ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хоо-хоо-хоо! Придите все силы ночи, смерти, ужаса, придите ко мне сейчас!

Ронви протянул Карлу медную трубку.

— Набей в нее черную пудру. Когда она заполнится, найди пробку и плотно заткни один конец.

Он стоял и делал какие-то пассы, высокий, тощий, как мертвец, по его морщинистому лицу пробегал желтый свет и темные тени, глаза его горели. Когда Карл протянул ему трубку, он снова прошептал:

— Я не знаю, как они поведут себя, даже если у нас что-нибудь получиться. Я могу только надеяться, что нам удастся напугать их и они покинут город. — И вслух: — О, всемогущие боги земли и неба, огня и воды, лета и белой зимы, не гневайтесь на нас. Не насылайте на нас дьяволов.

Послышался дрожащий голос Ленарда:

— Если это так опасно, может быть, лучше оставить это занятие.

— Я уже не могу остановиться, — жестко ответил Ронви. — Силы уже вызваны, и теперь мы должны овладеть ими. Думаю, нам это удастся. Йа-а, уи-и, нэй-хэх-ноу-ни-и-и!

Булак и Тум спрятались за Кутея, который держал в поднятых вверх, дрожащих руках Дом Джензика.

Ронви взял кусок грубой веревки, засунул его в открытый конец трубки с порохом и плотно залепил этот конец глиной. У него были кое-какие свои грубые приборы и материалы в этой кладовой. Он пользовался ими в течение многих лет, пытаясь разгадать здешние секреты.

— Боги великого мира, не гневайтесь!

— Скоро все будет готово? — Голос Ленарда теперь напоминал рычание испуганной собаки.

— Сейчас, сейчас. Или никогда. — Ронви поставил на пол чаши и положил рядом с ними трубку. Потом взял в руку свечу.

— А теперь, — сказал он торжественно, его голос порождал эхо, словно разговаривал призрак, — начинается высвобождение того, что мы вызвали. Вспыхнет огонь и явятся дьяволы, будьте мужественными, ибо дьяволы подобны собакам, они рвут горло тем, кто их боится.

По мнению Карла, это был ловкий прием. Ибо, как ланны могли подавить свой страх? Карл и сам покрывался холодным потом, пульс колотился в ушах.

— Атомик, явись! — Ронви опустил свечу в первую чашу. Вспыхнуло пламя, оно шипело, разбрасывая по сторонам смертельно-голубые блики по стенам и лицам, по притаившимся в глубине таинственным машинам. Ронви тряс головой, его длинная белая борода дико развевалась.

— Не бойтесь! — кричал он. — Только смерти надо бояться!

Он зажег следующую чашу, пламя было цвета желтой меди. Едкий, удушливый дым заполнил кладовую.

— Я чувствую страх! — закричал Ронви, эхо раздалось в ответ. — Страх, страх, страх… — Он поджег третью чашу, пламя было красным. — Кровь, кровь! — Вибрирующий голос Ронви. — Знак смерти. Кто-то должен умереть здесь!

— Я ухожу! — Тум бросился наверх по лестнице. Ронви зажег последнюю чашу, огонь в ней был зеленый.

— Зелень тления и смерти! — вопил он. — Зелень травы на ногах! Атомик, возвращайся! Боги, помогите нам!

Он коснулся свечой шнурка, торчащего из трубки.

— Пусть возгорится, и да поможет нам факел Богов! — трясся колдун. Мигающая тусклая искра побежала по шнуру внутрь трубки.

— Факел не будет гореть — боги отвернулись от нас. Теперь спасайте свои жизни! — Ронви бросился к двери. Булак взвыл и кинулся по лестнице вслед за Тумом. За ним последовал Кутей, потом Том и Аул, напуганные не меньше, чем их конвоиры. Языки пламени плясали по кладовой — голубые, желтые, красные и зеленые, — появился тяжкий, ужасающий огонь гнева, легкие наполнялись болью по мере того, как пламя разгоралось в кладовой.

Ленард расставил ноги и поднял меч.

— Я остаюсь! — прокричал он. В этот момент Карл не мог не восхищаться его мужеством.

— Что ж, оставайся и умирай! — Ронви пробежал мимо него. Карл — за ним. Через мгновение за ними последовал и Ленард. Он выронил свой меч, дыхание клокотало у него в горле.

Раздался потрясший землю грохот, вырвав сноп пламени, что-то треснуло — трубка взорвалась. Горячий осколок металла со свистом вылетел через дверь.

Ланны в ужасе повскакивали на лошадей.

— Бежим отсюда! — в панике орал один из воинов.

— Нет! Подождите! — Ленард хватался за уздечки, кричал, проклинал. — Послушайте, огонь стихает. Все кончилось!

— Смерть! Смерть! — говорил Ронви. — На нас надвигается смерть!

Булак выхватил топор и взглянул на Ленарда.

— Мы уезжаем, — крикнул он. — Там привидения и дьяволы!

— Нет! — взревел принц.

— Да! — Вперед выступил старый Кутей. Он трясся под своими красными одеждами, лицо серое и потное. — Даже Джензик не может остановить силы Страшного Суда! Чтоб снять проклятие, наложенное на нас сейчас, потребуется великое волшебство и много жертв, а боги — и наши боги тоже — не станут больше терпеть вмешательства в свои дела. — Он поднял вверх железную коробочку. — Во имя Джензика я объявляю кладовую. Сити и проклятых колдунов — табу. Табу — навеки! И пусть того, кто нарушит закон, мгновенно постигнет смерть.

Ленард стоял, как загнанный зверь, рыча в лица своих воинов.

— Трусы! — хрипел он. — О ползучие трусы и предатели!

— Мы уезжаем, — процедил Тум. — Мы последуем за тобой, куда угодно, но если ты хочешь возглавить нас, то сейчас уедешь с нами.

— Так-так… — Ленард старался сохранить самообладание. Медленно губы его скривились в железной ухмылке. — Что ж, хорошо, мы можем взять Дэйлз и без волшебства.

Он оседлал коня и кивнул пленникам.

— Пойдете с нами, — рявкнул он. — Вы можете еще пригодиться, не живые, так мертвые.

— Старика не надо брать с собой, — указал Кутей на Ронви.

— Он полон страшных сил, на нем печать несчастий.

— Тогда оставьте его. А парней возьмем, и уходим отсюда.

Ронви долго стоял и смотрел вслед ланнам. Потом вздохнул и вернулся в кладовую. Когда он вошел, то первым делом с беспокойством осмотрел, не причинил ли взрыв какого-нибудь вреда. Наконец он остановился перед бронзовой табличкой, и его тонкие пальцы коснулись ее.

— Ты нас спасла, — прошептал он, и слезы заблестели на его глазах. — Ты спасла нас. Но какой ценой?

Глава двенадцатая. В Дэйлзтаун

Трое пленников ехали на взятых ланнами с собой запасных лошадях. Их не связали. Но за каждым их движением бдительно следила охрана. Кавалькада двигалась быстрой рысью и вскоре была далеко от Сити. Потом лошадей пустили шагом, и всадники вздохнули спокойнее.

Карл смотрел на крутой склон холма, лес, высокое голубое небо. У него вырвался вздох. Они одержали маленькую победу. Кладовая времени была спасена от варваров. Но они по-прежнему пленники, и ланны покуда не побежали.

Он поднял голову. Это касается всех дэйлов, дерзко подумал он. Но прежде всего, это касается меня самого.

Пасмурное, готовое взорваться грозой, выражение смеси гнева и страха исчезло с лица Ленарда. Теперь он улыбался, и когда Кутей принялся что-то бормотать насчет того, что отныне их будут преследовать невзгоды, громко рассмеялся и хлопнул Доктора по спине.

— Отчего же? Уж если силы в кладовой так могучи и злы, как ты говоришь, то, раз мы ускользнули оттуда целыми и невредимыми, мы очень везучие люди, — сказал он и принялся шутить со своими воинами, пока те тоже не заулыбались и расслабились.

— В конце концов, — заметил он, — это волшебство было бы нам полезно, но мы не так уж в нем нуждаемся. Добрые ланнские мечи — этого довольно.

И он снова поскакал вперед, пока не очутился рядом с Карлом.

— Вам нечего бояться за свои жизни, если будете вести себя как следует, — сказал он парням. — Мы собираемся присоединиться к нашей армии — она рыщет сейчас по западным границам и скоро будет в Дэйлзтауне, если она уже не там. Мы с отцом будем держать вас в качестве заложников так же, как вы пытались держать меня. Смею заверить, Карл, что это поубавит у твоего отца желания воевать и спасет немало жизней с обеих сторон.

— Это меня не слишком радует, — хмуро ответил Карл.

Ленард помрачнел.

— Мне не хочется, чтобы вы думали о нас, как о дьяволах, — сказал он. — Мы грубый народ, это верно, и после долгого тяжелого похода на Дэйлз, мы намерены разграбить его. Но лишь немногие из нас делают это ради удовольствия или чтобы ощутить власть над вами.

23
{"b":"1541","o":1}