ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Без предела
Катарсис. Старый Мамонт
Тайна красного шатра
Простая сложная Вселенная
Джунгли. В природе есть только один закон – выживание
Темный лес
Рой
Шестнадцать против трехсот
Скорпион Его Величества
A
A

— Я иду сам! — И Ленард побежал к баррикадам. За ним устремились двое других, а за теми и остальные, подбадривая себя криками.

Карл широко расставил ноги, приготовившись к следующему натиску. Грохочущая сталь сверкала и свистела, тяжко обрушиваясь на его щит, за обрезом щита мелькала застывшая улыбка Ленарда. Карл парировал удары, рубил и колол сам. Ланны кричали и напирали на защитников баррикады. Сэм застонал и медленно опустился на землю, получив удар копьем в бок.

Удар! Удар! Удар!

Волны ланнов перестали накатываться на укрепление. Кто-то громко кричал от боли. Ленард в ярости еще раз налетел на Карла, поскользнулся в лужи крови и упал к ногам вождя дэйлов. Гибкий, как кошка, он вскочил, но столкнулся со своими же воинами, стремительно откатывающимися назад.

Удар! Удар!

Какая-то лошадь, обезумев, неслась, сбивая скопившихся людей. Карл вытер пот с лица и втянул в легкие воздух.

— Одна из них не сработала, — сказал Ронви. Голос у него дрожал. — Но у нас осталось еще четыре штуки.

Ленард пробирался сквозь перешептывающуюся армию, колотя воинов кулаками от злости и приказывая им вновь наступать. Карл видел, что они были близки к слепой панике. В нем бушевал огонь. Это могло сработать! Двадцать человек могли обратить в бегство тысячу воинов!

— Вперед, вперед! — Ленард выбежал из строя. Несколько воинов медленно последовали за ним.

Ронви швырнул в них бомбу. Когда она упала на землю, Ленард схватил ее и бросил назад. Она упала на груду убитых и взорвалась. Осколки металла рикошетом разлетелись в разные стороны. Дэйлы стояли твердо, и ланны отступили.

— Еще раз! — неистовствовал Ленард. — Она же не ударила по вам? Еще одна атака, и мы их сломим!

Он бросился вперед, сабля его сверкала. За ним двинулись ланны, живой лес мечей, топоров и копий. Карла немного качало от усталости, и он подумал, что эта атака могла стать последней.

Ланнский принц ударил еще раз. За Ленардом шли его воины, размахивая оружием, но страх сковал их наступление, лишь несколько человек рискнули попытаться перелезть через стены слева и справа. Просвистел меч Карла, отскочил от шлема Ленарда. И тут он почувствовал ответный удар — сабля вонзилась в щит. Карл мужественно выдержал его и рубанул по низу. Ленард парировал этот удар своей саблей как раз вовремя и сберег свои ноги. Лезвия сверкнули. Противники хрипели, уставившись друг на друга. Ленард оказался сильнее и медленно отвел руку Карла назад.

Удар! Удар!

Ланны зарычали, раздался единый душераздирающий вопль окостеневшего ужаса и смолк. Ники и Аул засмеялись, наступая на оставшегося в одиночестве Ленарда. Принц северян выругался и отступил.

Удар!

Среди врагов взорвалась последняя бомба, несущая смерть, осколки разлетелись в разные стороны. Армия превратилась в толпу, которая вопила, калечила себя, отступала с бранью и топотом.

Карл перевел дыхание. В голове у него гудело и звенело. Его начало колотить, и он никак не мог унять эту дрожь. Он сел прямо там, где стоял, и уставился на двор.

Его люди жестоко пострадали. Многие истекали кровью от десятка полученных ран, пятеро лежали мертвые, шесть человек едва держались на ногах. Стрелы кончились, мечи затупились и погнулись, оружие было исковеркано, щиты расколоты. Но и убитых ланнов тоже было много, поэтому дэйлы позволили себе измученные радостные возгласы.

— Если они придут сюда снова, — печально произнес Эзеф, — мы погибли. На сей раз они наверняка одержат победу.

— Нам остается лишь надеяться, что они не придут, — ответил Карл.

Он сидел и слышал рев толпы. Казалось, она была далеко. Он, должно быть, задремал, ибо испуганно вздрогнул, кода Аул тронул его за руку.

— Ленард возвращается, — сказал сын фермера.

Карл поднялся на ноги. Ланнский принц стоял на проспекте. Он был весь в крови и являл собой ужасное зрелище. Его лицо было обращено к воинам, которых не было видно за полуразрушенными стенами. Ланны притихли, и голос их предводителя звучал отчетливо, высоко и зло.

— Что ж, я докажу! Он не больше колдун, чем мы с вами. Я докажу, что его магия не может его спасти. Может быть, тогда у вас появится достаточно мужества, чтобы дорезать остальных дэйловских свиней.

Он повернулся к Карлу и оскалился в волчьей улыбке.

— Перемирие! — крикнул он. — Я призываю к перемирию, пока мы с тобой будем драться на поединке!

Карл окаменел. Он знал, что среди множества племен существовал обычай — поединок вождей, прежде чем будет продолжен бой. Он не мог отказаться от этого поединка. Если не принимать во внимание этот обычай, поединок докажет еще и тот факт, что он не обладает никакими магическими силами. Это снова придаст ланнам мужества, и они разобьют остатки его воинов. И если он, Карл, проиграет поединок, это тоже вдохновит ланнов на новую, теперь уже окончательную атаку.

— Я пойду за тебя, — прошептал Эзеф.

— Нет, ты не можешь, — сказал Карл. — Вызов бросили мне. Кроме того, они считают колдуном меня. Ронви и меня. Ронви, конечно, не может идти. Если не пойду и я на этот поединок, это будет конец для нас всех.

— Выходи, Карл, выходи! — вызывал Ленард. — Или ты боишься?

— Я иду, — ответил Карл. Он бросил свой погнувшийся щит на землю и взял щит Эзефа. Его меч затупился от ударов, но так же затупились мечи у всех остальных. Может быть, он еще сгодится.

Теперь он не чувствовал страха, он уже преодолел его. Но когда он вышел на улицу, бремя долга тяжко лежало на нем.

Глава девятнадцатая. Последний бой

Солнце двигалось по последней четверти дневной дуги, изъеденные временем стены отливали золотом. Тут и там шелестели на легком ветерке деревья. Сквозь горячие испарения крови и пота пробивались влажное, чистое дыхание зеленой земли и запах лета из густого леса. Карл напряг ноющие мышцы, радуясь даже пульсирующему ощущению усталости в них. Сердце билось сильно и уверенно, воздух наполнял грудь, кровь толчками бежала в жилах. Каждая зазубрина на рукояти меча под его пальцами кричала о реальном мире, мире, который нужно держать в руках и познавать живым телом — мире жизни и тайн, борьбы и наслаждений, мире непознанной красоты и томления по ней. Да, жить было здорово, и даже если ему предстояло соединиться с солнцем в этой беспросветной ночи, он был рад выпавшей на его долю судьбе.

Ленард улыбнулся ему и приветственно поднял меч. В этом приветствии было странное тепло:

— Я желаю тебе удачи, Карл. Ты был славным противником, и я хотел бы быть твоим другом.

Ланны стояли по обе стороны расчищенного пространства и ждали — ряды затаивших дыхание людей, все еще испуганных разрывами бомб. Защитники вышли из-за баррикады, чтобы наблюдать за поединком.

— Задай ему, Карл! — закричал Аул.

Карл скрестил с Ленардом меч.

— Ты готов? — спросил он.

— Да, — ответил северянин. — Начали.

Его сабля взлетела вверх, чтобы нанести рубящий удар, но Карл ударил первым, прикрываясь щитом. Сабля Ленарда скрежетала по щиту Карла, пытаясь достичь бедра. Карл сделал выпад, отбив оружие противника в сторону, и отскочил назад. Ленард бросился на него, взмахнув саблей, мощно обрушившейся на щит Карла. Карл держался твердо, его более легкий, прямой клинок лязгнул по клинку Ленарда.

Они пригибались, увертывались, крутились на месте, сталь встречала сталь. Ленард сделал ответный удар, выпад из-за щита, лезвие со звоном ударило по шлему дэйла. Яростный удар был настолько силен, что рука Карла на мгновение опустилась. Ланнский воин взревел и бросился вперед, но его кривой клинок лишь скользнул по закованному в броню плечу Карла. Карл достал концом меча ногу противника и почувствовал, как лезвие прошло сквозь кожу и плоть. Дэйлы обрадованно закричали.

Ленард зарычал и бросился вперед. Натиск был неожиданным. Сабля свистнула в воздухе, удары посыпались их отражать, но его клинок был отбит в сторону. Ленард неудержимо наступал. Карл отходил, тяжело дыша.

36
{"b":"1541","o":1}