвийские санкционировали празднование так называемого «дня освобождения Риги от большевиков» немецкой группой жителей Латвии. Обширная программа 22 мая включает проведение вечеров, собраний… увеселение и завершается общей демонстрацией в Межапарке… Приглашаются немцы из Эстонии и Литвы. Из Германии ожидается прибытие парохода с тысячью ландверовцев… Из многих источников меня информируют, что на празднество приедет фон дер Гольц (его войска свергали Советскую власть в Латвии в 1919 году. — С. К.). Все чаще появляется молодежь в форме, демонстративно употребляет гитлеровское приветствие, затрагивает латышей и вызывает их на споры, ссоры и драки. Немцы ругают латышей за прошлое и настоящее…

Латвийский народ крайне недоволен разрешением празднества — его мнение: «Надо каждый день праздновать освобождение от немцев». Симпатии трудящихся к СССР растут с каждым днем. Вышеизложенное дает право говорить о расширенной легальной фашистской работе против нас. Латвийское правительство этому способствует, в то же время наносит непоправимый политический ущерб независимости…

Но и латыши не рвались к статусу германского протектората, и, когда в конце апреля из Хельсинки в Ригу приехал военный атташе Германии в Финляндии Рессинг, предлагая латвийским военным подумать над таким вариантом, они ответили отрицательно…

А В ЛОНДОНЕ и в Париже упорно не соглашались с нашими предложениями об общих гарантиях прибалтам… Собственно, с разговора об этом нашего лондонского полпреда Майского с лордом Галифаксом 8 июня 39-го года и началась эта глава…

Странную «гордость» демонстрировали последним мирным для Европы летом те страны, которые были обязаны самим своим «государственным» существованием не многовековой борьбе за национальную свободу, а изменению соотношения сил крупных держав!

Н-да…

В чем дело?

Не ошибаясь, можно было утверждать, что — в расчетах Интернационала Элиты…

Конечно, три балтийские «карты» не имели для Золотой Элиты того судьбоносного характера, как для пушкинского Германна, но в общей антигерманской и антирусской игре вполне шли в «расклад»…

В конце концов плацдармом для удара Германии по России могла стать и Прибалтика под рукой фюрера. В том числе и поэтому Лондон и Париж не соглашались на советское предложение дать прибалтам совместные гарантии.

Наши гарантии, конечно, означали бы при необходимости и ввод в Прибалтику войск… Да, это усиливало бы СССР, но зато укрепляло бы европейский мир. Кое же кому его надо было рушить…

Но, войдя в Прибалтику для гарантии ее независимости, Россия могла бы пойти на блок с Германией и совместно принудить Польшу к здравому поведению в части Данцига и отторгнутых у России областей…

А это уж было бы для Золотой Элиты совсем худо… Польша в таких «клещах» могла все «сдать» и мирно — включая аннексированную у Литвы Виленщину…

Н-да…

Интересная, интересная игра шла балтийскими и скандинавскими «картами» весной и летом 39-го года, уважаемый мой читатель!

В те дни Норвегия, Швеция и Финляндия отказались от англофранцузских гарантий, как, впрочем, и от предложения Германии заключить пакты о ненападении…

Для Норвегии такая линия была понятна— в случае войны ей однозначно грозила оккупация в той или иной форме. Вопрос был лишь в том, кто первым высадится в Бергене, Тронхейме, Нарвике — немцы или англичане?

Швеция вполне могла рассчитывать на сохранение нейтралитета — она в таком качестве устраивала, в общем-то, всех — как и Швейцария.

Но вот Финляндия… Она отказалась от англо-французских гарантий в «группе», но настолько не желала тройственных англо-франко-советских гарантий, что даже шантажировала Лондон! Мол, если англичане согласятся с идеей Москвы об общих гарантиях финнам, то те станут на сторону Германии…

В чем дело? В надеждах на «линию Маннергейма»? Или в надеждах на линию Вашингтона?

Похоже, расчет был и на то, и на то…

И это кое-кто понимал и даже заявлял об этом публично…

13 июня 39-го года «Правда» опубликовала большую передовую под заголовком «Вопрос о защите трех Балтийских стран от агрессии»… Стиль ее был вполне сталинский, а, значит, весьма вероятным было и его авторство.

Так или иначе, но передовая анализировала положение дел очень толково. Были там и строки, относящиеся к «балтийскому упрямству». Об этом писалось так:

«Возможно и другое объяснение поведения… политических деятелей Эстонии и Финляндии. Вполне возможно, что мы имеем здесь дело с определенными влияниями извне, если не с прямой инспирацией… В настоящее время трудно сказать, кто именно являются здесь подлинными вдохновителями: агрессивные государства, заинтересованные в срыве антиагрессорского фронта, или же некоторые реакционные круги демократических государств…»

85
{"b":"15387","o":1}