ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Таня зашла к нему через минуту с валерьянкой и стаканом воды, когда он сидел на диване, задрав сорочку и массируя себе сердце.

— Вот сдохну, ведь все по миру пойдете! — заявил он, выпив воду. — Тогда узнаете, что такое настоящая жадность! Еще наплачетесь с моими наследниками.

— Узнаем, узнаем… Успокоился? — спросила она, зайдя сзади и разминая ему плечи возле шеи. — Или еще поорешь?

— Успокоился, — покорно вздохнул он. — Вот отдохну, приду в себя и снова начну орать… Ну все, хватит… Где Вадим?

— Вот теперь я вас соединяю, — сказала она и передала ему трубку, после чего вышла, не оборачиваясь, из кабинета.

— Нет, сначала все-таки с Олегом! — крикнул он ей вслед. — Где бы он ни был и чем ни занимался… А Вадима я жду потом, здесь, на ковре, в своем кабинете!

— С Олегом так с Олегом… — равнодушно сказала она и закрыла за собой дверь кабинета. — Олежка, — вполголоса сказала она, когда соединилась с редакцией «Российских ведомостей». — Наш рвет и мечет. Чем-то вы с Вадимом перед ним провинились… Требует тебя или твоего скальпа, я толком не поняла.

— Н-не знаю… — промямлил Олег Иванович, чувствуя, как у него стало пусто и холодно в том месте, где только что была диафрагма. — А что хоть произошло…

— А вот сейчас ты все узнаешь! — услышал он трубный голос Разумневича. — Олег! У меня к тебе накопились вопросы, на которые ты должен немедленно ответить!

— Слушаю вас, Лев Семенович.

— Скажи, родной мой, я тебе когда-нибудь в чем-то отказывал?

— Да вы что, разве я когда?..

— Не я ли устроил тебя, доверяя, как сыну, на это весьма прибыльное, как оказалось, место ответственного секретаря редакции моей газеты? — прервал босс.

— Вы, конечно… — пролепетал Олег Иванович, чувствуя теперь не только холод в животе, но и жар в голове. — А что случилось?

— Не я ли сделал тебя своим представителем по связям с творческими организациями и отдельными творцами, прославившими наше искусство?

— Вы, Лев Семенович, только вы, мой благодетель… — попытался Олег Иванович обратить все в шутку. — Но, может, объясните наконец?..

— Не я ли ввел тебя в свой узкий круг?

— Да, но… объясните наконец?..

— Нет, сейчас это ты мне все-все объяснишь! — спокойно сказал олигарх. — Сейчас же приедешь ко мне и расскажешь все, как было, и что ты знаешь, а еще я посмотрю, осталась ли в тебе хоть капля благодарности! И не вздумай до своего приезда с кем-то или о чем-то консультироваться или выяснять! Ты сейчас у меня под полным контролем. И если я что-то узнаю…

— Я понял, — поспешно ответил Олег Иванович. — Уже выезжаю. Буду через полчаса.

Он приехал к благодетелю ровно через сорок минут, ни жив ни мертв, и Таня, сочувственно качая головой, проводила его под руку до дверей кабинета.

— Рвет и мечет… — шепнула она. — Ты что натворил?

— Н-не знаю… Даже не представляю.

— Он сейчас свирепый, каким я его еще не видела. Просто вне себя!

— А что хоть?.. — остановился он возле самых дверей.

— Нич-чего не знаю, — она замотала головой, прикрыв глаза для большей убедительности. — Даже не спрашивай!

И подтолкнула, открыв перед ним дверь. Олег Иванович, робея, прошел в кабинет и остановился посредине, испуганно и преданно глядя на шефа.

— Садись, — кивнул Лев Семенович на стул посреди кабинета, который он там заранее поставил. — Рассказывай.

— Да что рассказывать? — с отчаянием в дрогнувшем голосе спросил Олег Иванович, похожий сейчас на нашкодившего щенка.

— Все, что знаешь, то и рассказывай!

— Ну хоть подскажите…

— Вопрос мой помнишь, да? Расскажи, как ты воспользовался моим именем и моими связями с нашими всемирно известными творцами, этими всеми уважаемыми людьми, во благо себе?

— Вам, наверно, Вадим все рассказал, — отвел глаза в сторону Олег Иванович. — Понимаете… Я влюбился. Сам не ожидал… Просто мерещилась она везде. На жену смотреть уже не мог. Ну и…

— И потребовались деньги, верно? — сощурился Разумневич. — Чтобы ей заплатить?

— Нет, она сама ко мне приехала… — впервые поднял глаза на хозяина проштрафившийся ответственный секретарь. — Савелий сам мне ее привез… Вернее, мы сначала договорились…

Разумневич удивленно посмотрел на него, и Олег Иванович тут же замолчал.

— Ну-ну, договаривай! — приподнялся с кресла и наклонился вперед. — И смотри мне в глаза! Кого и зачем привез тебе Савелий?

— Эту свою пассию, певичку из Сибири… Юлию, сценическое имя Стефания. Мы должны были написать о ней хвалебную статью. Рита ее написала, очень там ее хвалила. Может, читали?

— Может, и читал. Рита статью написала, а девка за это тебе дала? — Он хмыкнул.

— Ну не Рите же… — криво усмехнулся Олег Иванович.

— С Ритой понятно, — отмахнулся босс. — Золотое перо. Больше взять с нее нечего. Поэтому не ввязывай Риту! А вот Вадим здесь при чем? Рассказывай! — Он стукнул кулаком по столу. — Ты с ним делишься?

— Я думал, вы все знаете… — тихо сказал Олег Иванович, снова опустив глаза.

— Знаю, — соврал не моргнув глазом Разумневич. — Только теперь ты мне сам расскажешь. Я тебя хочу послушать… Все как на духу! Без малейшей утайки. И я сам пойму — совсем ты заврался или еще нет.

— В общем, я с ней там был, в кабинете редакции, трахался… А в это время нас, оказывается, снимали на видео.

— Кто снимал? — похолодел Лев Семенович, взявшись за сердце, ибо уже понял, о ком пойдет речь.

— Все организовал Антон Безруков, шеф службы безопасности Белявского, главы «Бета-групп». И он же Вадиму рассказал.

— Ты хоть понимаешь, гаденыш, что натворил! — приподнялся из-за стола Разумневич. — Эдька теперь эту пленку использует в нужный момент, чтобы ударить меня по яйцам! Меня, а не тебя! Когда покажет по своему сраному каналу… Нет, а почему ты раньше молчал?

— Думал, вам не стоит преждевременно беспокоиться… — сказал Олег Иванович. — А Вадим мне сказал, что он уже обо всем договорился с Антоном и все уладил. Они же давно друг друга знают. И Белявский об этом еще ничего не знает.

Разумневич так и сел. И некоторое время смотрел на Олега Ивановича выпученными глазами, будто лишившись дара речи.

— Вадим давно знает Антона Безрукова? — спросил он наконец в наступившей тишине. — Хочешь сказать, у моего шефа безопасности доверительные отношения с шефом безопасности моего злейшего врага?

Он встал с места.

— Да, то есть нет… — сбился Олег Иванович и снова отвел взгляд в сторону. — Он сам мне это сказал…

— Хватит блеять! — сказал Лев Семенович. — Смотри мне прямо в глаза. Что да и что нет? Я ведь у Вадима все равно все узнаю.

— Ну… Вадим мне рассказал… — потупил взгляд Олег Иванович. — Про эту видеозапись. Ну, мы с ним повздорили немного. Его заело, что я поймал его на лжи. И он со зла мне все это выложил, мол, он от Антона Безрукова, своего старого друга, все узнал.

— О чем вы спорили? — еще спокойнее спросил Лев Семенович.

— Долго рассказывать… — Олег Иванович смахнул пот со лба. — Он вообще на меня зол. Ему ведь с самого начала не нравилась моя идея, как заставить Макарова написать статью про государственные долги…

— Помню, — кивнул Разумневич. — Ладно. Так что конкретно он тебе еще сказал?

— Ну, вроде Антон сам ему сказал, будто у него есть кассета про меня и эту Стефанию, ну, чем мы с ней занимаемся. То есть теперь я должен Вадиму в рот смотреть и делать все, что он прикажет… — покаянно и совсем тихо произнес Олег Иванович. — И тогда он ничего вам не скажет.

— Значит, они с Антоном друзья… Так… Это случилось, после этого вы с ним на пару обули меня и Малхазова? — негромко спросил Лев Семенович. — Пятьсот тысяч на откат, верно?

Олег Иванович поднял на него удивленные глаза.

— Разве не четыреста? Лев Семенович, но вы же помните… Вы же сами разрешили мне комиссионные от сделок.

— Не придуривайся! — строго сказал Разумневич. — И не держи меня за идиота! Речь шла о комиссионных с доходов, а не с расходов. И не больше пяти процентов. Повторяю! Говори все, и по-хорошему.

42
{"b":"154177","o":1}