ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы сделаем это! — в голосе Карла звучали вызов и надежда, которой он на самом деле не чувствовал. — Но пойдемте, сначала вы должны отдохнуть, сэр.

Они направились домой к Ронви. Дом был закрыт, обстановка за время тюремного заключения хозяина успела покрыться пылью. Старик отыскал еду и вино, а Аул, считавшийся первоклассным поваром, приготовил обед. Все это поднимало настроение и придавало сил, когда они вышли на улицу, на сердце у них полегчало.

Их встретила странная процессия. По улице громыхали груженые фургоны, шли вооруженные мужчины, женщины и дети плакали от страха и горя.

— Что это? — воскликнул Ронви, — Что вы делаете?

Его соперник-вождь остановился и с ненавистью посмотрел на него.

— Твое безумие навлечет на Сити гнев богов, — ответил он.

— Пока все спокойно, мы покидаем город.

— Покидаете? Но куда вы пойдете?

— Мы пойдем к ланнам, что стоят у Дэйлзтауна. Если боги не успеют с вами разделаться, это сделают ланны.

— Но вам не будет причинено никакого вреда, — запротестовал Ронви.

— Тебя предупреждали в последний раз. Об этом говорили гром и молния, дьяволы в кладовой, и все-таки твоя гордыня не была сломлена.

Другой старый колдун покачал головой.

— Может быть, боги и не накажут тебя сейчас. Может быть, они так заняты, что не замечают, какое зло ты причиняешь миру. Но ланны разберутся. Они помогут нам.

— Ха! — произнес Аул. — Да они боятся этого места больше, чем вы.

— Не уверен, — обеспокоенно заметил Том. — Ленард, по крайней мере, не боится ничего. И он сможет нарушить табу и придет сюда со своими людьми.

— Но мы не сможем остановить колдунов. Они отчаялись, и будут драться с нами, по крайней мере, попытаются прорваться, если мы попробуем их остановить. Нам остается только надеяться, что у них ничего не получится с ланнами.

Он со своими людьми стоял у двери жилища Ронви и смотрел, как уходят жители Сити. Многие, проходя мимо, посылали ему проклятия, и Ронви сжался от горя.

— Что я наделал? — шептал он. — Это же мой народ. Что я наделал!

— Ничего, сэр, — сказал Карл как можно более уверенно. — Их гонят собственный страх и невежество. И никто не причинит им никакого вреда. Даже у ланнов нет причин обидеть их, особенно если они придут к ним как союзники.

— Но они проклинают меня! Они ненавидят меня!

— Я и сам выбрал участь изгоя, — с болью ответил Карл. — Пусть первооткрыватель одинок. Но все они благословят, если нам повезет, если же нет, тогда, по-моему, ничто не будет иметь значения.

— Да-да. Ты прав. — Ронви смотрел вслед каравану, пока тот не скрылся из вида.

— Идем, — нетерпеливо произнес Эзеф. — Посмотрим эту кладовую.

И маленькая компания отправилась по пустым улицам, мимо пусто глазеющих стен и обветшалого великолепия Сити. Том покачал головой.

— Потребуются столетия, чтобы все это восстановить, — сказал он.

— Да, — ответил Карл. — Но мы положим этому начало.

Они подошли к кладовой времени и долго стояли и смотрели на нее.

— И это дом магии, — выдохнул наконец Ники. — Все находится там, в этом небольшом здании?

— Оно станет огромным, если мы ему это позволим, — отозвался Карл. — И будет расти до тех пор, пока не охватит весь мир. Эзеф изучал окружающую местность глазами солдата.

— Мы должны устроиться где-нибудь поблизости, ребята, — сказал он остальным. — Думаю, что можно расчистить одну из комнат на той стороне улицы и обосноваться там, принести туда еды и воды на случай, если нас будут атаковать.

— Ты думаешь, ланны придут? — спросил Аул.

— Не знаю, — практично ответил Эзеф, — но уповать на судьбу я не собираюсь. Пока вы, будущие волшебники, будете орудовать в кладовой, для остальных найдется работа здесь. Мы соорудим между стен баррикаду. — Он внимательно посмотрел на Ронви. — И все-таки что вы надеетесь там найти? Какое оружие?

— Не знаю, — ответил старик. — В самом деле не знаю.

Глава семнадцатая. Возвращение ланнов

Наступила ночь, и в лагере северян замерцали костры. Рэймон дал им неделю отдыха, они лежали у стен Дэйлзтауна, ничего не делая. От скуки они издевались над измученными караульными на башнях города, отсылались, играли в карты, разоряя окрестность. И эта неделя дала ланнам новые силы. Ежедневно они рыскали по долине, объезжали лошадей, стреляли по мишеням, забирались все дальше в глубь страны, врывались в незащищенные дома и возвращались оттуда с добычей. И с каждой ночью покой и тишина наступали в лагере все позднее. В тот вечер их фуражиры пригнали стадо особо жирного скота и три фургона с южным вином. В лагере царило веселье.

Ленард направлялся через бивак к палатке своего отца. Он был хмур и неохотно кивал тем, кто приветствовал его. Одетый в боевые доспехи, в остроконечном шлеме, стальных латах, снятых с дэйлов, с большим копьем в руке, он выглядел очень внушительно. А его наряд, добытый грабежом, был и вовсе великолепен: струящийся пурпурный плащ с золотой отделкой, красная, отороченная мехом туника, сапоги, украшенные серебром со звенящими шпорами, на мускулистой шее тускло блестело тяжелое золотое ожерелье.

Справа и слева от него высоко вздымалось пламя костров, в воздухе все еще стоял аппетитный запах жареного мяса. Алые вспышки огня, пробиваясь сквозь поднимающийся дым, высвечивали лица вытянувшихся у костров людей. Хотя у ланнов в руках было оружие, они казались расслабленными, лица раскраснелись от выпитого вина, чаши с которым ходили по кругу. На их могучих телах красовались отделанные золотом и мехом богатые одежды. Гомон, смех, крики, хриплое пение под банджо и барабаны накатывались на Ленарда, словно штормовой прибой. Мельком он подумал, каким же издевательством звучала для жителей Дэйлзтауна эта ужасная музыка.

За ним семенил маленький человек странного вида. Волосы у него не были такими длинными, как у дэйлов, или перевязанными лентой, как у ланнов, они были коротко подстрижены, вместо штанов он носил обтрепанную юбку, подол которой мотался вокруг его костлявых ног. Туника была сшита из хорошего материала, но вся в грязи и наполовину прикрыта спустившейся на грудь седой бородой. Он не был вооружен и шарахался от взглядов и хриплого смеха ланнов, указывающих на него пальцами.

Впереди черным квадратом на фоне серой ночи виднелась палатка Рэймона. Перед ней стояли, опираясь на копья, два стражника и с завистью наблюдали за весельем. Вождь ланнов сидел, скрестив ноги, у входа перед костром и что-то чертил на земле острием ножа. Он был невысоким, но широким в плечах, длинноруким, с проницательным, покрытым рубцами лицом, черными глазами. Темные волосы и борода были едва заметно тронуты сединой. Из-за вечерней прохлады он был одет в меховой костюм, но под ним виднелась кираса из крашеной кожи.

— Привет, отец, — произнес Ленард.

Тот посмотрел на него, кивнул. Он никогда никому не высказывал особой теплоты, даже членам своей семьи.

— Что тебе? — спросил он. — Я думаю.

Думы Рэймона, как правило, сулили опасность его врагам. Ленард усмехнулся, потом поразмыслил немного и опустился на землю. Его спутник продолжал скромно стоять.

— Какие у тебя планы? — спросил Ленард.

— Я думаю, как долго еще может продержаться город, — ответил Рэймон. — Этот высокомерный сброд. Они будут жрать крыс и кожу, прежде чем сдадутся. Я хотел бы, чтобы эта война закончилась в течение месяца с тем, чтобы наши люди могли сюда переселиться и обжиться до прихода зимы. Но стоит ли штурмовать крепость, или подождать, пока они сами сдадутся, когда наступит голод? Я еще не решил.

Ленард наклонился к нему, внимательно всматриваясь в слабо освещенное тлеющими углями лицо.

— У меня есть новость, которая поможет тебе принять решение, — сказал он.

— Да? Тогда говорил громче. И кто это с тобой?

— Если вам угодно, высокочтимый сэр, меня зовут Гервиш, и я говорю от лица Сити… — начал незнакомец.

— Тихо, — сказал Ленард. И, обращаясь к отцу: — Вчера одной из наших разведывательных команд на севере был обнаружен целый караван этих людей, направляющихся к Дэйлзтауну. Они говорят, что пришли к нам с миром. Этот Гервиш приехал раньше остальных с одним из наших людей, чтобы кое-что нам сообщить. Его только что привели ко мне, и я решил, что тебе нужно это знать.

32
{"b":"1541","o":1}