ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну… — И вновь наморщила лоб. Видно было, что старушка изо всех сил пытается вспомнить еще какую-нибудь интересную деталь, однако память отказывается ей подчиняться. — Все, — выдохнула Валентина Петровна. — Больше ничего не вспомню.

Триумф ее был окончен. Подруги моментально потеряли к ней интерес и вновь воззрились на Поремско-го. «Прямо как футбольные болельщицы», — с иронией подумал Володя. Все ждали от него пояснения или хотя бы следующего вопроса. И вопрос последовал:

— Валентина Петровна, вы можете описать людей, которые приходили к Ларисе Кизиковой?

— Да разве ж их различишь. Молодые парни. Иные в куртках и кофтах, иные — в рубашках. Одни белые, другие темные.

— Спасибо, — сказал Поремский. — Вы мне очень помогли. Если вспомните что-нибудь еще — звоните. Вот мои телефоны.

Он протянул Валентине Петровне визитную карточку. Та взяла карточку, внимательно с ней ознакомилась и спрятала в карман кофты. Затем торжествующе покосилась на подруг — взглядом, полным превосходства. Тем оставалось лишь уныло вздохнуть. Что они и сделали.

— А вон и она сама идет! — воскликнула «вещунья», ткнув пальцем в сторону подъезда.

Поремский проследил взглядом в направлении, указанном старухой; и как раз вовремя, чтобы увидеть, как Лариса вошла в подъезд.

5

На этот раз дверь открылась после первого же звонка. Лариса Кизикова встретила его не слишком приветливо:

— А, это вы. Входите. Не думала, что вы такой упорный.

Она отошла, впуская Поремского в квартиру. Володя был сердит и хмур.

— Это что, в ваших правилах — назначать встречу и не приходить на нее? — осведомился он, когда Лариса закрыла дверь.

— У меня были непредвиденные обстоятельства, — спокойно ответила девушка.

— Могли бы и предупредить.

— Я забыла ваш номер. — Она посмотрела на его сердитое лицо и улыбнулась — лучисто, белозубо.

Поремский ответил на ее улыбку вопросительным взглядом.

— Простите, — весело сказала Лариса, — но вы такой смешной, когда злитесь. Ну ладно, не хмурьте брови. Я правда забыла ваш номер. А у меня на счету деньги кончились, поэтому телефон был отключен. Проходите на кухню, а то у меня не прибрано. И можете не разуваться.

Поремский прошел на кухню. Лариса — за ним.

— Присаживайтесь. Чай будете?

Володя посмотрел на часы и покачал головой:

— Нет. Я не надолго. Давайте просто побеседуем.

— Как хотите, — пожала плечами девушка.

Поремский сел на стул, спиной к окну, Лариса уселась напротив. Положила локти на стол, подбородок — на сжатые кулачки и приветливо посмотрела на Порем-ского.

— Скажите, Лариса, где сейчас ваш жених Евгений Бабаев? — спросил Поремский.

Она усмехнулась:

— О! Вы уже и имя его знаете. Я вроде не говорила.

— Говорили, просто не помните. А вот то, что он работает в МЧС, мне пришлось узнать самому. Кстати, прочему вы не сказали?

— Хотела проверить, насколько оперативно вы работаете. Шучу. Просто не думала, что это имеет какое-то отношение к делу.

— К делу имеет отношение все, о чем я спрашиваю, — веско сказал Поремский. — Расскажите мне о вашем женихе, Евгении Бабаеве. Когда и при каких обстоятельствах вы с ним познакомились? Давно ли живете вместе? И какие у него были отношения с ваших братом?

— Как много вопросов. Хорошо, я отвечу по порядку. Познакомились мы полтора года назад. В подмосковном пансионате для ветеранов и инвалидов войны. Вернее — в баре пансионата. Он подсел ко мне за столик и представился — вот и все. Вместе живем с тех пор, как я сняла эту квартиру. А с братом моим он был едва знаком.

— Но все-таки знаком?

— Шапочно, — ответила девушка. — На уровне «здрасте — до свидания». Я же вам объясняла, мы редко встречались с братом.

— У меня другая информация.

— Да ну? И что теперь?

— Вот что, милая девушка, расскажите, что вы делали в тот вечер, когда ваш брат взорвал машину с генералами?

Глаза Ларисы сощурились.

— Что это вы так резко сменили тон? — с сарказмом произнесла она. — В прошлую нашу встречу вы были сама обходительность.

— Отвечайте на вопрос.

— Пожалуйста, отвечу. Мы с женихом гуляли в Тимирязевском лесу. Вошли в него со стороны Красностуденческого проезда. Вышли — со стороны кинотеатра «Байкал». Можете проверить — там наверняка остались наши следы.

— Кто-нибудь может это подтвердить? — спросил Поремский, не обращая внимания на убийственную иронию, сквозившую в голосе девушки.

— Разумеется. По пути мы встретили одно милое создание. Угостили его чипсами. Какое-то время он был с нами, потом увидел других гуляющих и пошел попрошайничать у них.

— Подробнее, пожалуйста, — потребовал Поремский.

— Вы хотите знать его имя? — подняла брови Лариса.

— Если знаете фамилию, назовите и ее, — ответил Поремский.

Девушка придала своему лицу предельно серьезное выражение и ответила:

— Зовут Белка. Или Белк. Смотря по тому, девочка это или мальчик. А фамилию я не знаю. Да и вряд ли она у него есть.

Кизикова явно старалась вывести Володю из себя, но, несмотря на все ее женские ухищрения, он оставался невозмутим.

— И все-таки я повторю свой вопрос: кто-нибудь может подтвердить, что в момент взрыва машины с генералами вы и ваш жених находились в Тимирязевском лесу? Кто-нибудь, кто умеет говорить, — с легкой усмешкой добавил Поремский.

— Нет, ни с кем из «говорящих» созданий мы не общались.

— Прискорбно, — сказал на это Поремский. — Алиби вам бы не помешало.

— Так вы нас подозреваете?

Поремский кивнул:

— Да, я вас подозреваю. Но доказательств вашей вины у меня пока нет.

— Ну а на «нет» и суда нет. Все ваши подозрения — это всего лишь фантазии. Удивляюсь, как они могли прийти вам в голову? Впрочем, голова следователя — загадка для простого обывателя.

— Ваш жених неплохо разбирается в оружии?

— Наверное.

— И умеет делать взрывчатку?

— Не знаю.

— И умеет эту взрывчатку применять на деле?

— О чем вы…

— И вы вполне могли ему помочь?

— Я не понимаю, что вы…

— Он тоже не любил генералов? Так же, как ваш брат?

— При чем тут мой…

— За что? — резко спросил Поремский. — Что они вам сделали?

— Я не…

— Разве они заслуживали смерти?

— Смерти? — Глаза девушки вспыхнули. — Да! Они заслуживали смерти! Они сами посылали людей на смерть, ясно вам?.. Это, конечно, не значит, что его убили мы, — опомнилась девушка. И быстро добавила: — Тут вообще нет никакого «мы». Я же говорю, мой жених и мой брат не общались.

Поремский перевел дух (он устроил этот прессинг сознательно, надеясь, что, вспылив, девушка проговорится о чем-нибудь важном) и сказал:

— И все-таки вы не хотите отвечать на мои вопросы правдиво. Я всегда вижу, когда мне врут. Вы делаете это не очень искусно.

Внезапно лицо Ларисы исказилось откровенной, ничем не прикрытой злобой.

— Да ну вас к черту, — желчно и устало сказала она. — Тоже мне проницательный нашелся. Я больше не скажу вам ни слова, ясно? Хотите меня допрашивать — сперва арестуйте. А теперь — убирайтесь вон! Не хочу вас больше здесь видеть.

Когда Поремский вышел из квартиры, Лариса крикнула ему в приоткрытую дверь:

— И зарубите себе на носу: я вас не боюсь. У вас нет никаких доказательств. А будете слишком много фантазировать — попадете в психушку!

— При первой нашей встрече вы показались мне умнее, — ответил ей Поремский.

Кизикова захлопнула дверь. Володя повернулся и пошел по лестнице вниз.

— Я почти уверен, что они причастны к этому, — говорил десятью минутами позже Поремский Турецкому, прижимая к уху телефон. — Она вполне конкретно выразила свое отношение к смерти генералов. И еще: все, что я узнал — от коллег Бабаева, от этих старушек во дворе, — дает мне основания предполагать, что Геннадий Кизиков и Евгений Бабаев были знакомы. И даже дружны. Уверен, что у них было что-то вроде тайного общества, куда входили бывшие вояки. Сходки они устраивали в квартире Кизиковой и Бабаева. А вот чем занималось это «тайное общество» — это нам еще предстоит выяснить. В любом случае Кизикову необходимо задержать.

34
{"b":"154176","o":1}