ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэм отчаянно боялась всяческих расспросов и, стараясь их избежать, решила взять инициативу в свои руки.

— А сколько у вас лошадей?

И вдруг Бетани будто подменили.

— Четырнадцать, — сказала она, повернувшись, и ее лицо засияло от удовольствия. — Если считать малышей. У нас два жеребенка, девочка по имени Одуванчик и мальчик — Шоколадная Мечта. Но зовут его Мусс, потому что он гладенький. А ты умеешь ездить верхом?

— У нас никогда не было на это денег… Но теперь, думаю, научусь. Не могу дождаться, когда…

Вся теплота из глаз Бетани куда-то испарилась, и она замолчала, будто захлопнулся стальной капкан.

— Мамочка ведет уроки для начинающих, — сказала она, даже не пытаясь скрыть свое презрение. — Завтра ты можешь начать вместе с другими малышами.

Сэм не ответила. Мэри Грэнтам нахмурилась, но тоже промолчала.

— Они не малыши, — с жаром сказала Джоси. — В классе для начинающих — моя лучшая подруга Майлс, а до прошлого года там был и наш Кеннет.

Спокойно, но так, чтобы слышали все, в разговор вступил Кеннет:

— Бетти так грубит, потому что ей придется спать с тобой в одной комнате и она не сможет пригласить к себе с ночевкой своих подруг. Два года назад она сама была в детском классе. А в прошлом месяце Бетти свалилась с Циркача.

— И не свалилась, — покраснев, крикнула Бетани. — А просто поторопилась. Я не виновата. Циркачом трудно управлять. Спроси у мамочки.

— Дети, перестаньте. Почему вы ни минуты не можете посидеть спокойно? Дайте Алекс отдохнуть после долгой дороги.

Когда машина выехала на автостраду, Мэри Грэнтам поставила кассету, и женский голос запел о том, что значит по-настоящему сойти с ума. Даже Бетани улыбнулась.

Сэм почувствовала, как ослабло напряжение, и вдруг уверилась, что все будет хорошо. Она увидит четырнадцать лошадей! С новичками, не с новичками, но она научится верховой езде.

Мимо них по автостраде проехали Алекс и миссис Трюблад. Сэм, как бешеная, стала махать им, но Алекс, похоже, этого не заметила. Странно, ведь они ехали по двум соседним полосам.

Сэм разглядывала из окошка город Гелп и осталась довольна симпатичными кирпичными зданиями. Но вот они выехали за город, и Мэри Грэнтам остановила машину перед узким фасадом старомодного магазина.

— Мне нужно зайти в магазин, — сказала она. — Миссис Трюблад оставила мне книгу.

Когда Мэри Грэнтам вышла из машины, Сэм глянула на надпись над магазином и окаменела. «ЧТЕНИЕ». Это и есть букинистический магазин бабушкиной подруги? Сэм прочитала и то, что было написано мелкими буквами: «Продажа и покупка старых книг». Как только тетя Мэри вернулась, Сэм спросила:

— А далеко отсюда до вашего дома?

— Около четырех километров. Для Джоси и Кеннета этот магазинчик — самое любимое место на земле. Они, как и отец, обожают книги. Да и маленький Томас тоже любит читать.

Кеннет кивнул:

— Когда я умру, то буду появляться в этом магазине в виде призрака.

Тетя Мэри рассмеялась, Сэм улыбнулась, а Бетани скорчила гримасу.

— Просто тошнит, — пробормотала она.

— А вот и твой заказ. — Тетя Мэри протянула Кеннету толстенную книжку о лошадях.

Пытаясь растопить лед, Сэм собралась с духом и обратилась к Бетани:

— А как зовут ваших лошадей?

Будет она ездить на них или не будет, но, по крайней мере, узнает их имена. Они бывают такими интересными!

— Эхо, — начала Бетани почти дружелюбно, — Доносчик, Франт, Пиквик, Дина, Бумеранг, Укропчик, Фродо, Поппинс, Лунный Луч и Мелодия — моя любимица.

Перечислив лошадей, Бетани замолчала.

А Сэм неожиданно вспомнила взволнованное лицо бабушки там, в аэропорту, перед вылетом. Если бы бабушка увидела ее сейчас, то от изумления, наверное, выпрыгнула бы из своих туфель!

Представив себе эту картину, Сэм Скотт чуть не подавилась от смеха. Стоп! Надо держать себя в руках, а то вся их великолепная затея окажется под угрозой!

Сэм должна влезть в шкуру Алекс Кеннеди, если хочет, чтобы лето удалось на славу. Надо убедить себя, что ее руки — это руки Алекс…

Но руки, которые она сжала в кулаки, все-таки были руками Сэм Скотт.

6

— Сэм, избавь меня от сомнений. Немедленно скажи, что ты обожаешь читать и любишь собак, — сказала миссис Трюблад, защелкнув ремень безопасности.

— Люблю. И то и другое, — ответила Алекс. — Больше всего на свете мне нравится читать, и я нежно люблю собачек. А у вас их сколько?

— Когда я уезжала из дома, их было шесть, — улыбнувшись, сказала миссис Трюблад. — Но теперь, может, и прибавилось. Тигр сейчас на прогулке, а у Рози скоро должно появиться потомство. А еще мы ждем не дождемся щенков от Тэнси. Потому я и тороплюсь домой, Тэнси рожает в первый раз, и я очень за нее волнуюсь. Мой муж помог бы, но он должен работать в магазине. А вчера купили последних щенков Молочайки. Еще есть Пион и Кнопка.

Имена звучали приятно, но Алекс представила себе огромных мастифов или догов и засомневалась: не лучше ли было жить рядом с лошадьми?

— А какой породы эти собаки? — спросила она, изо всех сил стараясь не выдавать волнения.

— Папилльоны, ответила миссис Трюблад. — Это крошечные, почти игрушечные собачки. «Папилльон» по-французски значит «бабочка», их большие, торчащие уши и вправду напоминают крылья бабочек. У меня было много собак разных пород, но папилльонов я просто обожаю. Они такие… такие… шустрые, забавные и красивые. Ну, увидишь сама.

— У меня никогда не было собаки. Только кот, — сказала Алекс. — Это был папин кот, они его уничтожили.

— Кто это — они? — спросила миссис Трюблад, поглощенная движением на автостраде.

Алекс вздрогнула, слишком поздно вспомнив, что у Сэм есть только папа. И стала быстро соображать.

— Папа и бабушка, — неуклюже соврала она.

— Как себя чувствует бабушка? — спросила миссис Трюблад.

Алекс не ожидала этого вопроса, но все-таки ответила:

— Прекрасно. Она провожала меня.

— Что ж, будем надеяться, что операция пройдет хорошо. А сколько лет было твоему коту?

— Около двадцати, — ответила Алекс, придумывая, как бы перевести разговор на другую тему.

— Ну, Сэм, всему свое время, — спокойно отреагировала миссис Трюблад. — Твой кот, вероятно, уже готов был уйти. Это просто ты еще не готова была попрощаться с ним. Когда становишься старым и больным, то жизнь кажется не такой уж веселой. Даже я злюсь на боли в суставах и на то, что слышу и вижу не так хорошо, как пять лет тому назад.

Алекс промолчала. Она поняла все, что сказала старая леди, и решила подумать об этом позднее, в одиночестве.

Следующие десять минут прошли спокойно, и Алекс чувствовала себя раскованно, хотя на дороге было много машин, на соседней полосе произошла авария и грохочущие грузовики загораживали дорожные знаки.

Наконец они свернули с шоссе, и миссис Трюблад на минутку остановила машину.

— Надо позвонить мужу и узнать, как идут дела, — сказала она, взяла в руки телефон и набрала номер. — Дэниэл, это я. Как там Тэнси? — спросила она взволнованно.

Разговор с мужем, видно, несколько успокоил миссис Трюблад.

— Роды пока не начались, — обратилась она к Сэм. — Мы успеем, даже если я заеду заправиться. Посматривай по сторонам.

Алекс внимательно смотрела на дорогу и потому увидела фургон с семейством Грэнтам и с Сэм. Девочка обрадовалась. Ей уже так многим надо поделиться! Когда им удастся встретиться, Сэм по крайней мере полчаса не сможет вставить ни одного слова.

— Как поживает твой отец? — вдруг услышала Алекс.

— Мой отец? — откликнулась Алекс. — Вы хотите сказать…

Она чуть было не произнесла «мой отчим», но вовремя сдержалась.

— Отец в порядке, — неуверенно сказала она и покраснела. — Я просто всегда называю его папочкой, поэтому и запнулась.

Миссис Трюблад сухо усмехнулась.

— Отец… Папочка… Я своего называла просто папа, — сказала она. — Рада, что твой отец в порядке. Нам с твоей бабушкой нужно быть внимательнее друг к другу, чтобы не превратиться в тех отвратительных людей, которые отправляют друг другу не-письма на Рождество.

5
{"b":"153915","o":1}