ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс, стараясь не обращать внимания на боль, осторожно двинулась к клетке.

— Войдите в дом, оставьте его в надежной клетке. Мы все устроим. Ваши родители смогут его забрать, — сказал племянник мистера Карра.

— Прежде всего, — подскочила к Алекс Сэм, которая чувствовала себя дважды предательницей, — ты должна прочесть письмо от мамы. Прости меня, но ты должна это сделать.

— Не теперь, — ответила Алекс безжизненным голосом, но взяла письмо и впихнула его в задний карман джинсов.

Вместо того чтобы пойти в дом мистера Карра, Алекс закрыла Бильбо в палатке и через газон пошла к Трюбладам, оставив в недоумении племянника мистера Карра и Сэм. Маргарет Трюблад последовала за ней, она увидела на лице Алекс слезы.

19

Алекс сидела на краю кровати и проигрывала в уме последние слова племянника. Сейчас она не могла позволить себе думать о смерти своего старого друга. Он ушел, и больше она его не увидит. А Бильбо она нужна, она должна взять его к себе. «Твои родители», — сказал племянник. Она еще не задумывалась о том, что ждет их впереди. Куда, скажите на милость, она заберет попугая? Не просто попугая… а СВОЕГО попугая.

Она думала о том, где поместить его хотя бы временно, но в голову ничего не приходило. Она крутилась на кровати, пытаясь поудобнее устроиться, чтобы привести в порядок разбегающиеся мысли.

Мама. Перри. Они не подскажут ей выход из этого затруднительного положения. Да и сама она постоянно путается с тех пор, как они с Сэм поменялись ролями.

По лестнице взбежала Сэм. Она посмотрела на Алекс и отвернулась.

— Слушай. Уже поздно. Мне нужно идти, — сказала она. — Позвони мне после того, как прочтешь письмо. Я не засну, пока ты мне не позвонишь.

Алекс молча села. Сэм пожала плечами и пошла вниз по лестнице. В кухне Маргарет Трюблад болтала со своей преданной Кнопкой и ставила кипятить воду для чая.

Алекс посмотрела на Молочайку и Пиона, которые плясали у ее ног. А потом снова навзничь упала на кровать. Собачки тут же прыгнули и прижались к ней, будто поняли, что ее надо успокоить. Когда Алекс потянулась погладить собак, уголок конверта ткнулся ей в спину. Девочка машинально вынула письмо из кармана.

Конверт был открыт. Алекс нахмурилась. Затем все поняла. Должно быть, за Сэм наблюдали. В другом случае она никогда не открыла бы письмо. Как странно! Алекс вытащила листки бумаги и посмотрела на первые строчки.

Пытаясь сосредоточиться, она пробежала начало письма и стала читать медленнее.

— Нет, — прошептала Алекс, сминая письмо обеими руками. — Я не поеду. Она не может меня заставить. Я не хочу туда ехать и не буду дрожать от восторга из-за какого-то глупого ребенка. Они все это совершили, не думая обо мне, и будут счастливы, живя в своей ракушке. Папочка… Я должна найти папу. Он все это остановит. Он им не позволит. Это же похищение!

Впервые за все это время Алекс забыла про Бильбо Бэггинса. Она зарылась лицом в подушку. Молочайка и Пион тыкались носиками в шею девочки, понимая, что у человека беда, и по-своему пытаясь ей помочь. Алекс не обращала на них внимания.

— Папочка, — плакала она, — где ты? Ох, папочка, пожалуйста, ты мне так нужен!

20

Сэм мчалась на ферму, с досадой думая о том, что надо было сразу заставить Алекс прочесть ужасное письмо. Скорее к телефону! Алекс сейчас прочитает и позвонит! Но, ворвавшись в дом, она услышала слова, от которых чуть не потеряла сознание.

— Алекс, твой отец приехал, — сказал Кеннет. — Он только что вышел купить газету. Мама на собрании в церкви.

Сэм охнула и свалилась в ближайшее кресло. Затем у нее на лице расплылась улыбка. Алекс так любит своего отца, так по нему тоскует, так ждет писем от него! Он, должно быть, очень славный. Он поможет им обеим выпутаться из этой истории.

Но она должна поговорить с ним наедине, без Грэнтамов…

— Кеннет, — медленно сказала она, — когда он появится, я хочу поговорить с ним наедине. Я хочу сказать…

— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — ответил Кеннет. — Томас уже в кровати, и я постараюсь удержать девочек наверху. Мне кажется, подъехала его машина.

Кеннет вскочил и бросился наверх. Сэм встала. Обернулась к входной двери.

«Помоги мне, — взмолилась она. — Боже, помоги мне».

Джон Кеннеди постучался и вошел в холл.

— Я вернулся! — крикнул он. — Есть кто-нибудь в доме?

Когда у дверей раздались его шаги, Сэм затаила дыхание. И тут, едва отец Алекс вошел в гостиную, а Сэм открыла рот, пытаясь предупредить его, по лестнице, как снежная лавина, скатилась Джоси.

— Я не хочу оставаться наверху! — взвизгнула она. — Я хочу увидеть его. Ой, Алекс, это правда твой папа? Ты рада, что он приехал?

Сэм шла по ковру гостиной так, будто у нее на ногах были сапоги из бетона. Человек, стоявший в дверях и безучастно смотревший на нее, был до смешного похож на Алекс. У него были такие же очки с толстыми стеклами и такие же серо-зеленые глаза. И если Сэм сейчас же не заговорит, то можно ставить крест на всех планах.

— Привет, папочка, — сказала она громко, намеренно игнорируя вопрос Джоси. — Вот это сюрприз! Давай выйдем наружу, на улице мы сможем поговорить наедине.

Он, не моргнув глазом, сказал:

— Разумно. Ты так изменилась, что я с трудом тебя узнал. Нам нужно многое обсудить. Зелда писала мне, но, кажется, она не успела предупредить тебя…

— Нет, — промямлила покрасневшая Сэм. — Она написала… Я читала письмо, которое она прислала сюда.

— А почему ты его не поцелуешь? — спросила Джоси, которую поразила эта холодная встреча.

— Мы стесняемся, — сказал Джон Кеннеди, внезапно улыбнувшись.

Это была улыбка Алекс. И Сэм тут же почувствовала, как ее охватила надежда, что все образуется. Может быть…

Она схватила гостя за руку и потащила его на улицу, плотно прикрыв дверь перед носом Джоси, которая следовала за ними, как озадаченный щенок.

— Вы на чем приехали? — спросила Сэм.

— На чем?.. О-о, на своем джипе.

— Тогда садимся и едем к Алекс. Она получила это жуткое письмо от мамы и не прочитала его при мне. Я думаю, ваш приход покажется ей чудом.

— Бедная девочка, — сказал отец Алекс. — Похоже, ты знаешь, что написала Зелда. Кстати, почему это ты читала ее письмо?

— Меня заставила его прочесть тетя Мэри. Мама Алекс сказала, чтобы тетя Мэри сидела рядом со мной, то есть… рядом с Алекс… пока она будет его читать. Так что мне пришлось… Понимаете, тетя Мэри думает, что я — Алекс.

— Как это? Почему? — сердито спросил мистер Кеннеди, поворачивая ключ зажигания.

Сэм была в ужасе. Глотая слезы, которые готовы были вот-вот хлынуть из ее глаз, она стала показывать ему дорогу.

— Вот, сюда, — сказала Сэм, увидев дом Трюбладов. — Знаете, я думаю, что у Алекс — ужасная мама! Она не позвонила Алекс, потому что это очень дорого! Этот Перри не позволил ей звонить, и она его послушалась.

— Ах, старушка Зелда, — сказал отец Алекс, останавливая машину. — Я понимаю, что ты хочешь сказать, я тоже не в восторге от нее. Но она нарушила условия опеки, потому что уехала из страны, не предупредив меня. Совсем пропащий человек.

Сэм не очень-то понимала, о чем он говорит. Она выпрыгнула из джипа и, не дожидаясь мистера Кеннеди, побежала к дому.

— Алекс! — завопила она. — Алекс!

Маргарет Трюблад как раз наливала чай для плачущей наверху девочки.

— Привет, Алекс! — крикнула она. — Сэм в своей комнате.

— Я знаю, — сказала Сэм. — Но я привела к ней гостя, который все исправит. Мы с ней спустимся через несколько минут.

Сэм знала, что поступает невежливо, но она хотела, чтобы Алекс и ее отец встретились как можно скорее, а еще она хотела, чтобы Алекс представила ее мистеру Кеннеди.

Сэм взлетела вверх по лестнице и распахнула дверь комнаты. Ее подруга лежала, уткнув лицо в подушку. Алекс подняла голову, и Сэм увидела залитое слезами лицо. Взгляд, которым Алекс выстрелила в Сэм, был полон ярости.

21
{"b":"153915","o":1}