ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И только она положила трубку, как последовал требовательный звонок из кабинета.

— Зоя, где там Шестаков? Немедленно найди и приведи сюда…

— Уж Герман близится, а полночи все нет, — сказала она, увидев Геру, в этот момент заглянувшего в дверь приемной. — У вас с ним телепатическая связь, Валерий Александрович, не иначе. Вы только-только о нем подумали, а он уже бежит сюда на полусогнутых… И заглядывает в мои бумаги. Уйди, не трогай, кому говорю!

Гера весело ей подмигнул, показав большой палец, после чего скорчил скорбное лицо и осторожно постучался в косяк.

— Можно? — Он робко приоткрыл дверь. — Вы позволите?

— Заходи… — кивнул Померанцев. — И побыстрей, не до церемоний… Что-нибудь нашел? — спросил он, когда Гера уселся в любимой позе в любимое кресло.

— Боюсь, что да и одновременно нет, — пожал тот плечами. — Шеф, пока никто не сознается во взломе вашего сейфа. Правда, врать не буду, паяльник еще никому не вставлял. Как представлю, сколько при этом будет чистосердечно признавшихся и как потом с ними со всеми разбираться…

— Короче, — нахмурился Померанцев. — У тебя на данный момент есть реальная зацепка?

— На данный момент… А что, закрываем дело Разумневича? — догадался Гера.

— Приостанавливаем, — кивнул Померанцев. — Ятолько что вернулся от Анисимова. Правда, за это он обещал закрыть глаза на поиск утечки.

— Вижу. Ты взъерошенный, как бойцовый петух. А что по этому поводу думает Константин Дмитриевич? — осторожно спросил Гера, кивнув на телефон. — Он знает? Или ему там не до нас?

— Это решили без него. — Померанцев указал на потолок. — И возможно, не в нашей конторе. А где-то повыше.

— А что в правовом государстве может быть выше закона? — задал риторический вопрос Гера.

— Спроси полегче.

— г Значит, будем визит Быстрова отменять?

— Черта с два! Одно другому не мешает… Я убедил Анисимова, что нам нельзя показывать слабину… А вот по поводу утечки… Короче, тут я согласен с Анисимовым: мы сами должны найти дыру в нашем заборе. Лишь бы не помешали. У тебя на сей счет есть идеи?

— Возникла одна мысль, несколько безумная, поскольку кое-что мне вспомнилось… — темнил Гера. — Хотя чем черт не шутит.

— Ну-ну? — нетерпеливо подбодрил непосредственный начальник. — Договаривай.

— Словом, — понизил голос Гера, — раз тебе разрешили внутреннее расследование…

— Не запретили, — поправил Померанцев.

— Вот именно… Поскольку наверняка ты настаивал. Честь мундира, то-се… Меня насторожил именно этот факт: тебе не приказали, а именно не запретили продолжать поиски предателя в наших сплоченных рядах. Значит, кто-то где-то очень надеется…

— …что я поймаю за руку самого себя, — закончил Померанцев.

— Приятно работать с понятливым начальником, — кивнул Гера. — Который понимает с полуслова подчиненного, даже когда тот говорит неприятные для его слуха вещи… Ведь отчет ты должен предоставить наверх, не так ли? А там наверху уже есть готовый ответ. С уликами неопровержимыми, скажем так, не в твою пользу. Допустим… Заметь, я говорю: допустим, тебе их показывают и одновременно прилагают чистый лист бумаги, на котором ты волен написать что угодно. Например, заявление об увольнении по собственному желанию. Судиться или препираться следователю Генпрокуратуры с собственной конторой? Бр-р-р…

— И что теперь делать? — спросил Померанцев.

— Гнуть свою линию, — пожал плечами Гера. — Ты ж не отступишь, насколько я тебя знаю. Как там сказано в одной книге из далекого детства? Бороться и искать. Найти и не отдавать. А вдруг раскроем, кого не следовало бы раскрывать?

— Да это понятно… — Померанцев забарабанил пальцами по столу.

— Некоторые это кожей чувствуют, — негромко продолжал Гера. — Когда прохожу по коридору или в курилке, те, кто всегда держал нос по ветру, сейчас воротят его в сторону. Им наша высокая раскрываемость и раньше была не по нутру.

— Могу дополнить, — потянулся Валерий, сделав пару резких движений, чтобы размяться. — Наверняка наших начальников вызывают куда надо и там спрашивают: сколько можно, да на кого или на что вы там у себя замахнулись?

— На свободу слова и предпринимательства… — подхватил заунывным голосом Гера. — Мол, только-только появились первые ростки демократии и свободы, а вы сразу норовите их затоптать….

— Можешь не продолжать. Так ты со мной? — Валерий посмотрел в глаза непосредственному подчиненному.

— Голову на отсечение… — не моргнул Гера. — Хотя это неплохой шанс занять наконец твой кабинет.

— Все-таки что-то ты откопал?

— Пока ничего определенного. Я лишь внимательно проследил за движением документа, называемого постановлением на задержание гражданина Российской Федерации Разумневича Льва Семеновича. И вот что показалось мне странным. Хотя я боюсь ошибиться в своих предположениях…

— А ты не бойся, — кивнул Померанцев, посерьезнев. — Больше нечего бояться. Излагай, не тяни.

— Я вспомнил об одном свойстве нашей памяти. Чтобы не быть голословным, посмотри еще раз на этот чертов бланк постановления… — Гера показал подбородком в сторону сейфа. — Посмотри, не ленись. Только не говори, что ты его уже сто раз видел.

Померанцев открыл сейф, достал папку с делом, потом вытащил ордер.

— Ну и? — Он повертел его в пальцах. — Обычный бланк.

— Это тебе только кажется, — уверенно сказал Гера, забрав бланк у непосредственного начальника. — Он отпечатан на компьютере.

— Знаю, они все так печатаются, и что?

— А то, что мы никак не отвыкнем от тех времен, когда их печатали на машинке. И забываем, что копии хранятся не только в сейфе, но и в памяти компьютера. Кто сказал, что залезли в твой сейф, а не в жесткий диск?

Померанцев внимательно слушал, сведя брови к переносице, а Гера, сделав паузу, снял телефонную трубку:

— Зоя! На минутку… Есть разговор.

Зоя вошла в кабинет, Валерий кивнул ей на кресло. Она села нога на ногу, достала сигарету, предупредительный Гера щелкнул зажигалкой. Она кивнула в знак благодарности, внимательно посмотрела на обоих.

— С чего это вы такие напряженные с утра? Что случилось?

— Зоя, ты печатала это постановление? — спросил Валерий негромко.

— А, это?.. Ну да, как всегда, на компьютере… — Она снова их оглядела. — Я сделала что-то не так?

— Ты сохранила копию на жестком диске?

— Да… — Она терялась все больше. — Я же должна, по инструкции, оставить себе копию…

Нет, ты сделала все правильно, — успокоил ее Померанцев. — В любом случае должна сохраниться копия.

— Ребята… Да что случилось? — Она переводила взгляд с одного на другого.

— Ты только сегодня родилась? — спросил Гера и положил перед ней газету со статьей Олега Ивановича Быстрова. — И не читала, и не слышала? — Он указал на снимок ордера в газете. — Допустим, про постановление они узнали. Но как копию сняли? Залезли в сейф Валеры? Ночью, отключив сигнализацию и взломав кабинет? Исключено. Себе дороже. Другое дело, ее можно извлечь из памяти твоего компьютера, узнав пароль.

— Вы меня в чем-то подозреваете? — воскликнула она, побледнев. — Что вы так смотрите?

— Успокойся. — Валерий положил руку ей на плечо.

— Говорю вам, пароль я никому не передавала! Его, кроме меня, никто не знает…

Ее голос дрогнул, она всхлипнула.

— И это тоже верно, — снова согласился Померанцев. — Я и то его не знаю. Да мне и не интересно.

— Мы тебе верим, лапушка… — вздохнул Гера, погладив ее по плечу. — Как самим себе. Но ведь чудес не бывает, верно? А сейчас иди приведи себя в порядок и вспомни, кто его мог подсмотреть, когда ты включала компьютер. Скоро к нам должен пожаловать в качестве свидетеля дорогой гость, один из властителей наших бессонных дум, Олег Иванович Быстрое, собственной персоной. Тот самый, что накропал эту статейку. Ему нужно будет отметить повестку и предложить чаю с бубликами.

Олег Иванович Быстрое прибыл в прокуратуру минута в минуту. Прошел в кабинет старшего следователя по особо важным делам Померанцева, где навстречу ему встали двое — сам хозяин кабинета и второй следователь Герман Шестаков. Они вежливо поздоровались.

25
{"b":"154177","o":1}