ЛитМир - Электронная Библиотека

Женя вздохнула, предчувствуя тяжелую ночь, и начала заливать заварник крутым кипятком. Ароматный пар вновь наполнил всю кухню своим теплым дыханием. Женя подошла к окну, ожидая, когда заварится чай и пристально посмотрела в окно. За тонким стеклом раскинулась непроглядная осенняя ночь. В дальней комнате метался в горячечном бреду Влад, а у нее, неожиданно, даже для самой себя, текли по щекам горячие слезы отчаяния. В этот самый момент девушка остро почувствовала себя одинокой. Женя в следующую секунду быстро смахнула слезы и мысленно напомнила себе о том, что раскисать не нужно, ведь ей предстояла тяжелая ночь, и просто было необходимо быть сильной. Прихватив заварник, небольшую кружку и кувшин с холодной водой, девушка двинулась в комнату, которую занимала она с Владом.

Глава 8

Влад огромными усилиями разорвал жаркий горячечный бред, опутавший его плотным коконом. Ему до того хотелось пить, что губы буквально потрескались от жажды, во рту было мерзкое ощущение мела, а в горло будто засыпали раскаленный песок. Черноволосый хотел попросить принести воды, но не мог — язык не слушался, словно прилип к небу. Ему было тяжело осознать, где он находится в данный момент, потерял счет времени, и Влад тщетно пытался понять, что за ангел, который так бескорыстно ухаживал за ним в самую страшную ночь в его жизни. Иглы жгучей боли пронизывали его правую руку до самой кости, а затем безжалостно вытягивали жидкую боль наружу. С начала Влад не мог сдержать нечеловеческих криков, рвущихся наружу. Его душа буквально разрывалась от боли на тысячу кусочков, а после с его посеревших губ срывались лишь тихие стоны и хрипы. В особо тяжелых случаях его утешали чьи-то прохладные руки, стирающие липкую испарину со лба и шеи, а тихий мелодичный голос уговаривал его пить мерзкое на вкус варево. На мгновения Черноволосому становилось легче, боль в руке уходила, жар спадал, и он мог на секунду раскрыть мутные от горячки глаза, чтобы в который раз взглянуть на свою спасительницу. До боли знакомые карие глаза смотрели на него с состраданием, болью, и будто утешали его, поддерживали и вели через огненное море лихорадочных видений. Вскоре временное облегчение проходило, и огненная боль накатывала на руку с новой силой. Влад проклинал в душе того безжалостного мучителя, который издевается над ним. Черноволосый уже окончательно сбился со счета — сколько раз боль отступала и сколько раз возвращалась к нему снова, но все в этом мире имеет неизбежный конец — боль окончательно отступила, и Влад с облегчением провалился в глубокий сон. Кризис минул.

Черноволосый медленно открыл глаза и попытался сфокусировать взгляд на незнакомой ему комнате. Хоть, он и чувствовал ужасную жажду, словно лихорадка выпила из него все соки, но боли в руке не было вовсе. Влад впервые за последние насколько дней ощутил себя относительно здоровым. У него даже мелькнула мысль о том, что неплохо бы подкрепиться. Через небольшую щель между светлыми шторами на окне били яркие лучи солнца, он прищурился от того, как яркий дневной свет резал воспаленные адской ночью глаза, а яркие золотистые лучи заливали маленькую фигурку, скорчившуюся на полу в неудобной позе перед кроватью, на которой он лежал. Головка девушки покоилась на матрасе, и Владу была видна лишь ее взъерошенная макушка, а сложенные под ней руки, служили подушкой.

"Женя! Это она сидела со мной всю эту адскую ночь!" — догадка молнией поразила Влада, и он ошеломленно уставился на Евгению рядом, словно ее видел впервые.

Женя в этот момент неуклюже пошевелилась и что-то пробормотала. Судя по всему, девушке было очень неудобно, и сон ее буквально сморил на месте, словно у нее не было сил даже добраться до соседней разобранной кровати. Шевельнувшись Черноволосый обнаружил, что лежит в ворохе тяжелых одеял и абсолютно голый. Он даже слабо улыбнулся, представляя себе пунцовое от смущения личико Жени. Она всегда была слишком чистой и невинной, а он, так неосторожно втянул ее в эту грязь, словно пешку в играх с Коршуновым. Черноволосый заприметил на тумбочке кувшин и кружку. Он сел в постели и с трудом дотянулся до кружки. На его счастье в ней плескались остатки вчерашнего отвара, пахнущие мятой. Влад поморщился, выпил залпом все содержимое и попытался встать с кровати, но тяжелая ночь внезапно дала о себе знать жуткой слабостью в ногах, и Черноволосый неуклюже повалился обратно в одеяла. Оставался лишь один выход. Собрав свои силы, Влад с трудом втащил инертное тело Евгении к себе на кровать и укутал одним из теплых одеял озябшее тело девушки в ночной рубашке. Женя доверчиво уткнулась носом в грудь Владу, словно маленький котенок, требующий защиты. Черноволосый немного отодвинулся от девушки, но кровать была слишком узкая и Женя буквально лежала на нем всем телом. Мужчина прерывисто вздохнул, чувствуя некоторое неудобство в соседстве с девушкой, как ни как, Влад оставался мужчиной. Волна желания внезапно опалила его, оставляя сладкую истому внизу живота. В этот момент он готов был разбудить Евгению настойчивыми поцелуями, но в следующий миг Женя пошевелилась под одеялом, густые с золотистым отливом волосы откинулись с ее лба и щек, и перед взором Влада предстало изможденное личико с темными кругами вокруг глаз — следами бессонной ночи. Девушка что-то бессвязно пролепетала, мужчина разобрал лишь отдельные слова безо всякой последовательности:

"Ты…Влад… Не умирай….. Выздоравливай… Живи…… мне… нужен… пожалуйста"

Жаркая волна во второй раз опалила Черноволосого, но ничего общего с похотью и животным желанием женского тела она не имела. Бескорыстное существо, лежащее в его объятиях, потрясло его до глубины души. Волна внезапно отхлынула, а в глубине его груди поселилось странное тепло, именно там, где когда-то была пустота, теперь пульсировало странное чувство. Он нужен ей, впервые в жизни он кому-то нужен просто так, не из-за денег, не из-за того, что он владелец крупной строительной компании, и не из-за того, что его отец — английский дворянин, а после его смерти он получил титул и бесчисленное наследство самой дорогой английской недвижимости. Влад прекрасно знал, что он — незаконнорожденный сын обычной переводчицы и английского аристократа. Богатый лорд приехал в его страну по делам и влюбился в обычную девушку Таню, он уехал и больше никогда не видел любимую и сына. Всю свою жизнь лорд Каннингемский считал Таню и ее сына ошибкой молодости и вычеркнул их из своей жизни. Он был женат, но не имел больше детей и по иронии судьбы умер одиноким, оставив Владу наследство и громкий титул лорда Каннингемского. Но Черноволосому все это не было нужно — он уже сколотил приличное состояние, обида на отца так и не прошла даже после смерти престарелого лорда.

Многие из знакомых Влада, в том числе и София, знали о его титуле, ведь со временем, из чисто практических соображений Черноволосый принял наследство, но жить в Лондоне так и не остался. Он ведь до сих пор помнил, как они ютились в однокомнатной квартире с матерью и сестрами. А отец, который мог бы помочь, владел такими апартаментами, в которых могла жить не одна такая семья. Влад скривился при воспоминаниях о своем прошлом. Он знал, что лишь одному человеку не было никакого дела до его денег и положения в обществе — Евгения!

Это Женя ухаживала за ним просто так, безо всяких обещаний с его стороны, она хотела его выздоровления, не спала две ночи, притащила его больное тело в какой-то дом, и самое главное — сумела дать чувство безопасности. Только с ней он почувствовал себя дома. Тепло только ее тела дарило ощущение страстного желания и ощущение душевной близости с кем-то из людей. Именно с ней в любом месте Черноволосый впервые в жизни ощутил нежность и заботу. Влад осторожно откинул волосы, поплотнее укутал ее в одеяло, несмотря на то, что его тело уже давно затекло от неудобного положения, но он так и не решился пошевелиться, боясь неосторожным движением разбудить Женю. Девушка во сне сладко улыбнулась, потерлась щекой о его грудь, а Влад нежно обнял ее. С удивлением Черноволосый осознал, что мог бы часами смотреть на свою спящую спасительницу, и ошеломительное чувство благодарности затопило его. Влад понял, что София никогда не рождала в нем такую бурю чувств, и что отблагодарить Женю, он уже и не сможет привычным для него способом. Купить новый телефон, ноутбук, да, хоть машину, он лишь только обидит ее, оттолкнет… Но другого способа он не знает… Пока не знает… Влад потянулся сухими губами и просто прикоснулся к ее губам.

26
{"b":"154096","o":1}