ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карл не мог заснуть. Он все время ворочался и смотрел в темноту широко открытыми глазами. Что же ему делать?

Он обидел отца, который так отчаянно сражался в бою и на Совете за его жизнь. Он добился того, что его заперли, тогда как мог бы охранять осажденный город. Утром ему предстоит столкнуться с сумасшедшей барабанной дробью, с танцами Докторов, испить таинственное зелье, чтобы изгнать сидящего в нем, по их мнению, дьявола. А зачем? Ради чего? Ради блуждающего огонька, ради своего упрямства, от которого он не отступится, даже проиграв.

Он понимал, что в конце концов сдастся и примет клятву. Пока он жив, жива и надежда — он сумеет убедить кого-нибудь нарушить табу. Но почему же он отказывается поклясться сейчас? Для чего ему это бессмысленное заключение в тюрьму? Зачем он причиняет боль тем, кого он любит? Неужели он и сам становился таким, как Донн, преданным племени фанатиком, не находящим ни времени, ни сочувствия для простых членов племени?

Даже если он прав, даже если могущество предков можно вернуть миру — неужели то будет к лучшему? Откуда ему знать — а вдруг возрождение откроет новую эру ужасных войн, жестокости, зла? А вдруг мир погибнет во время второго Страшного Суда?

Карл попытался выбросить сомнения из своего измученного разума, но они возвращались снова и снова, мучили его, маленькие бесформенные дьяволята хихикали и издевались над ним в глубине его сознания. Он что-то измученно бормотал и даже не мог сообразить, сколько же сейчас времени.

За дверью послышался неожиданный шум схватки. Раздался чейто стон, слабо щелкнул металл… шарканье ног… Карл скатился со своего матраса, каждый его нерв был натянут, как струна. Он вытянулся у двери.

— Карл! — раздался тихий шепот, нельзя было определить, кому он принадлежит. — Карл, просыпайся!

— Я здесь, — прошептал он. — Кто там?

— Это Аул. Я рядом. Мы собираемся тебя отпереть.

На одном дрожащем дыхании Карл произнес:

— Что это…

— Не так громко. Разбудишь других узников. Давай, Сэм. — По железу ударили молотком, завернутым в кусок ткани. Раз, другой, третий. Ненадежный замок развалился, и дверь с треском открылась.

В коридоре неясно маячили фигуры спасителей Карла. Их было четверо, все вооружены. Осторожно они пробирались через выход на тихую улицу. Аул вышел вперед. В руках у него были шлем, нагрудник, щит, нож, меч. Все это он протянул Карлу.

— Быстро одевай все это, — прошептал он.

— Но… но…

— Это освобождение. Неужели не ясно? Нас здесь двадцать человек, мы пришли за тобой, чтобы отправиться в Сити. А теперь быстрее!

Мгновение Карл стоял в нерешительности, борясь со своими сомнениями. Но вот пришло решение, он сделался быстрым и хладнокровными. Когда он надевал доспехи, в голове у него не было ни единой мысли, кроме желания оказаться на свободе.

И еще он подумал о тех двоих, что караулили тюрьму и присматривали за ним.

— А что с тюремщиком и его женой?

— С ними все в порядке. Мы проникли к ним в спальню, связали, вставили кляп, вот и все. Иу найдут утром. Но мы рискуем разбудить остальных, а они поднимут шум, на нас набросится ночной караул. Все готовы? Тогда вперед.

Они выскользнули из тюрьмы на улицу. По обе стороны виднелись высокие дома, образуя узкий проход к реке. Мяуканье кошки на крыше, в ответ залаяла собака, из верхнего окна что-то сердито прокричал мужчина, скрипела кожа седел, слабо позвякивал металл — ночь жила звуками, и при каждом из них Карл пугался.

На какое-то время он пожалел, что ввязался во все это. Если их поймают при попытке к бегству — его спасители пострадают больше, чем он сам. Если их поймают ланны, это будет означать смерть для всех. Если они доберутся до Сити, но с обещанной магией ничего не получится, на них навсегда ляжет клеймо предателей и изгоев. В любом случае многие из Дэйлзтауна получат еще более жестокий удар, чем Ральф и Джон.

Но его воля снова окрепла. Эта эпоха была не слабаков. Необходимо делать то, что считаешь лучшим, не обращая внимания ни на людей, ни на богов, ни на дьяволов.

Приближался размеренный звук шагов. Они свернули в аллею и видели, как мимо них прошла городская стража, вооруженная секирами. На мгновение показалось, что патруль начнет прочесывать закоулок, где они спрятались, но солдаты резко повернулись и пошли вниз по улице.

Они заметили издали двух пробирающихся между палатками беженцев. По команде Карла отряд быстро построился и двинулся вперед. Незнакомцы исчезли. Должно быть, это были воры, которые приняли беглецов за караул.

А теперь тише, тише… добраться до высоких городских стен, раствориться в их тени и уходить, уходить…

Две лестницы, казалось, вынырнули из темноты. Около них с мечами наготове стояли Том и Эзеф.

— Вот и вы, — прошептал молодой стражник. — Все хорошо, Карл. Остальные ушли вперед. Мы уходим по двое, вверх по лестницам, потом спрыгиваем на землю с той стороны, и боги помогают нам пробраться через лагерь врага. Встречаемся на рассвете у ущелья в лесах Рогга. И там ты становишься нашим вождем.

Карл кивнул и тихо стал взбираться по лестнице, прижимаясь телом к перекладинам. Наверху он мгновение колебался, поглядывая на сторожевые башни, вырисовывающиеся на фоне неба. Ночь была облачная и темная, но даже в такую ночь караул будет начеку. Ничего не оставалось делать, кроме как прыгать!

Он прыгнул, расслабив тренированное тело, и легко приземлился с высоты в двадцать футов в густой кустарник, росший у стен. Он почувствовал, как ветки царапают его тело, но его больше волновал лязг оружия, хотя тот был не таким уж громким. Хруст веток был сильнее, и он лежал, не двигаясь, в ожидании окрика часового.

Ни ответа, ни звука. Над ним возвышались высокие темные стены крепости, которые, казалось, замерли в ожидании нового Страшного Суда. К нему присоединился Аул, и две пары глаз вперились в россыпь красных мерцающих костров противника на расстоянии полумили от них.

— Идем, — произнес наконец Карл.

Он поднял плащ, чтобы прикрыть блеск шлема и нагрудника, и осторожно, от дерева к кусту, пробирался к лагерю, замирая в напряженном ожидании, как только оттуда доносился какой-нибудь звук. Если их обнаружат, то сверкнут мечи и придет смерть. Они лишились помощи Дэйлзтауна. И Карл подумал, что они поистине лишились друзей, любая человеческая рука теперь была рукой противника. Короче говоря, он думал, что неужели великие первооткрыватели, заложившие основы утерянной ныне цивилизации, тоже были так одиноки в свой решающий день.

Ближе, ближе. Карл, вытянувшись, лежал за кустами и, сощурившись, всматривался в открытое пространство, которое ему предстояло пересечь. Каждая его сторона имела около двадцати ярдов длины, догорающий костер в каждом углу бросал слабый дрожащий свет на спящих воинов, сваленное кучей оружие, на одинокую палатку. Между кострами была темнота. Два костра уже потухли, но около них сидели ланны и пили вино, украденное в одном из домов дэйлов. Ветер доносил обрывки грубых солдатских песен. Украденная на забой корова виднелась в темноте. Где-то неподалеку паслась лошадь.

— Вперед, — снова прошептал Карл.

Он медленно прокладывал путь от куста по смятой траве между кострами. Он часто останавливался, чтобы унять бешено бьющееся сердце, и любой, кто заметил бы какое-то движение, решил бы, что это просто ветер шевелит траву. Он уже почти преодолел открытое пространство, как вдруг услышал шум шагов.

Один из упившихся ланиов возвращался к своему костру, чтобы лечь спать. Он слегка спотыкался. Взглянув вверх. Карл увидел тусклый красный отблеск на пьяно улыбающемся лице. Воин покачнулся, и Карл сжал зубы, задерживая дыхание.

Ну что ж, прекрасно. Теперь самое трудное.

Глава шестнадцатая. Вызов богам

Четыре дня спустя, утром. Карл снова увидел Сити. Со своим небольшим отрядом он совершил тяжелый пеший переход. Расстояние до Сити они прошли, избегая торных дорог, так как на них можно было встретить мародеров-северян, но им все равно приходилось часто прятаться, когда мимо проходили вооруженные отряды ланнов. Большая часть сельской местности была зеленой и тихой. В селениях сохранились дома, пепелищ было гораздо меньше, чем ожидал Карл. Варвары уничтожали не так уж много построек, потому что собирались поселиться здесь сами. Но вождь Рэймон посылал своих людей к дэйлам за рогатым скотом и хлебом — огромную армию нужно было кормить.

30
{"b":"1541","o":1}