ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А о делах говорила? — допытывался Антон.

— Не помню. Может, что и было… Так ты точно ему скажешь?

— Смотря как и о чем мы договоримся, — развел руками Антон. — Тем более он тебя уже заподозрил. И сам просил проследить за вами. Что-то ведь я ему должен доложить, верно? Ей-то он ничего уже не сделает. Жена все-таки, все ее знают. На тусовках он только с ней. А о тебе кто вспомнит? Но выход всегда есть. Короче, босс положил глаз на твою Юльку… Понял теперь?

Он не успел закончить фразу, как вдруг Саша резко повернулся и набросился на Антона, свалил на пол и потянулся к его горлу.

— Ты… ты чего?.. — прохрипел Антон, едва удерживая его руки.

Но Саша молчал, его лицо побагровело, тряслось от напряжения, а глаза налились кровью…

— Придурок… — едва выдавил Антон и, набрав воздуху в легкие, отпустил одну его руку, чтобы ударить двумя пальцами ниже кадыка, судорожно передергивающегося, словно затвор карабина, после чего подхватил ногами его ноги и сбросил с себя вбок, но Саша быстро откатился, выхватив «Макарова» из кармана своего пиджака, висевшего на стуле… Антон едва успел метнуться в сторону и вниз, на пол, одновременно ударив носком ботинка по его руке.

Прогремел выстрел, пистолет отлетел в сторону, пуля ударила в бетонную стену, срикошетив, ударила в другую, третью, разбила зеркало трюмо. И все это произошло за одно-единственное мгновение.

Антон навел на лежавшего Сашу свой «магнум», который был у него в кармане брюк.

— Придурок, — прохрипел он, ощущая боль в горле, поскольку Саша успел туда ткнуть. — Рукопашная на тройку с минусом. Я ж учил вас, сначала надо все узнать о намерениях противника и не показывать, что собираешься его ломать… Говорил или нет?

Саша молчал, только смотрел снизу с ненавистью, ожидая своей участи.

— Сам подумай… — продолжал Антон, преодолевая боль в горле. — Убил бы ты меня, а далеко бы со своей Юлькой не сбежал. В офисе знают, где я сейчас и с кем собрался встречаться. Мне вот только что оттуда звонили. Меня сразу тут бы нашли, понял? Поэтому лежи и не дергайся.

Антон осторожно отошел в сторону к лежавшему «Макарову» и, словно заправский футболист, подцепив его носками своих ботинок, подбросил вверх, подхватил одной рукой, одновременно контролируя поведение Саши.

Тот, морщась от боли, сел на пол.

— Ну так чего делать будем? — спросил он. — Нам же теперь тесно стало на одном полушарии, сам говорил.

— Это верно, — согласился Антон, присев на корточки напротив него. — Но по отдельности будет еще хуже. Опять же, неизвестность хуже всего, верно? А я во всем хочу полной ясности. Хотя не хочу знать, сколько мне отпущено. Если мы сейчас просто так разбежимся, то сразу начнем подозревать и выслеживать друг друга, а если поговорим за жизнь и оставим все, как есть, то будем вместе на службу ходить и быть у всех на виду. Я прав?

Саша не ответил. Антон хлопнул его по плечу, вернул «Макарова».

— На. Бери, чего смотришь. И больше при мне не выхватывай. А то в другой раз могу и не разобраться, из-за чего базар. И учти. Ты трахаешь жену босса, которого все знают, а он тебя, чувака, кормит, поит и с моей помощью воспитывает, верно? Прикинь, кто ты и кто он. Я правильно говорю? Вот пусть теперь босс твою Юльку поимеет. Ага? И тогда все квиты. Ты — с Юлькой, а босс — со своей Ангелиной. И никто никому ничего не должен.

Саша по-прежнему молчал. Только достал из «Макарова» обойму и сунул ее в один карман, а пистолет — в другой. Антон усмехнулся и проделал то же самое со своим «магнумом».

— Сделаем так… — Он положил руку на плечо Саши, но тот заметно напрягся, и Антон руку убрал. — Шеф тут устраивает прием. Считай себя приглашенным. Ты приводишь туда твою Юльку. А после, когда все нажрутся и потянутся по спальням, займешься его Ангелиной. Если шеф не так поймет, я сам заяву ему на стол, по собственному желанию. Мол, не смогу нашим ребятам смотреть в глаза. Усек? Больше не будешь кидаться?

— А как я Юле объясню? — дрогнувшим голосом спросил Саша.

— Скажешь, жена хозяина изнасиловала тебя под наркозом, — хмыкнул Антон. — Ты ж красавчик у нас. А она к отказу не привыкла. И сам вспоминай иногда: Юлька твоя с Савелием жила, а он ее постоянно нужным людям подкладывал. Чего глазки потупил, на меня смотри! Кто ее к газетчику Быстрову недавно отвозил? А теперь с понедельника новую жизнь решил начать?

Будто ничего и не было? Так не бывает. Может, у вас и получится, но только не сразу. Придется еще пострадать. Как Ромео с Джульеттой. Если, конечно, еще жить хотите.

Он встал, повернулся к нему спиной, прошел на кухню к холодильнику, обратясь в слух и фиксируя малейший шум в комнате. Там было тихо.

Антон достал и откупорил две бутылки «Балтики», помыл стаканы, вернулся в комнату. Саша сидел в той же позе, глядя вниз.

— Пей… — он протянул ему полный стакан. — Или водочки? Я в жару ее не жалую, если честно.

— Лучше водки, — сказал Саша. — Я согласен, если ты хозяину ничего не скажешь. Ну насчет Ангелины Борисовны. Тогда я с Юлькой сам поговорю… И сам ее привезу.

— Договорились, — протянул ему руку Антон.

Вечером он позвонил Вадиму:

— Извини, что не ответил, трудный день выдался… Так ты чего хотел?

— Срочно нужна хорошая химчистка, — сказал Вадим. — Качественная. Новый костюм вот испачкал. Грязь трудносмываемая. Есть что-нибудь на примете?

— Надо подумать… — Антон усмехнулся его конспирации. — А каков характер грязи?

— Кавказский менталитет, — туманно ответил Вадим. — Классная работа, свой почерк, но в наличии дурная привычка ничего не менять. Поэтому везде оставляет следы.

— Поищем, — повторил Антон.

— Это срочно, — сказал Вадим. — И узнай, сколько этот «чистильщик» стоит.

— А я думал: торг неуместен, — хмыкнул Антон. — Ну, конечно, в пределах разумного.

7

Померанцев, взяв с собой дело Разумневича, с утра отправился к следователю ГУВД Королеву, знакомцу Геры Шестакова, чтобы проконсультироваться с ним по поводу преступлений в области новейших технологий.

Следователь Королев — молодой, болезненно-бледный, поднялся навстречу гостю, протянул для пожатия руку, и Валерий почувствовал его вялую, потную ладонь. Наверно, так и должен выглядеть профессиональный компьютерщик, отрывающийся от монитора только для отправления естественных надобностей, подумал Померанцев.

— Присаживайтесь, — кивнул Королев на стул. — А Герман вроде тоже хотел послушать?

— Нет, — покачал головой Померанцев. — У Геры ответственное задание, может, слышали, что случилось на Пироговке в судебно-медицинском морге? Он сейчас там.

— Вам, судя по всему, эта консультация крайне необходима? — спросил Королев.

Вместо ответа Померанцев провел ребром ладони по горлу.

Королев понимающе кивнул:

— Значит, я правильно понял. Момент этот щепетильный, наверняка подозреваемый начнет торговаться, но мы попробуем. У нас по одному делу проходит свидетель, который одной ногой стоит в подозреваемых. Он сейчас должен подойти. Это некто Альфред Абрикосов, интересный тип, некогда ведущий специалист в области информатики, ныне человек свободной профессии, весьма сведущий в той ее части, что граничит с криминалом. Ну там взломы серверов, хищения денег со счетов, а также засекреченных файлов из охраняемой памяти компьютеров. Утверждает, что если сам взламывает, то не корысти ради, а исключительно из спортивного интереса. За руку его не поймали, но он у меня давно на примете, а теперь подозреваю, и вполне конкретно, в махинациях разного рода…

В это время в дверь осторожно постучали.

— На ловца и зверь… Входите, Абрикосов, открыто! — крикнул Королев. И приложил палец к губам. Померанцев понимающе кивнул: принято, мое дело поддакивать.

В дверь сначала заглянуло округлое лицо в очках, почему-то придававших ему хитрющее выражение, затем вошел, вернее, вкатился некий колобок лет за сорок, опровергая всем своим видом имидж современного программиста.

37
{"b":"154177","o":1}