ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кстати, — сказал Денис, — и пенсионер Стоцкий, больше знакомый нам как Баринов, тоже числился в «Илиаде»! У вас есть объяснение его гибели, Александр Борисович?

— Думаю, оно скоро найдется. Баринову с этими субчиками явно было не по пути. Скажи, Денис, в этих списках проходит человек по имени Виктор Егоров?

— Макс? — переадресовал вопрос Грязнов-младший.

Через полминуты тишины Макс отчитался:

— Егоров Виктор Иванович.

— Автогонщик? — быстро спросил Турецкий.

— Точно, — сказал удивленный Макс.

— Я понял, Денис, — сказал Турецкий. — Теперь все стало на свои места. Лукьянов не может ими руководить — стар уже, да и слишком известен, репутация нехороша. И Шершеневич, с которым ты общался, — это ширма, зиц-председатель.

— Кто же тогда?

— Мелешко. Скромный чиновник Александр Филиппович Мелешко.

— Почему Мелешко? — удивился Денис. — И при чем тут Егоров?

— Егоров — человек Мелешко. А почему Мелеш-ко? Потому что это не частная лавочка. Точнее, это частная лавочка, которую прибрал к рукам человек с «государственным мышлением». Только он не понял, что с огнем играет… И теперь ясно, почему Стасов так был ему нужен. Мелешко боялся утечки. Стасов знает про «Гамму» слишком много. Мелешко хотел во что бы то ни стало заткнуть рот Стасову, просто на случай, если тот соберется его открыть. А он собирался, еще как собирался! Мы все с твоим дядей гадали, зачем он демонстрирует свои невероятные способности. Так вот зачем — он не себя демонстрировал, он демонстрировал «Гамму»! Стасов представлялся новому боссу «Гаммы» неадекватным и неуправляемым диссидентом, прекрасно осведомленным о сути и специфике подразделения. Вышло, правда, все наоборот. Стасов сам убрал Мелешко.

— Допустим. А Венглинского за что? Просто потому, что «ренегат»?

— Вполне возможно. Люди такого сорта, как Мелешко и Лукьянов, считают себя «государственниками» — не нам с вами чета, для них человеческая жизнь стоит что-то, только если это их собственная жизнь. Может быть и другая причина, гораздо более вероятная. Пока Венглинский и Стасов жили мирно и, главное, тихо, «Гамму» это не трогало. И пока они просто поддерживали между собой отношения, это «Гамму» не волновало, но стоило Стасову предпринять некоторые активные телодвижения — все эти звонки в Генпрокуратуру, Минюст и прочие ведомства… Мелешко усмотрел в этом опасность для себя, и двое друзей Стасова были уничтожены — до самого Стасова Мелешко добраться не смог. А в какой-то момент почувствовал опасность для себя, ведь он понимал, на что способен Стасов, и залег на дно. Что, впрочем, его не спасло.

Денис скривился:

— Сан Борисыч, какие у вас доказательства — насчет хотя бы Венглинского? Цианид в жевательной резинке?

— Этого мало, — вздохнул Турецкий. — Без показаний рыжей девицы доказательств не будет. Но конечно, это «Гамма» с ним расправилась.

— Допустим. Но зачем «Илиада» меня нанимала? И вообще, вся эта история с Рапановой и ее «шпионажем» — зачем? Глупость какая-то…

— Нет, не глупость. Это, напротив, очень даже остроумно. Налоги, Денис!

— Что — налоги? Я плачу налоги.

— При чем тут ты! Некая фирма нанимает частных детективов, чтобы они следили за ее сотрудниками, в чем-то там подозреваемыми. Это — расходы на гонорар, которые проводятся соответственным образом через финансовую отчетность и поступают в Министерство налогов и сборов. Это просто обманка. Потому что, если «Илиада» компания матерых спецагентов, то на кой черт им частные детективы?! А так — нет, торгово-посредническая фирма. Все чин чинарем.

— То есть вся история с Рапановой — развод чистой воды? ПотрясающеТурецкий повернулся к Щербаку:

— Коля, а ты что думаешь по поводу этих терминаторов?

Щербак был бывший армейский разведчик, прошедший Афганистан и Чечню, и его мнением в таком вопросе Турецкий особенно дорожил.

— Я промолчу.

— А ты, Филипп?

Агеев прошел примерно тот же путь, что и Щербак.

— Я бы выпил за ДОСААФ, — сказал Филя. — Но еще лучше я бы взорвал всю эту лавочку.

— Выпьешь, когда придет время, — заверил Денис. — Сан Борисыч лично тебе нальет. А пока лучше похвастайся своими успехами.

— Вот сюда я ездил, — показал Филя место на карте Московской области.

— И что там?

— Пионерский лагерь. То есть не пионерский, конечно, просто детский лагерь. Там школьники отдыхают. Считается, что там школьники отдыхают, — с нажимом повторил Филя.

— А на самом деле?

— На самом деле отдыхают, — подтвердил Денис. — Одаренные дети. Со способностями в самых разных областях. Но — слепые…

— Как — слепые? — удивился Турецкий.

— А вот так. Подшефный лагерь «Илиады». Они себе кадры готовят. Будущих аналитиков, экономистов. Ручных. Которые никуда не убегут. Лагерь небольшой — на пятьдесят человек.

— Этот парень из Бауманки говорил, что делает какие-то специальные компьютеры для слепых детей? — спохватился Турецкий.

— Совершенно верно, — кивнул Денис. — Дмитрий Либин. Он-то нам и показал дорогу в «Гамму».

— Как же вы его раскололи?

— Да нечего было раскалывать — он ничего не знает из того, что нас интересует. В аптеке я с ним разговаривал, — усмехнулся Денис. — Выследил, когда он за город поехал. Он аспирин покупал, потом на базу «Гаммы» ехал. А она в пяти километрах от детского лагеря. Либин, кажется, не понимает, во что влип. Просто способный парень. Думает, что работает на какой-то «ящик». Спонсорами их называет. Еще бы, они ему стипендию выплачивают… Эх, еще бы девочку найти. Про Цее он ничего не знает. Говорит, не видел уже много дней, даже не помнит сколько. Последний раз — когда она ему бумажки для вас, Александр Борисович, передавала.

— Ну это не загадка, — сказал Турецкий. — Девочка в лагере для слепых.

— В лагере для слепых?! — едва ли не хором сказали частные сыщики.

— Да что же она там может делать? — не поверил Денис.

— Думаю, просто отдыхает от нас всех. И лечится — она простудилась. А заодно, может быть, и прячется. У этой девочки феноменальная интуиция. И еще отменная тактика. Она прячется рядом с теми, кто ее ищет.

— Почему вы решили, что Женя простудилась? — наседал Денис.

— Да потому что Либин для нее лекарства покупал — ты же сам сказал. Он-то точно не похож на человека, который может простудиться. А кроме того, Женя кашляла, когда со мной разговаривала. А это было относительно недавно, если ты помнишь.

— Если вы правы, то это гениально, — признал Денис. — Потому что очень просто. Тогда поехали?

Турецкий поднялся:

— Если ты все рассказал…

— Не все. По дороге закончу.

— А вот у меня есть вопрос, — сказал Филя Агеев, усаживаясь в хорошо знакомый Турецкому джип. — Обладатели каких машин чаще занимаются сексом?

Филя был страстный автомобилист, еще в МУРе специализировавшийся на автоугонщиках и разнообразном криминале, связанном с автотранспортом, а теперь, на частной службе, всемерно развивал свои знания.

— Иди к черту, — сказал Денис.

— Ответ неправильный. На самом деле я проводил социологический опрос среди наших клиентов…

— Филя, лучше проверь запаску!

Глава пятнадцатая

По дороге Денис продолжал рассказывать, что еще удалось узнать о «Гамме».

— Вкусненькое я припас на десерт. Однажды,

Александр Борисович, они почти организовали переворот в южной союзной республике.

Турецкий в этот момент собирался стряхнуть пепел за окно, но джип скакнул, и получилось — себе на джинсы.

— Ты шутишь?

— За что купил. То есть нет, конечно, это Макс «купил» — нарыл в фээсбэшном архиве.

— Ничего нет святого для твоего Макса, — ухмыльнулся Турецкий.

— Рассказывать или нет?

— Он еще спрашивает! Немедленно рассказывай.

— Первые учения «Гаммы» проводились так. Диверсионные группы забрасывались на «вражескую» территорию. Маскировались и легендировались. В свою очередь, «противник» не знал об их существовании. Местные органы КГБ, МВД в курс дела не ставились.

56
{"b":"154178","o":1}