ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мой папа оставил мне своего кота, — сказала она. — Меркурия. А мама и отчим его усыпили. Папа вовсе не собирался покидать меня, это не его идея. Мама сказала ему, что он должен уйти, если не найдет достойной работы.

— Ох, — сказала Бетани, ей тут же все стало неинтересно. — Я не кошатница. Я котам не доверяю. Они убивают птиц.

— А ты ешь цыплят? — спросила Сэм, понимая, что это не очень честно. Но сейчас ей было все равно. Она никогда не видела кота Алекс, но ей не хотелось позволять нападать на него этой девочке с холодным сердцем.

— Девочки, еда на столе! — крикнула Мэри Грэнтам прежде, чем Бетани ответила. — Умывайтесь и спускайтесь вниз.

Сэм с облегчением вздохнула. На этот раз она была спасена.

— Не забудь надеть чистую рубашку, — сладким голосом сказала Бетани, когда Сэм двинулась к двери. — И причешись. У тебя хоть и короткая стрижка, но волосы все равно торчат в разные стороны. Моя мама помешана на аккуратности.

Сэм захотелось ущипнуть Бетани или сказать ей что-нибудь очень обидное. Но она заставила себя сдержаться, пригладила волосы и натянула чистую майку. При первой возможности надо позвонить Алекс. Они должны во всем признаться. Сэм не собирается жить в этой семье дольше одного дня.

И тут Сэм вспомнила о лошадях.

«Сейчас слишком поздно, — подумала она. — Кататься на лошади уже не разрешат. Но по крайней мере, можно на них посмотреть».

Хорошо. Она еще потерпит. Увидит лошадей. А потом уедет отсюда.

8

После того как Алекс распаковалась и положила вещи в шкаф, она еще немного поиграла с Пионом и Молочайкой.

Собачки продолжали плясать вокруг нее, когда Алекс спустилась в кухню, где миссис Трюблад уже начала готовить ужин.

— Вам помочь? — вежливо спросила Алекс, очень надеясь, что получит отказ.

— Да нет. Пойди подыши воздухом. Собаки могут пойти с тобой.

Алекс выглянула в кухонное окно и увидела длинную полосу газона. Миссис Трюблад, наверное, любила розы, на газоне было высажено несколько сортов, все очень красивые. Вдалеке, за кустом лилий, Алекс увидела каменный коттедж. Казалось, маленький домик крепко спит.

— А кто живет по соседству? — спросила она.

— Нашего соседа зовут Джордж Карр. Ему восемьдесят лет. В марте умерла его жена, и после ее смерти он превратился в отшельника. У него болезнь Паркинсона, из-за этого он стал очень медлительным, но все еще весьма независим. Было бы славно, если бы ты с ним подружилась.

Алекс равнодушно рассматривала плитки кухонного пола. С какой стати она должна дружить со старым, больным человеком, который не любит людей? Она вообще никогда не общалась со стариками. Отец мамы умер, когда Алекс была еще слишком мала, и она его совсем не помнила, а дедушка по папиной линии умер еще до ее рождения. Мысль о том, что ей надо подружиться с больным человеком, которому за восемьдесят, привела ее в ужас, и ей захотелось немедленно убежать отсюда.

— Почему бы тебе не познакомиться с ним? — спросила миссис Трюблад, словно предлагая Алекс какое-то интересное развлечение. — Думаю, сейчас он у себя в саду.

Алекс вздрогнула. В Ванкувере ее никогда не послали бы представляться какому-то незнакомцу. Ей одной даже не позволяли ходить к папе, когда он жил поблизости от них, в Виктории.

В мамином представлении Ванкувер населяли преступники, которые только и ждали, чтобы наброситься на ее единственного ребенка. Она немного расслабилась, только когда появился Перри, и то лишь потому, что перестала думать только о дочери.

— Я могу пойти туда одна? — робко спросила Алекс.

— Разумеется, — резко ответила миссис Трюблад. — На заднем дворе все спокойно и, кроме того, я уверена, что ты разумная, девочка и сможешь постоять за себя.

Алекс рассмеялась и открыла дверь кухни. Газон зарос, кое-где белели маргаритки, над ними свисали большие кусты. За кустами тянулся плотный забор, в нем не было даже малюсенькой дырочки, в которую могли бы пролезть собачки. Алекс прошла вдоль забора к калитке.

В этот момент она услышала треск и стон. Что это?

И тут она увидела старика. Он упал спиной на розовый куст и никак не мог подняться. Шипы прорвали рубашку и оцарапали кожу, со лба медленно стекала кровь, щеки исполосовали царапины. Лицо его, еще недавно румяное, сейчас было серого цвета.

Алекс застыла, просто окаменела от неожиданности.

— Помогите… — простонал мужчина дрожащим голосом. — Кто-нибудь слышит меня? Я упал в эти проклятые кусты. Помогите!

Алекс толкнула калитку и кинулась к старику. Он смотрел на нее так странно, будто бы видел ее нечетко, сквозь мутное стекло окна. Его глаза упорно прятались под кустистыми седыми бровями.

— Эй, кто-нибудь! — крикнул старик. — Кто тут? Скажите хоть слово и перестаньте раскачиваться!

Алекс увидела в траве очки и подняла их. Удивительно, но они не разбились. Наклонившись над стариком, Алекс надела очки ему на нос и заправила дужки за уши. Его расплывшееся лицо сразу словно подобралось, и он наконец увидел девочку. Теперь его взгляд сверлил ее лицо и пугал Алекс. На самом деле ему просто было интересно, кто же она такая.

— Вы упали? — спросила Алекс.

— Нет! — рявкнул старик. — Всегда сплю после ланча в этих кустах. Ну конечно, упал. Помоги мне, девочка.

У него началась одышка, и лицо пошло красными пятнами.

Алекс подошла поближе, вытянула руки и попыталась поднять старика за плечи. Ее вспотевшие ладони заскользили по его костлявым рукам, и он зарычал от боли.

— Я сама не смогу. Мне нужна помощь, — сказала Алекс дрожащим голосом.

— Нет, девочка. Давай сама. Если придет кто-нибудь еще, то слова сказать не успеешь, как они отправят меня в больницу. Я ненавижу суету и уверен, что у меня ничего не сломано. Возьми меня за обе руки. Теперь отклоняйся назад. Я не так уж много вешу. Столько, сколько весят кучка костей и морщинистый мешок кожи.

Алекс боялась снова его уронить или причинить боль, но в глазах больного старика она видела что-то такое, что не позволяло призвать сюда миссис Трюблад, как бы этого ни хотелось. У Алекс запершило в горле. Она ухватила старика за руки, руки были худенькими, с коричневыми пятнышками.

Розовый куст не желал отпускать своего пленника, но старик очень крепко держался за Алекс. Девочка тянула его изо всех сил и все-таки смогла приподнять.

— Не отпускай меня, — выдохнул старик, чуть выпрямившись.

— Не отпущу, — выдохнула Алекс, удерживая его и стараясь сохранить равновесие.

У старика наконец установилось дыхание, и он пробормотал:

— Только дождись, пока я почую под собой ноги.

Старик так вцепился в Алекс, что она не могла двинуться, даже если бы и захотела. У него была просто железная хватка. Алекс казалось, что ее тоненькие пальцы уже сломались, но она старалась не подавать виду, что ей больно. Потом он переложил одну руку ей на плечо и как следует распрямился.

— У меня болезнь Паркинсона, от этого меня покачивает, — сказал он с одышкой. — Кстати, кто ты такая? Откуда это ты выпрыгнула?

Алекс вовремя вспомнила свое новое имя.

— Я — Сэм Скотт, — сказала она. — Я до конца лета буду жить у Трюбладов.

— О, да, — промычал старик. — Вспоминаю. Отведи меня, пожалуйста, к дому. Ты — хороший ребенок. Извини, что доставил тебе столько хлопот.

Они дошли до коттеджа, и Алекс хотела войти в дом вместе со стариком, но он оттолкнул ее.

— Теперь я свеж, как летний дождик, — сказал он. — Это маленькое падение — наша тайна, твоя и моя. Если мой племянник услышит об этом, то воспользуется возможностью запихнуть меня в какой-нибудь дом для престарелых. Ему хочется от меня избавиться, он вечно «огорчается» из-за моего здоровья, но я не желаю жить в его проклятом «Солнечном Раю». А теперь беги, Сэм, и помни — хранить молчание.

Старик с шумом захлопнул дверь, и Алекс услышала, как он зашаркал по коридору. Еще она услышала, что там, внутри дома, кто-то разговаривает. Или ей это показалось… Интересно… Наверное, ей померещилась странная фраза:

8
{"b":"153915","o":1}