ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вы принюхайтесь. — Чернявый водитель «фольксвагена» театрально хватался за голову, рассматривая помятый багажник. — Она же пьяная! Гляньте!

Щербак увидел мента и понял, что ему повезло. Инспектор ДПС Крылов был ему знаком — им обоим случалось обращаться друг к другу за помощью. Сейчас же, увидев знакомое лицо, Крылов нахмурился:

— Ты чего тут?

Щербак достал сигарету:

— Дай огоньку-то.

Они отошли в сторону.

— Он спецом ее. Я видел.

Щербак прикурил от зажигалки инспектора и многозначительно посмотрел на него.

— Ну и что? — усмехнулся Крылов. — Сейчас она как в трубку дыхнет!

— Да сделай ты им полюбовно. Она заплатит.

— Шустрый ты, Коля! Нужна она тебе, что ли?

Но настроение у инспектора было хорошее, и, рявкнув на верещавшего водителя «фольксвагена», он недвусмысленно предложил Рапановой «заплатить штраф на месте».

Когда «фольксваген» уехал, она обернулась к ухмыляющемуся в сторонке Щербаку.

Крылов уехал на своих «Жигулях», и Рапанова сказала:

— Это вам я обязана своими правами?

Щербак выкинул сигарету и подошел к женщине. Она смотрела на него зелеными хмельными и притягательными глазами.

— Хотелось помочь…

— Не люблю ментов. — Она перевела взгляд на помятый бампер. — Теперь рихтовать придется.

— У вас и колесо спустило. — Щербак присел перед машиной, разглядывая вмятину. — Давайте я вас хоть до ремонта дотяну, что ли…

Моргая аварийными сигналами, они медленно катили по городу — каждый в своей машине. В некоторый момент Рапанова сказала негромко:

— В жизни всегда есть место симпатичным мужчинам…

Потом она стала что-то довольно напевать себе под нос, и от этого Щербаку стало неловко — он ведь по-прежнему подслушивал ее. Он зачем-то выключил приемник. Правда, тут же передумал и включил. Гуляя возле автосервиса и дожидаясь ее возвращения, он удивлялся самому себе, сокрушенно качая головой. Рапанова появилась неожиданно.

— Послушайте, а вы кто?

— Просто ехал за вами. И все видел. Николай.

— Ира… Я просто до сих пор еще плохо соображаю…

Рапанова смущенно разглядывала Щербака.

— Вот именно. И в таком состоянии — за руль! — сказал он довольно иронично.

— Да, не могу я дома…. — Она отвернулась и рассеянно посмотрела по сторонам. — Пойдемте куда-нибудь?

— Зачем куда-нибудь? Сегодня в Большом «Дочь фараона». Вы видели?

Она посмотрела ему в глаза и счастливо улыбнулась.

Когда ехали к ее дому — переодеться, Щербак так заслушался ее рассказами, что чуть не выдал себя с головой, уверенно повернув на развилке в нужный поворот. Но Рапанова со смехом вспоминала институтские годы, как, их будущих управленцев, заставляли выдергивать в колхозе морковку, как случайно получила блатное направление на работу в фирму…

Он поставил «шестерку» во дворе ее десятиэтажки, зайти в квартиру отказался. История с «фольксвагеном» его чуть насторожила, правда, несмотря на свой опыт, он не мог с уверенностью сказать, было ли это подстроено.

Через десять минут Рапанова спустилась вниз и, уже накрашенная и благоухающая дорогими духами, села в его машину.

— Коля, а билеты-то уже есть?

— Будут.

Действительно, под колоннами Большого театра

Щербак без проблем купил билеты, и они даже успели немного погулять перед спектаклем. Разглядывая витрины ГУМа, Щербак с удивлением заметил за собой слежку. Какой-то парень постоянно маячил у него за спиной на расстоянии метров в двадцать. Но как только они вошли в театр, парень отстал. Может быть, служба безопасности «Илиады» решила контролировать происходящее? А может быть, он чрезмерно подозрителен, никакая это не слежка?

Купленные с рук места оказались вполне удачными. Разглядывая публику с высоты своего первого яруса, Щербак вдруг увидел знакомые лица. Крупный мужчина в сопровождении бритого охранника прошелся по центру партера и сел в пятый ряд. Видимо, это и был тот самый Шершеневич — глава «Илиады», заказавший слежку за Рапановой. Ничего себе совпа-деньице! Щербак взглянул на Рапанову и нахмурился. Она, затаив дыхание, тоже следила за своим шефом. Она его боится? Знает, что на крючке? Или ей просто неприятно его видеть?

После спектакля ехали молча, и она с грустью смотрела на дорогу.

Что ты, дорогуша, такое драгоценное тыришь у своей компании, думал Щербак. Он пару раз останавливался на заправках, косился на проезжающие мимо машины, но слежки больше не обнаружил.

— Что случилось? Почему ты сникла?

— Домой не хочется. — Она положила ему голову на плечо. — Тоска. Опять эти стены.

Это Щербаку было не на руку — надо же ему все-таки как-то попасть в ее квартиру…

— Ну поехали ко мне, — буднично предложил он, уверенный, что она откажется, но Рапанова тут же согласно кивнула:

— Только возьми еще выпить.

Еще через двадцать минут она сказала:

— Холостяцкий уголок. — Прошлась по квартире, заглянула в ванну. — Ну никаких следов женского пребывания! Надо же…

Щербак выложил на стол купленные по дороге фрукты и нахмурился.

— Я был женат. Но это уже в прошлом.

— Да я и не спрашиваю.

Рапанова села на диван и с таким отчаянием взглянула на него, что Щербаку сразу захотелось обнять ее, прижать крепко к груди и избить любого, кто подойдет близко. Что за фигня в самом деле, подумал он. Что за непрофессионализм? Нет, так нельзя.

— Давай выпьем, Коля.

Длинные рыжие волосы разметались по всей подушке. Щербак вдыхал их запах, чувствуя себя наверху блаженства. Ему было больно от впивающихся в спину длинных ногтей, но вдруг она заплакала и убежала в ванну.

Щербак достал сигарету и свесился с дивана в поисках пепельницы.

Возле кровати валялась ее раскрытая сумочка. Он включил ночник и заглянул в нее. Косметика, какие-то таблетки, обычная женская ерунда… Щербак выдвинул из-под дивана набитую окурками пепельницу, и тут же из ванны вернулась Рапанова. Она забрала у Щербака сигарету, затушила ее и стала целовать его глаза, лицо, губы. То, с какой страстью и с нежностью она бросилась к нему в объятия, заставило его забыть обо всем.

Через два часа, когда она спала, Щербак взял ключи в ее сумочке, оделся и выскользнул из дома. Сел в машину и погнал по ночному городу. Через сорок минут он уже хозяйничал в ее квартире. Свет не «Включал, пользовался фонариком. Обследовал все три комнаты, кухню, ванную туалет, кладовку. Нигде следов похищенной в фирме «Илиада» информации не нашел. Предполагалось, что она может быть на дискетах или дисках. Но дома у Рапановой не оказалось даже компьютера. Документов тоже никаких не было. Почему-то это Щербака успокоило. Он с чувством выполненного долга отправился назад и лег в постель рядом с Ириной.

Около восьми утра Щербак проснулся и, хотя спал совсем немного, чувствовал себя превосходно. Поцеловал спящую женщину в шею и, мурлыкая под нос популярную песенку Земфиры «Хочешь, я убью соседей…», пошлепал на кухню. Включил кофеварку, бросил в микроволновку замороженные блинчики и ушел в ванну. Он с наслаждением фыркал под душем минут пять, когда донесся странный звук — как будто что-то упало. Или, может, хлопнула дверь? Щербак выключил воду и прислушался. Только кофеварка шумела на кухне. Он вытерся и, набросив махровый халат, вышел в коридор. Дверь в квартиру была закрыта. Наверно, показалось.

Щербак вышел на площадку, но в подъезде было тихо. Он вернулся в квартиру и, заглянув в комнату, застыл на месте. Рапановой в постели не было. Зато его компьютер был включен, и папка «Мои документы» висела в мониторе открытой.

— Твою мать!

Он бросился назад в подъезд. Но рыжеволосая женщина уже исчезла. Поиски во дворе тоже ничего не дали.

Глава четвертая

«… А вот тетя Майя говорит, что мама была совсем не высокая. Впрочем, тетя Майя и сама дылда что надо.

А по той единственной фотографии, на которой мама с папой вдвоем, ничего и непонятно. Они вроде почти одинакового роста, мама только чуть-чуть выше, и вообще, может, она на больших каблуках. С другой стороны, может, папа был на каблуках? Обуви там не видно, такая вот фотография…

14
{"b":"154178","o":1}