ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ленард на лошади пробирался сквозь толпу, время от времени указывая то на одного, то на другого воина, и каждый, на кого он указывал, шел к своей лошади и брал боевое копье. Вскоре был набран целый отряд кавалерии — почти тысяча человек, что не без горечи отметил Ральф. А их быстрые сборы и уверенное обращение с лошадьми, говорили о том, что это были лучшие силы ланнов, самые хорошо обученные и опытные воины, те, благодаря которым и был переломлен ход последней битвы.

Отряд приветствовал Ленарда, размахивая в воздухе копьями, когда тот объехал строй и возглавил его. Раздался грохот копыт, и всадники, разом послав коней галопом, ринулись на север.

Север!

— Куда они направились? — спросил караульный. — Что у них на уме?

Ральф отвернулся. Внезапно его плечи поникли, в глазах мелькнул ужас.

— Карл, — простонал он. — Карл…

В пещере было сумрачно, несмотря на дюжину свечей, которые мерцали на загроможденном всякой всячиной верстаке. От спертого воздуха у Карла разболелась голова. Он взглянул поверх огромной смесительной бадьи на Ронви, который собирал последние зерна пороха и ссыпал их в грубую металлическую емкость.

— Последние, — произнес старик. — Серы больше нет.

Карл устало кивнул.

— Может быть, хватит на дюжину бомб, — сказал он. — Нет, наверное, на пятнадцать. Мне надо знать точно, это все, что мы можем сделать?

— Это весь порох, который мы можем изготовить, — пожал плечами Ронви. Через дыру в крышке, которой он закрыл посудину, он пропихнул шнур и замазал щель глиной. Карл взял щипцы, вдавил контейнер и сдавил его щипцами так, что он немного сплющился и крышку уже нельзя было открыть.

К счастью, подумал он, колдунам известно про серу. Они покупали ее у торговцев для того, чтобы выкурить крыс и мышей из своих хранилищ. На тот взрыв, что отпугнул ланнов, ушел весь оставшийся в кладовой порох, но в старой книге описывался способ его изготовления. Другим составляющим была селитра, которая сохранилась в небольшом сосуде, а третьим — древесный уголь, который дэйлы изготовили сами. Весь порох был взвешен на весах, смешан в сыром виде, просушен и засыпан в контейнер, изготовленный из листового металла, найденного в развалинах.

Пятнадцать бомб — ненадежные и слабые, даже не испытанные — вот и весь результат тяжелой шестидневной работы. Для этого пришлось сделать отчаянно много: в груде книг нужно было отыскать формулу, которую Ронви однажды прочел, но не очень хорошо запомнил. Нужно было с мучительным вниманием прочитать множество страниц, где половина слов ничего не значила. Необходимо изготовить порох, отыскать металл, придать ему форму. Высокие мечты Карла потускнели, когда он понял, как медленно и трудно будет восстанавливать разрушенное прошлое.

— Может быть, это и к лучшему, — заметил Карл. — Мы не сможем вернуть все за одну ночь. Мы к этому не готовы. Мы должны двигаться медленно, вовлекая в процесс поколение за поколением, так мы сможем оценить истинную пользу от каждой новой силы, прежде чем приступить к познанию следующей.

— Но… пятнадцать бомб!

— Так что же нам делать? — спросил Карл. — Такое малое количество оружия не решит исход боя в нашу пользу.

— Я не знаю, — вздохнул Ронви. — Может быть, изготовим шар. Нам потребуется много промасленной ткани или хорошо выделанной кожи, мы сошьем аккуратный мешок, приделаем к нему большую корзину, и нужны еще какие-то приспособления, чтобы заполнить мешок горячим воздухом.

— Но не можем же мы потратить на это целый год! — воскликнул Карл. Слезы брызнули у него из глаз. — Ланны не будут ждать так долго.

— Нет. Нет. Но…

— Карл, Карл… — Том, бледный от испуга, скатился по ступеням вниз. — Карл, там боевой рожок. Кто-то идет сюда.

Карл выскочил на улицу и зажмурился от яркого, горячего солнечного света. Его слух уловил предупредительный сигнал, его подал человек, назначенный наблюдать за местностью с одного из небоскребов. Карл помчался в комнату, где жили его воины. Те уже натягивали доспехи. Карл схватился за свое.

— Что это? — гаркнул Эзеф. — Кого это несет?

— Не знаю, но бьюсь об заклад, что это враги, — угрюмо ответил Карл.

Когда он снова вышел на улицу, то первым делом осмотрел оборонительные сооружения вокруг кладовой. Его люди хорошо поработали. Открытое пространство между двумя стенами было расчищено от кустарника и перегорожено высокой насыпью, образующей, по сути дела, третью стену. Позади кладовой громоздились развалины. Там дэйлы предусмотрительно насыпали битое стекло и набросали острых металлических обрезков. Это делало невозможным незаметный подход с три стороны. Спереди, там где старые стены выходили на улицу, была построена баррикада высотой шесть футов из камня, кирпича и бревен. Только узкий проход вел к кладовой.

Ники, наблюдавший за обстановкой с небоскреба, прибежал последним из шести человек, несущих караул и, влетев в небольшой дворик между кладовой и баррикадами, завопил:

— Это ланны! Целая армия всадников — сотни — направляются в Сити!

Карл схватил его за плечи, стал трясти.

— Ты ошибаешься, — кричал он. — Этого не может быть!

— Говорю тебе, я их видел, — ответил Ники. — Слышишь?

Теперь они слышали… Нарастающий, приближающийся грохот копыт, лязг металла, грубые голоса. Люди посмотрели друг на друга. Друг искал руку друга. Их было двадцать, ланнов — тысяча. И они не надеялись увидеть рассвет следующего дня.

Глава восемнадцатая. Битва у кладовой

Показались шеренги всадников, их выкрашенные яркой краской латы сияли на солнце, жестокие лица под шлемами, поднятые пики, грохочущие копыта. За первой шеренгой еще одна, и еще, насколько хватало глаз. Шум надвигающейся кавалерии напоминал раскаты грома.

Ленард ехал в первых рядах. Он держался в седле прямо, на своем гнедом жеребце, с тяжелой саблей в руке он выделялся среди воинов. Клинок сверкнул в воздухе, когда он натянул поводья, и его голос прокатился над тесными рядами солдат:

— Отряд, стой!

Ланны как один остановились, лошади переминались с ноги на ногу и фыркали. Ленард бросил саблю в ножны и поднял руку.

— Будем вести переговоры? — спросил он.

— Как скажешь, — Карл выступил вперед и теперь стоял меж толстых стен баррикады. — Что тебе вадо?

— Разумеется, кладовую и Сити. — Суровое лицо ланнского принца выражало честность. — Сдавайтесь без боя, и вы спасете свои жизни.

— Берегись! — сказал Карл. В горле у него пересохло, но он старался говорить важно и уверенно. — Здесь находятся дьяволы Страшного Суда.

Ленард запрокинул голову и рассмеялся.

— Этим ты нас не испугаешь, дружище, — воскликнул он. — Тем, кто верит в подобные штуки, выдали талисманы против всякой магии, а что касается меня, я верю в этих дьяволов не больше тебя. А теперь быстро выходите оттуда все с поднятыми руками. Если будете сопротивляться, никакой пощады не будет.

— Вы не сумеете воспользоваться этой кладовой, — упрямо сказал Карл. — Вам никогда не разобраться…

— Я и не намерен ей воспользоваться. Мы здесь, чтобы ее разрушить.

— Разрушить? Нет! — Слабый мучительный крик вырвался из самого сердца Ронви.

— Да! А теперь не задерживайте нас. Выходите из-за ваших дурацких стен, и покончим с этой глупостью.

Карл медленно и упрямо покачал головой.

— Я остаюсь, — сказал он.

— И я… и я… Мы все остаемся с тобой! — раздались один за другим голоса дэйлов.

— Ты ненормальный! — воскликнул Ленард. — Это верная смерть, уверяю тебя. И ради чего все это?

— Пока мы живы, мы будем драться с тобой.

— Очень хорошо! — Лицо Ленарда исказилось от гнева, он отъехал к своим воинам.

Карл сделал долгий прерывистый вдох. Дерево, растущее во дворе, бросало пятна теней на освещенные солнцем стены. На чистом высоком небе кудрявились облака. О, это был волшебный мир, была прекрасная жизнь! Но он не мог уступить до тех пор, пока хоть слабый лучик надежды теплился в нем.

34
{"b":"1541","o":1}