ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты занят, что ли? — Штатный компьютерный гений, почесывая бороду, ввалился в кабинет. — Дэн, по поводу вчерашнего. На твоего Стойкого найти ничего не удалось. Какой-то технический работник. Биография гладкая, как бильярдный шар. Возможно, все — полная фикция. Ни одного интересного факта.

— Ладно, — вздохнул Денис. — А схема?

— Вот схема.

Он выложил распечатанные листы на стол. Денис с интересом разглядывал чертежи и таблицы.

— В натуре, есть вторая линия. — Макс ткнул волосатым пальцем в бумагу. — Старая. Давно не используется, но ведет на подстанцию.

— Не используется! — Денис покачал головой. — Мать их. Так и знал.

Макс пожал плечами. Денис вынул из стола свою дорожную карту и стал сверять со схемой расположения мачт.

— И откуда ты только все вытаскиваешь? — пробубнил он, ведя пальцем по линиям.

— Хм… Ты действительно хочешь это знать?

— Конечно.

— Ладно. Из одного спецуправления ФСБ. Больше ни у кого этих схем не было.

Денис молча поднял большой палец.

За день ничего примечательного не случилось. Турецкий не звонил. Щербак с Агеевым голоса не подавали.

Возвращаясь вечером домой, Денис внимательно разглядывал изредка попадающиеся вдоль дороги деревянные столбы. Большая часть из них покосилась и подгнила, но до сих пор была оснащена проводами. Эти столбы находились от шоссе справа, а слева стояли обычные железобетонные, оснащенные лампами дорожного освещения. Денис сокрушенно покачал головой.

Дома за ужином он смотрел новости. Сюжет про похороны персонального пенсионера Стойкого занял в эфире всего пару минут. Но среди провожавших гроб Денис увидел того самого таинственного старика, что был в офисе у Шершеневича. Старик со скорбным видом шел позади всех. Рядом с ним топтался верзила, скорей всего шофер-телохранитель.

И в этот момент в кухню вошло худенькое изящное создание — модный дизайнер интерьеров.

— Издеваешься? — осведомилась она.

Денис рассеянно поцеловал ее в щеку и успел включить видеомагнитофон, как раз зафиксировав момент, когда старикан кидал в могилу ком земли.

С половины девятого утра Денис нетерпеливо дожидался прихода сотрудников в офис. Первым (не считая Макса, конечно, который, как обычно, тут и ночевал) на забрызганной грязью «шестерке» прикатил хмурый последнее время Щербак: Рапанова пропала — как в воду канула. Дома так и не появлялась. Да это было и не ее жилье: квартира, за которой так усердно следил Щербак, оказалась съемной. На работе ее тоже не было.

— Коля, — высунулся из-за двери Денис, — ну-ка загляни ко мне.

Щербак, вращая в пальцах сигарету, прошел в его кабинет и сел за стол.

— Ну?

— Глянь. Что за борода?

Он включил видеомагнитофон, присоединил его к монитору компьютера и показал Щербаку вчерашнюю запись. Тот с полминуты сидел неподвижно, потом сказал:

— Это Лукьянов. Видный комитетчик. Трудно узнать — постарел очень. В восьмидесятые годы он работал в каком-то спецуправлении КГБ. Но насколько я помню, он давно в отставке.

Денис выключил видеомагнитофон.

— Вон оно что… И схема линий электропередачи — из спецуправления ФСБ. Возможно, наша «Илиада» весьма далека от посреднической деятельности. А вот к торговой отношение имеет, раз Лукьянов, который давно в отставке, получил от них заказ на устранение какого-то пенсионера. И каким-то образом его выполнил.

— Ты сам-то в это веришь?! Один дохлый старичок завалил другого? Кому и зачем это надо?

— Мало ли? Есть люди, которые не могут быть в отставке.

— Это не факт, — возразил Щербак.

— Не факт, — согласился Денис. — Доказательств у меня нет… Подожди, Коля, а может, все наоборот? Может, это Лукьянов заказал «Илиаде» убийство пенсионера? Вообще-то вел он себя в «Илиаде» вполне решительно, не как бедный родственник.

— Что же тогда такое — эта чертова «Илиада»? — сказал Щербак. — И Рапанова вот с концами пропала, а они не чешутся на этот счет… — Потом подумал и добавил: — Ты бы позвонил Турецкому, что ли?

— У него своих проблем сейчас хватает, не буду я его дергать.

— Ну как знаешь…

— Денис, ну-ка иди сюда, — позвал Макс.

Голос компьютерного гения директору «Глории» не понравился, и он не стал дожидаться повторного приглашения. Подошел и молча уставился на экран. Там было с десяток строчек — дата давнего дорожного происшествия, фамилии участников.

— Вот черт, — сказал Денис.

— А ты на что рассчитывал? — буркнул Макс.

— А вдруг девчонка оказалась бы права? Проверь все возможные документы — через морг и кладбище.

— Ладно, это быстро, — пообещал Макс, — эта информация вся вполне доступна.

— Да не надо мне быстро! — отчего-то рассердился Денис. — Пусть будет медленно, и пусть она будет права! Волшебник ты или нет, в конце концов?!

— Если бы, — пробормотал Макс.

Турецкий простоял в центре зала станции «Китай-город» сорок минут. Нельзя было сказать, что он узнал или увидел много нового: лица, мелькавшие перед ним, были сплошь незнакомые. Турецкий слонялся взад-вперед, чтобы совсем уж не торчать столбом на одном месте. Он помнил эту особенность Стасова — возникать буквально из воздуха, поэтому не сомневался, что Стасов его найдет. Стасов, однако, не приходил, а время шло.

Турецкий опасливо поглядывал на указатели станций и выходов, раскачивающиеся под потолком, и пытался сконцентрироваться на мыслях о том, как Стасову удаются те или иные вещи. Интуиция? Дар предвидения? Хорошо, допустим. А как объяснить его удивительную физическую силу?

Отчего-то Турецкий вспомнил свой давешний сон с красной скалой, девичьей фигуркой и белым облаком или снегом… Было ли это как-то связано со Стасовым? С Женей Земляникиной? Мысль сфокусировать не удалось. Тогда он стал думать об отце Жени. Странный человек. Вернее, человек-то вполне обычный, только ведет он себя для отца пропавшего ребенка несколько необычно. Пожалуй, чересчур хладнокровно. Впрочем, возможно, он просто растерялся — он же не сотрудник Генпрокуратуры и не частный детектив. В милицию, по крайней мере, заявил…

Через двадцать пять Минут ожидания Турецкий увидел знакомого, который спускался с эскалатора. Это был некто Венглинский, которого он как-то немного выручил, но тот возомнил, что Александр Борисович едва ли не спас ему жизнь, и теперь всякий раз при встрече изъявлял бурную благодарность.

Дело было так. Два месяца тому назад начальник паспортного стола Ореховского РОВД капитан Венглинский купил у жителя Уфы автомобиль «ВАЗ-2114», а когда попытался поставить машину на учет, обнаружил, что она в розыске. На требование вернуть деньги за автомобиль продавец ответил отказом, после чего Венглинский обратился в районную прокуратуру. На его беду, продавец оказался племянником милицейского генерала — главы Министерства внутренних дел республики Башкортостан. Кроме того, постепенно выяснилось, что бизнес краденым транспортом у него был поставлен на широкую ногу. В результате дело Венглинского передали в Генпрокуратуру, где его курировал Турецкий. Турецкому стоило некоторого труда в нем разобраться, потому что первоначально кругом во всем виноват выходил именно капитан Венглинский.

Увидев его на станции «Китай-город», Турецкий похолодел, потому что понял: если Венглинский сейчас бросится к нему со своими объятиями и Стасов станет этому свидетелем, то он запросто может развернуться и уйти. При его сверхъестественной эрудиции может оказаться, что он знает, кто такой Венглинский, и доверия Турецкому это не прибавит.

Турецкий спрятался за колонну и наблюдал, как Венглинский проходит мимо. Тут только Александр Борисович обратил внимание, что сорокалетний Венглинский был со спутницей — совсем молоденькой рыжеволосой девушкой, которой если и было восемнадцать, то только по паспорту. Венглинский был обаятельный закоренелый холостяк, так что в этом не было ничего из ряда вон. Наконец парочка прошла мимо, причем Венглинский недвусмысленно приобнимал спутницу пониже спины, спутница не особен-но-то и возражала…

25
{"b":"154178","o":1}