ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эй, посмотри, — сказала Сэм, приложив друг к другу два листочка бумаги. — У нас так похожи почерки, что невозможно сказать, где — чей.

— И тот, и другой отвратительный, — улыбаясь, заметила Алекс. Но Сэм была права, почерки были очень похожими.

Стюардесса, которая оставила их мрачными и подавленными, обрадовалась, увидев, что девочки над чем-то хихикают. Она улыбнулась и кивнула головой. Дети всегда легко становятся друзьями. Ей и в голову не могло прийти, что девочки задумали настоящий переворот.

Конечно, Алекс придумала замечательную игру, которая поможет веселее провести каникулы, но на самом деле за смехом девочек скрывалась грусть.

Когда самолет приземлился в Торонто, девочки уже все успели обговорить и описали друг другу свой багаж, вовремя вспомнив, что надо сразу же снять с него наклейки с именами.

— Это нетрудно сделать, — сказала Сэм, хотя у нее дрожали руки и подкашивались ноги.

Однако, когда наступил момент встречи, девочкам не пришлось предпринимать ничего особенного. В конце концов, они были всего лишь детьми, которые прилетели без провожатых.

— Ты Сэм? — спросила очень высокая старая женщина, кинувшись к Алекс. — Я так и знала. Я тебя узнала по сумке, сейчас найду тележку. Машина уже ждет.

— Привет, Алекс, дорогая! — крикнула женщина пониже и помоложе, с обветренным лицом и очень светлыми, коротко остриженными волосами. Вокруг нее стояли трое детей разных возрастов, и все они глядели на Сэм одинаково большими, карими глазами. Сэм поразил цвет их кожи, она была разных оттенков: у мальчика — как очищенный каштан, у маленькой девочки — как шоколад, у высокой девочки — много светлее, как слабый чай, а у их мамы — цвета того хереса, который папа приберегал к визиту бабушки.

— Добро пожаловать в Онтарио. — Очень добрый голос женщины прервал размышления Сэм. — Давай свой багаж.

— Я ей помогу, — пискнула маленькая девочка. — Дай мне сумку. По-жа-а-лу-уй-ста! Мне ничего не дают делать.

— Ты еще маленькая, Джоси, — строго сказала старшая девочка, наверное Бетани. — Какая от тебя может быть помощь? Дай-ка руку.

Сэм видела, что Алекс, стоя у багажной карусели, схватила обе сумки и, как они и договаривались, оторвала наклейки.

— Джоси мне здорово поможет, — громко сказала Сэм. — Пойдем, Джоси.

Лицо Джоси засияло, как светлячок, и она потопала за Сэм. К тому времени, как они подошли к Алекс, на багаже уже не было наклеек с их именами.

— Последняя возможность отказаться от того, что мы задумали, — пробормотала Алекс, когда их глаза встретились. Она тоже дрожала.

— Я-то не откажусь, — сказала Сэм, изо всех сил стараясь выглядеть спокойной. — Идем, Джоси.

Джоси, вцепившись в сумку Сэм, устремилась к матери, а обе девочки еще продолжали шептаться. Джоси была так горда, что помогает гостье, что даже не обратила внимания на Алекс.

— Помни о лошадях. Пиши мне. Мы можем звонить друг другу, если это будет безопасно. А может быть, повезет, и наши дома окажутся поблизости.

И Алекс посмотрела на тощую, как сухой стручок, старую женщину, которая назвала ее Сэм. Женщина разговаривала с семейством Грэнтамов! Они знакомы! На помощь! О чем они говорили? Нет, кажется, все в порядке. Миссис Трюблад повернулась и глянула на Алекс.

— Пойдем, Сэм, — позвала она. — Нам еще ехать целый час, а у меня дела.

И она пошла вперед, не оборачиваясь, уверенная, что гостья следует за ней. Алекс вздохнула и неуверенно улыбнулась Саманте.

— Удачи тебе, Алекс Кеннеди! — сказала она, и у нее перехватило горло.

Она ожидала увидеть растерянность на лице Сэм и услышать ее вздох. Так и произошло. Сэм вытаращила глаза и стояла как вкопанная. Через минуту миссис Трюблад скроется из виду. Схватив чемодан, Алекс кинулась за совершенно незнакомым человеком, рядом с которым ей придется провести все лето.

— И тебе удачи, Сэм Скотт, — услышала она голос Сэм.

На какую-то долю секунды Алекс так захотелось подбежать к одной из женщин и во всем признаться! Внезапно ей стало страшно, и она поняла, что еще не поздно отказаться от задуманного. Обман раскроется, превратится в шутку, и все обойдется. В крайнем случае их поругают, но ведь не отправят же обратно домой. Она ощущала себя человеком, который с ужасом и отчаянной храбростью шагает по минному полю.

— Идем же, Сэм, — обернулась к ней Маргарет Трюблад.

Алекс сжала губы и сделала первый шаг в приключение.

5

Семейство Грэнтам стояло неподалеку, но никто из них не слышал, о чем говорили девочки. А Джоси была еще слишком мала, чтобы что-нибудь понять. Все, кроме Бетани, улыбались, даже миссис Грэнтам. Зато у Бетани был такой вид, будто она проглотила лимон и он застрял у нее в горле.

Сэм казалось, что ее тело превратилось в трясущееся желе, она никак не могла успокоиться. Однако этого никто не замечал. Тогда девочка засунула руки поглубже в карманы и прилепила на лицо широкую, фальшивую улыбку.

— Мы еще как следует не познакомились, — сказала мать семейства. — Я — Мэри, школьная подруга твоей матери. Ты можешь звать меня тетя Мэри. Так нам будет легче найти общий язык. Вот это — Бетани, с которой ты будешь жить в одной комнате. Это — Кеннет. Это — Джоси, ей семь лет. Дома остался еще один мальчик. Ему пять лет, и зовут его Томас. Мы его не взяли с собой, в машине было бы тесно. Кроме того, он не любит долгие поездки.

Сэм сразу поняла, что Томас — отрада материнского сердца, и ей стало жаль Джоси, очень нескладного ребенка с острыми плечами и большими, недавно сменившимися передними зубами. Кеннет показался ей симпатичным, его улыбка, пожалуй, была искренней. Бетани все еще выглядела так, будто хотела стереть Сэм с лица земли.

— Привет, — довольно жестко сказала Сэм, отводя взгляд, стараясь не встретиться ни с кем из них глазами.

— У тебя есть брат, Алекс? — спросила Мэри Грэнтам.

Сэм не сразу сообразила, что вопрос адресуется ей. Затем она быстро покопалась в памяти, пытаясь вспомнить, что рассказывала Алекс о своей семье. Единственный ребенок. Да, да. Как и она сама.

— Нет, — ответила она. — Только я, мама и отчим, Терри.

— Терри? Помнится, Зелда называла его Перри, — сказала тетя Мэри. — Вечно я путаю имена.

— Потому что ты никого не слушаешь, — резко сказала Бетани. Это было так грубо… Бабушка никогда не позволяла Сэм говорить таким насмешливым тоном. Да ей и самой не хотелось так разговаривать с бабушкой. Бетани ненавидит маму? Или грубит по какой-то другой причине?.. Сэм задумчиво уставилась на Бетани. Та вспыхнула и метнула взгляд на маму. — Или может, ты просто оглохла? — добавила она.

Мэри Грэнтам посмотрела на дочь с болью в глазах, но, несмотря на это, не только не рассердилась, а даже рассмеялась.

— Очень может быть, — сказала она.

— Его зовут Перри, — поспешила исправиться Сэм. — Я просто неразборчиво произнесла.

Все отправились на автостоянку, и, к счастью, больше никто не задавал Сэм никаких вопросов.

Как только двери автофургона открылись, Бетани нырнула на переднее сиденье, как на свое законное место.

— Надо было предложить Алекс сесть впереди, — заметила Мэри Грэнтам, но, поскольку Бетани не удостоила ее ответом, женщина лишь пожала плечами и сказала: — Алекс, ты посидишь сзади с Кеннетом и Джоси?

— Конечно, — ответила Сэм сладчайшим голосом и вслед за Джоси забралась на заднее сиденье.

Кеннет сел рядом и, наклонившись, прошипел в ухо Сэм:

— Не обращай на нее внимания. Она сейчас в противном подростковом возрасте и хочет, чтобы все обращали на нее внимание.

Сэм одарила мальчика быстрой улыбкой.

И только когда двери фургончика задвинулись, она впервые после приземления самолета глубоко вздохнула.

Кеннет громко спросил:

— Твое полное имя — Александра?

— Алексис, — пробормотала Сэм, уставившись в окно и надеясь, что не ошиблась.

— Очень милое имя, — сказала тетя Мэри, поворачивая ключ зажигания.

4
{"b":"153915","o":1}