ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зачем им это? — спросил Том. — Ведь от них до нас так далеко.

— Мы живем лучше и богаче, — ответил Карл. — Наша земля щедра, в лесах полно дичи и строевой древесины, в наших древних городах столько металла, что мы даже могли бы продавать его другим народам. О, я могу себе представить, как эти северяне, эти ланны, как они сами себя называют, завидуют нам. Знаете, их поисковые и разведывательные отряды уже бывали в наших землях. — Он провел рукой по волосам. — Кроме того, — продолжал он, — хотя я в этом не очень разбираюсь, но говорят, что в мире становится холоднее. Все странники твердят о том, что во времена их молодости лето было теплее, а зима короче, а их деды рассказывали, что раньше было еще лучше. Старый Донн, главный Доктор Дэйлзтауна, который является хранителем всей мудрости древних, говорит, что мудрецы, жившие до Страшного Суда, тоже знали об этих изменениях. И еще, — запинаясь, заключил он, — если климат действительно становится холоднее, то это в первую очередь ударило по северу. У них и без того было несколько неудачных лет со скудными урожаями, как доносили шпионы моего отца, они сами уже не раз подвергались жестоким набегам жителей еще более крайнего севера. Подводя итоги, можно легко сделать вывод, что вождь объединившихся ланнов может возглавить эту толпу и захватить земли юга.

— Для этого потребуется огромная армия, — сказал Аул.

— А это и есть огромная армия, — хмуро ответил Карл.

— Но почему они должны напасть обязательно на нас? — спросил Джон. — Ведь есть более слабые племена, более легкие жертвы.

— Не знаю, — ответил Карл, — но мой отец считает, что они хотят захватить в первую очередь нас именно потому, что мы самое большое и сильное племя. Если нас побьют, то у наших соседей не останется ни малейших шансов на победу. — Он бросил сердитый взгляд. — В любом случае, другие племена к нам не присоединятся. Они боятся возбудить гнев ланнов. Мы остаемся в одиночестве.

— А где сейчас эта армия северян? — спросил Джон.

— Не знаю, — ответил Карл. — И никто не знает. Они могут быть в любом месте среди гор и лесов севера и будут двигаться так же быстро, как наши разведчики, которые принесут известие о том, что они выступают. Думаю, что они рассредоточены по лесам, так им легче продвигаться вперед, а как только они придут на фермерские земли, они вновь объединят свои силы. Кое-где на севере уже были стычки между нашими людьми и их передовыми дозорными, поэтому они должны быть где-то близко.

— Но никто не может сказать, как близко, да? — Джон выбил трубку. Какое-то время крохотный уголек светился среди пепла, но вскоре и он исчез, медленно, словно закрывающийся глаз. — Я так и думаю. Понимаешь, Карл, нет никакой уверенности в том, что ланны выйдут из леса где-то здесь. А если они и выйдут, то их может оказаться не так уж и много, и мы вполне с ними справимся. Если даже их будет целая армия, то совсем необязательно они будут тратить время на стычки с местным ополчением. Короче говоря, мы, люди этого округа, проголосовали оставаться дома и защищать наши собственные очаги.

— По закону это ваше право, — угрюмо произнес Карл. — Но разделенное племя — это слабое племя.

Некоторое время он сидел в тишине, которую нарушали лишь треск огня да тихий стук ткацкого станка, за которым работала жена Джона. Где-то на улице выла дикая собака, и Булл завозился на оленьей шкуре, что-то ворча.

— Все не так уж и плохо, — спокойно произнес Джон. — Мы победим. Войны может вообще не быть. — Он улыбнулся. — Кроме того, парень, я не думаю, чтобы ты приехал к нам сюда в качестве посланника Ральфа.

— Нет, — ответил Карл, вопреки желанию глаза его заблестели. — Я действительно направляюсь на север, в Сити.

— В Сити! — прошептал Аул, по комнате пробежал испуганный шорох. Глаза Джона сузились, Том подался вперед, заостренное лицо насторожилось, Арн и Сэмюэль переглянулись, а женщина за станком перестала работать.

— Это ведь недалеко отсюда? — спросил Карл.

— День езды, — медленно ответил Том. — Но никто из нас там не был. Это табу.

— Не совсем так, — ответил Карл. — Вождь племени может посылать туда людей для переговоров с кузнецами и колдунами. И один из таких людей — я.

— Ты едешь за железным оружием?

— Да. У всех жителей Дэйлзтауна есть на случай войны личное оружие, но чтобы сражаться с ланнами, нам нужны такие вещи, как катапульты, броня для лошадей. Все, что я должен получить у кузнецов за обычную плату, — мясо, соль, одежду, меха.

Снова залаяла дикая собака, теперь уже близко. Говорили, что в лесах кишат стаи потомков домашних животных, разбежавшихся после Страшного Суда. Теперь из всех зверей они были самыми опасными. Арн что-то проворчал, вытащил из огня головню, чтобы посветить себе, и вместе с Сэмюэлем вышел проверить овец.

Карл сидел и думал о том, что же он знал о Сити. Он никогда там не был, но то, что ему поручили это задание, говорило о том, что сын вождя становится мужчиной.

Когда-то даже в этом районе Алаганских гор стояли города и деревни. В день Страшного Суда или вскоре после него все они были разорены и превращены в руины. После того, как первые кузнецы растащили оттуда весь металл, они были заброшены. Ветры и леса погребли их. Какое-то время в некоторых из них еще сохранялись остатки населения. Но теперь и они были оставлены племенами. Когда кончился весь металл из домов, ржавых машин, старых железнодорожных вагонов, люди обратились к руинам древних городов.

Но к тому времени родились табу. Первые разведчики, проникавшие в эти пустые города, что были сожжены и разрушены во время ужасного атмосферного катаклизма, получившего название Страшного Суда, часто умирали от затяжных болезней. Многие считали, что такая «пылающая смерть» была признаком Божьего гнева. Поэтому сегодня людям из племен запрещалось посещать эти древние руины.

И все-таки металл был необходим. На протяжении ста, а может быть, двухсот лет после Страшного Суда небольшие отряды людей переселялись в эти города и поселялись там. Они не принадлежали ни одному из крупных племен, поэтому им это не запрещалось. Но теперь их боялись, считая колдунами, несмотря на то, что это были, как правило, скромные и миролюбивые люди. Именно они спасли сталь и медь из гигантских разрушенных зданий. Иногда они сами отливали из металла инструменты и оружие, а иногда просто продавали его. Племенам разрешалось приходить и покупать у них металл, но только при условии, что после Доктор, чтобы снять проклятье, произнесет над всем, что было принесено, волшебные слова.

Во всей округе остался только один такой город-Сити. Сегодня уже никто не помнил его названия. Он располагался к северу от территории Дэйлза и был отделен от нее горами и лесами, простирающимися так далеко, что нога путешественника еще не ступала в тех краях. Карлу давно хотелось посетить этот город, но лишь теперь Ральф дал ему разрешение.

Он снова заговорил, и его слова четко раздавались в тишине:

— Мне нужен проводник. Кто-нибудь пойдет со мной?

Джон отрицательно покачал головой:

— Сити — плохое место.

— Я так не думаю, — возразил Карл. — Это был большой, красивый город, прежде чем Страшный Суд все там уничтожил. Древние люди были мудрее нас. Почему же их творения должны нести зло?

Эта мысль прозвучала здесь впервые. Присутствующие сидели и переваривали ее.

— Табу, — произнес наконец Джон.

— Мне необходимо отправиться туда, — ответил Карл.

Том подался вперед, его глаза горели, веки слегка дергались.

— Отец, я могу его проводить! — заявил он.

— Ты?

— И я, — отозвался Аул. — Стыдно, что мы живем в одном дне пути от Сити и никогда его не видели.

— Мы вернемся через два дня, — воскликнул Том.

— Ланны… — пробормотал Джон.

— Ты же сам сказал, что их поблизости нет, — усмехнулся Аул.

— Но…

— Вас просит племя, — твердо сказал Карл. — Всему Дэйлзу необходимо это оружие.

Джон долго спорил, но, когда Карл ушел спать, Джон знал, что тот победил.

2
{"b":"1541","o":1}