ЛитМир - Электронная Библиотека

Турецкий вспомнил строчки из девичьего дневника: «…Самое надежное было бы в компьютере, но с таким типом в доме, как мой старший братец, ни в чем нельзя быть уверенной. Он же любой пароль в два счета сломает…» Итак, брат — компьютерщик?

— Дочь, ты умница, — сказал он. — Как ты там говорила? Вика Болдышева, Римма Штейн, Женя Земляникина?

— Еще Серафимова. — Нинка посмотрела в телевизор. — Ты хочешь сказать, это Женькин брат?

— Надеюсь. Есть у твоей Жени Земляникиной старший брат?

— Не знаю. И она не моя.

— Ты же говорила, что с ней дружила?

— Постольку поскольку, — односложно ответила Нинка. — Сидели за одной партой несколько месяцев.

— Ага! Ну теперь уж, будь добра, припомни про эту Женю все, что можешь. Что она из себя представляет? У нее много друзей? Подруг?

— Вот уж нет. По-моему, кроме меня, с ней вообще никто не общался.

— Из девчонок?

— Ну да.

— А противоположный пол?

Нинка замялась.

— Ну… был один парень.

— Ваш одноклассник?

— Нет, он старше на год.

— И они дружат?

— Вроде того. Кажется.

— Как его зовут?

— Зачем это тебе?

— Отвечай.

— Не буду я отвечать. — И Нинка демонстративно сделал звук телевизора больше.

Тогда Турецкий выключил его совсем и сказал по возможности мягко:

— Ниночка, детка, помоги мне, пожалуйста, это действительно может оказаться очень важно.

Нинка еще немного помолчала, потом вздохнула и сдалась:

— Юра Ковальчук.

— Вот тебе на! Я помню этого парнишку. Он же с тобой, кажется, общался?

— А потом — с ней, — со злостью сказала Нинка. — А потом…

— Все понятно, — кивнул Турецкий. — Что еще ты можешь сказать про, — тут он не удержался и хмыкнул, — свою соперницу?

— Она мне не соперница! — взвилась Нинка. — Мне этот Юрка и даром не нужен!

— Эй, что у вас там происходит? — донесся из комнаты голос Ирины Генриховны.

— Все нормально, — сказал Турецкий и задал дочери следующий вопрос: — Как она учится?

— Троечница.

— Туповатая?

— Я бы не сказала. Просто витает где-то все время. Наверно, такой возраст, — лицемерно вздохнула Нинка.

— Понятно… А дома ты у нее была когда-нибудь? Видела ее родителей?

— Не была и не видела. Она про свою семью никогда ни полслова не говорила. Про брата, компьютерного гения, я, например, ничего не знала.

Тут Турецкий спохватился:

— Она — нет, а ты?

— Что я?

— Ты ей рассказывала про свою семью?

— Не помню.

— Нинка, — повысил голос Турецкий, — не валяй дурака! Да или нет?

— Ну рассказывала…

— И что же?

— Да обычную чепуху — кто чем занимается и все такое. Папа, ну отстань…

— Расскажи мне все, и я отстану. Говорила ты ей, где твой отец работает?

— Говорю же — да!

— А она интересовалась?

— Кажется…

— Давно?

— В конце мая.

— Значит, недавно, вздохнул Турецкий. Все-таки не родилась еще та женщина, которая умеет язык за зубами держать. — Вот черт…

— А что я сделала? — обиделась дочь.

— Промолчать не смогла — вот что ты сделала. А ведь я просил — не распространяться на мой счет… Ну ладно, проехали, как ты говоришь. Теперь вот что. Где она живет, ты не знаешь, я правильно понял?

Нинка кивнула.

— Тогда давай мне ее номер телефона. И никому ни звука. Усекла?

Нинка кивнула еще раз.

Турецкий позвонил Денису Грязнову и выяснил, что завтра с утра тот будет у тебя в офисе — на Большой Неглинной.

— Я заеду в половине девятого, дело есть, — сказал Турецкий. — Как раз для тебя. Абсолютно частное, никакой политики, прямо как ты любишь.

— Так я и поверил, — усмехнулся Денис. — Ну ладно. А что, по телефону-то нельзя?

— Не доверяю я больше телефонам, — проскрипел Турецкий. — Когда я говорю по телефону, мне кажется, что словно по радио вещаю.

— Вот, Сан Борисыч, а говорите — никакой политики, — удовлетворенно прокомментировал Денис.

После этого Турецкий связался с Меркуловым и обговорил с ним возможность изыскать деньги для оплаты услуг ЧОП «Глория» — в одной из позиций бюджета Генпрокуратуры: «для особых закрытых операций». Турецкий нанимал частных сыщиков, пусть своих друзей, но все же это была работа, за которую надо было платить деньги. Впрочем, такая ситуация и для Меркулова была не внове, он знал, что Грязнов-младший и К° не раз оказывали Турецкому (а значит, и Генпрокуратуре) неоценимую помощь. Поэтому Константин Дмитриевич обещал решить проблему положительно и быстро.

Щербак уныло ждал, когда Денис освободится — у него был Турецкий.

— Привет Сан Борисычу, — пробурчал Щербак, когда Денис, появившись на пороге, не пустил его в кабинет.

— Это тебе привет, — не менее мрачно отвечал из-за двери Турецкий, как известно обладавший ненормальным слухом.

Через полчаса, когда Турецкий уже ушел, Щербак сидел напротив Дениса, нервно барабанил пальцами по столу.

— Нет, ну ты представляешь, какой я идиот?!

Это предположение Денис комментировать не стал.

— У себя дома Рапанова не появлялась?

— Конечно, нет! Само собой, я сразу туда поехал. Звонил, наблюдал — весь день. Все без толку.

— Ты ведь профессионал, — напомнил Денис. — Как же она тебя так сделала?

— Да какой я теперь, на хрен, профессионал?! — Щербак посмотрел на дверь, за которой секретарша вежливо уговаривала посетителей подождать еще немного. — Слюни распустил. — Он плюхнулся на стул. — А она из компьютера все слила и исчезла.

— А почему ты, дорогой друг, служебную информацию не паролишь, скажи мне?

— Так ведь я один живу. От кого прятать-то?!

— Какая разница, Коля? Разве ты не понимаешь, что через Интернет к тебе в компьютер может влезть кто угодно?

— Я дома Интернетом не пользуюсь. У меня там даже модема нет.

Денис молчал, соображая, кому и зачем это могло потребоваться. Конкуренты, скорей всего. Но кто? Обычно такими методами внутри своей среды действовать было не принято. На рынке появилась новая контора? Или, может быть, кто-то проявляет интерес к конкретным сотрудникам «Глории»? Или еще чего похуже. Щербак по просьбе Дениса пару месяцев назад делал базу данных по текущим рабочим связям «Глории». Разумеется, она так и осталась у него в компьютере. Это была существенная утечка информации — на каждую ключевую фигуру Щербак составлял основательное досье. В списке были как клиенты «Глории», так и деловые партнеры.

Денис подумал, что не исключено, дамочка искала информацию целенаправленно, по чьей-то наводке или чьему-то заказу. Ну и дела: получили заказ проследить за возможной шпионкой, а она взяла и сыщиков обула…

Что же, теперь оставалось только ждать, пока кто-то позвонит в «Глорию» и предложит, к примеру, выкупить похищенные сведения. Не дай бог, конечно.

— Посмотрим, что будет дальше, — сдержанно сказал Денис, вытаскивая из сейфа внушительный фотоаппарат «Никон». — Но попробуй все-таки ее поискать.

— Ладно… А ты куда это намылился?

— В школу, — сказал директор «Глории». — Образование пополнять.

Денис Грязнов получил от Турецкого задание, с которым, на его взгляд, справился бы и первокурсник юридического факультета. Причем Турецкий попросил Дениса заняться обозначенной проблемой лично, никому ее не передоверяя. Денис привык доверять Турецкому, по опыту он знал, что простых дел у Александра Борисовича, как правило, не случается, и даже самая обычная ерунда может запросто вылиться в скандал государственного масштаба. В этом и заключался кайф работы с помощником генерального прокурора. Александр Борисович привык мыслить глобально и так же действовать, а потому часто привлекал Дениса и его сотрудников — когда действовать надо было исключительно локально и, главное, неофициально.

В половине двенадцатого Денис отправился в лицей имени Грибоедова — богоугодное учебное заведение, где училась Ниночка Турецкая, а также ее одноклассница Женя Земляникина. Денис был вооружен фотоаппаратом, а еще симпатичной сероглазой спутницей — корреспондентом еженедельного издания «Образование и мир» с экзотическим именем Лиана. По легенде, Лиана должна была написать статью о прогрессивном учебном заведении, а фотокорреспондент Грязнов — обеспечить статью достойным фотоматериалом. Лиана была давняя (полугодичного срока) знакомая, с которой Денис свел дружбу на пляже маленького островка у южного побережья Испании. Она поругалась со своим молодым человеком, который в сердцах поехал отдыхать дальше — в Северную Африку, в результате чего девушка познакомилась с бравым частным детективом и никогда ни минуты об этом не жалела. Периодически Денис пользовался ее услугами — Лиана играла роль ширмы, брала интервью в разных фирмах и учреждениях — там, где Денису необходимо было что-то выяснить. Лиану это забавляло, она получала гарантированный адреналин, зная, что Денис рыскает «за ее спиной». А кроме того, он не обижал ее и гонораром.

17
{"b":"154178","o":1}