ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все может быть, — ответил Карл. Он не был уверен в своих догадках, поэтому больше не сказал ничего.

Ронви повел их к себе. Он жил в длинной комнате с высокими потолками на первом этаже старинной башни. Карл с удивлением отметил, что пол был мраморным, на почти новых, грубо сколоченных деревянных столах стояли старинные вазы, стекло, металлические безделушки. Неужели наш мир навсегда растерял былые ремесла?

Ронви зажег свечи, мрак рассеялся по углам.

— Садитесь, — он указал им на стулья. — Мои слуги позаботятся о ваших лошадях и скоро принесут поесть. Рад, что вы составите мне компанию. Моя жена давно умерла, сыновья выросли, и теперь мне здесь одиноко. Вы должны рассказать, что происходит в Дэйлзе.

Тома знобило от вечерней прохлады, и Ронви начал разжигать камин. Камин был сооружен в более позднее время, чем построена башня. Труба выходила наружу сквозь дыру в разрушенном потолке.

— Раньше, — сказал вождь, — здесь всегда было тепло и без огня, а если нужен был свет, достаточно было дотронуться до небольшого стеклянного шарика.

Карл взглянул на стол. Там лежала книга. Он взял ее и с благоговейным страхом перелистал пожелтевшие страницы.

— Ты знаешь, что это такое? — спросил Ронви.

— Это называется книгой, — ответил Карл. — У нашего главного Доктора в Дэйлзе есть несколько штук.

— А ты умеешь читать?

— Да, сэр, и писать тоже. Я сын вождя, поэтому должен учиться. Мы иногда посылаем письма… — Карл задумался над тем, что успел прочитать в книге. — Но смысл этого мне непонятен.

— Это труд по физике, — ответил Ронви. — Здесь объясняется, как древние вершили свое колдовство. — Он грустно улыбнулся. — Боюсь, что для меня это тоже почти ничего не означает.

Прислуга внесла тарелки, и юноши набросились на еду. Потом они сидели и о многом беседовали, пока Ронви не сказал, что пора отправляться спать.

Мне нравится Сити, думал Карл, лежа в ожидании сна. Здесь, в этом тихом месте, было трудно поверить, что где-то их ждет война и смерть. Но он твердо помнил, что ланны преследовали их до самой границы запретной зоны. Колдуны не разрешат им остаться здесь надолго, несмотря на Ронви, а мечи ланнов, которые жаждут крови, будут ждать их на выходе из Сити.

Глава третья. Мудрость предков

Утром, за завтраком, Ронви сказал юношам:

— Сегодня я соберу на Совет мужчин Сити и попытаюсь их убедить проголосовать за то, чтобы изготовить вам все необходимое. Эти северные завоеватели — жестокий народ, а дэйлы всегда были нашими друзьями. — В его улыбке чувствовалась горечь. — Если у нас, изгоев, вообще могут быть друзья.

— Где будет происходить собрание? — спросил Том.

— В зале, вниз по этой улице, — ответил Ронви. — Но закон запрещает присутствие на таких советах посторонних, поэтому сегодня вы можете исследовать город. Если вы не боитесь привидений и дьяволов, а я за всю свою жизнь ни разу их здесь не встречал, вам это должно быть интересно.

— Сити! — Сердце Карла забилось от внезапного возбуждения. Сити, Сити, удивительный волшебный Сити — он будет бродить по нему!

— И все-таки будьте осторожны, — предупредил Ронви. — Под кустами и валунами незаметно старых ям и опасных мест. Попадаются и змеи. Увидимся здесь вечером.

Захватив с собой хлеба с маслом, Карл с друзьями отправился бродить по улицам. Вскоре привычный страх сменился восхищением, потом ему на смену пришел еще больший страх с привкусом скорби по погибшему миру.

Колдуны занимались своими обыденными делами, вели себя необщительно, не обращая внимания на чужестранцев. Женщины готовили, хлопотали по дому, ухаживали за детьми, дети постарше играли в пустых домах, лазили среди развалин или сидели под деревом, внимая старой учительнице. Мужчины занимались своими делами. Некоторые трудились в небольших садах, разбитых на пустырях, другие работали в кузницах и столярных мастерских или разъезжали по широким мостовым — Карлу даже трудно было представить, насколько интенсивным было здесь когда-то уличное движение — на телегах с товарами. Карла снова поразила убогая ограниченность местной жизни, скрывающейся среди величественных развалин города великих предков. Он понимал, что сейчас размышляет над вещами, понять которые ему не дано никогда. Карл вздохнул.

В воздухе раздались низкие звуки большого гонга, эхо прокатилось от стены к стене. Это Ронви делал первое сообщение колдунам о том, что в полдень состоится Совет.

— Смотри, Карл. Смотри туда!

Сын вождя поднял голову и посмотрел туда, куда указывал Аул. Его взгляд поднимался все выше и выше по отвесной стене, в непостижимую высоту. Рассказывали, что эти здания когда-то называли небоскребами. В самом деле, с ужасом подумал Карл, они так высоки, что, кажется, устремляются в небеса. Сохранилось лишь несколько первых этажей, остальная часть кирпичных стен обрушилась, остались только чудовищные, рыжие от ржавчины балочные перекрытия, темный остов, в котором ветер гудел свою погребальную песню. На этих могучих ребрах примостились крохотные фигурки людей. До юношей доносились слабые звуки ударов молотка и зубил, время от времени мигал огонек паяльной лампы, похожий на звезду, пойманную в стальную сеть. Тяжелые тросы лебедок спускались с высоты на заросшую сорняками улицу.

— Что они там делают? — прошептал Том.

— Они разбирают облицовку каркаса, — очень тихо ответил Карл, — Клочок за клочком они освобождают металл, чтобы продать его племенам.

Налетевший ветер заглушил его слова и унес их в глубокое ущелье авеню.

Все это было очень грустно — маленькие людишки нынешнего дня растаскивали по частям величественные строения, смысла которых они не понимали. Через несколько сотен или тысяч лет все это станет заметным. Ничего не останется, ничего, кроме развалин, колышущихся зарослей травы, кроме диких собак, воющих там, где когда-то жили люди.

В душе Карла смешались скорбь и медленно нарастающая злость. Это неправильно, неверно. Мудрость древних нельзя предавать анафеме! Люди должны попытаться овладеть ей и использовать для воссоздания этих строений — Бесценное наследие уже утеряно. Если не остановить эту алчность и невежество, то будущим поколениям не останется ничего.

По мере того, как они продвигались дальше, его и без того мрачное настроение все ухудшалось. Осталось так мало. Здания уже давно разрушены. Не осталось ничего, кроме пустых коробок и неуклюжих современных построек. Кроме центральной части, где жили люди, металл отовсюду был растащен, а все остальное было обречено превратиться в прах. Лес проник далеко в город.

Аула невозможно было удержать, и он взобрался на несколько уцелевших этажей одной из башен. Том и Карл последовали его примеру. С такой высоты им были видны мили мертвого Сити, леса и холмы, расположенные за его границами. На севере, под развалинами огромного некогда моста текла неширокая река. Сегодня, уныло подумал Карл, в их распоряжении всего лишь две деревянные баржи, на которых можно переправиться через реку. Он посмотрел на юг, пытаясь разглядеть там хоть какие-нибудь следы ланнов, но увидел лишь залитую солнцем шелестящую зелень деревьев, хотя где-то ланны сторожили их. Конечно, они ждали.

Ближе к полудню юноши нашли кладовую, которая в дальнейшем так много будет для них значить. Они обследовали южную окраину незаселенного района и как раз обходили живую стену из зарослей кустарника и молодых деревьев. И тут Том закричал, указывая куда-то пальцем:

— Что это?

Кладовая веков - _2.png

Карл осторожно двинулся в ту сторону, куда указывал Том. С удивлением он осознал, что испытывает страх: В землю был вкопан шест, на котором белел лошадиный череп — обычно при помощи такого знака отпугивают злых духов. За знаком виднелись две стены зданий, две другие превратились в груды кирпича и стекла. Позади этих двух параллельных, почти целых стен, маячил какой-то странный серый предмет, ни на что не похожий.

5
{"b":"1541","o":1}