ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но жизнь за двадцать лет показала, что ничего невозможного не бывает. И как всегда, Арнольд во многом оказался прав.

И, кстати, как всегда, выполнил данное однажды обещание. Потому что именно тогда они шутя говорили о том, что спустя двадцать лет обязательно встретятся и выпьют за наступившее будущее, каким бы оно ни оказалось. Правда, лет прошло меньше, но разве это имеет значение?

Когда Турецкий вернулся, Ира была дома.

— Представляешь, Владик заболел, — сразу огорченно сообщила она Александру Борисовичу. — Теперь мы целую неделю не сможем репетировать. А у него скоро очень ответственный концерт.

— Что с ним? — вежливо поинтересовался Александр Борисович. — Надеюсь, ничего серьезного?

— Да нет, обычная простуда. Он вообще очень легко простужается, — ответствовала жена.

— Понятно, — вежливо кивнул Турецкий и поинтересовался: — Мне никто не звонил?

— Арнольд звонил. Передавал привет, интересовался, как у нас дела. Не нужно ли чем помочь.

— Ира, ты все-таки не нагружай его нашими житейскими проблемами. Он занятой человек, к тому же мы столько лет не виделись, — сказал Александр Борисович.

— Хорошо, не буду, — отвечала Ирина. — Но если человек сам предлагает помощь, отказываться, на мой взгляд, не имеет смысла. Кстати, Шурик, почему ты никогда мне о нем не рассказывал. Я так поняла, что когда-то вы были лучшими друзьями. Вы что, поругались?

— Да нет, мы никогда не ругались, — сказал Саша. — Просто это было так давно. Я как-то успел о нем забыть?

— Забыл лучшего друга? — недоверчиво спросила Ира.

— Слушай, Ириш, что ты меня пытаешь? Когда-нибудь расскажу. Мы же с ним даже еще и не встретились.

— Ладно, хранитель государственных секретов, — махнула рукой Ира, — не хочешь говорить, не надо. Ты есть будешь? — Турецкий кивнул. — Тогда иди мыть руки, — велела супруга.

Ира отправилась на кухню, а Александр Борисович Турецкий мыть руки. В ванной ему, подобно Архимеду, пришла замечательная идея.

— Ира, — крикнул он, — а давай махнем сегодня в кино. Мы там сто лет не были. Все равно оба сегодня свободны.

— Ты приглашаешь меня на свидание? — кокетливо отозвалась Ирина.

— А почему бы и нет? Со всеми вытекающими отсюда последствиями, — предупредил Александр Борисович, вытирая руки пушистым полотенцем.

После тщательного изучения киноафиши Ира остановилась на «Пушкинском».

— Самое романтическое место в Москве, — одобрил выбор Александр Борисович. — Там встречаются все влюбленные.

5

Алла приехала в Юридическую академию за сорок минут до начала семинара. В начале она зашла на кафедру, проверить, не подъехал ли Георгий. Оказалось, что еще нет. Зато Алла застала Владимира Петровича Кудринцева — их общего с Георгием учителя. Вицепрезидент Академии наук в одиночестве сидел за большим круглым столом и читал свежий номер журнала «Вопросы философии». Перед ним стоял граненый стакан в серебряном подстаканнике. Иной посуды Владимир Петрович не признавал.

Увидев Аллу, Кудринцев оживился и отложил журнал в сторону.

— Аллочка, здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста. Как ваши дела? Чай будете?

Владимир Петрович имел привычку задавать подряд сразу много вопросов, зато потом он замолкал и начинал внимательно слушать собеседника. Алла знала известного академика уже много лет, еще со времен, когда они с Георгием были рядовыми студентами (хотя о Жоре Виноградове уже тогда говорили как о ярком даровании), и манера общения Кудринцева с тех пор ничуть не изменилась. Поначалу, на самых первых сессиях, это было непривычно, но чем дальше они учились, тем лучше могли оценить преимущества подобного подхода к приему экзамена. Известный ученый, человек гигантской эрудиции, читающий на всех европейских языках, Кудринцев обладал уникальным для педагога качеством. Он абсолютно не соревновался со студентом, кто из них двоих больше знает, как это делали практически все остальные педагоги. Все свои знания он умело направлял на то, чтобы пробудить в человеке интерес к науке, в которую сам был влюблен беззаветно.

— Как на личном фронте? — продолжал сыпать вопросами Кудринцев. — Я слышал, скоро переезжаете? Скоро гулять будем?

Продолжая задавать вопросы, Владимир Петрович достал из шкафа чистую чашку, пачку чая в пакетиках, сахарницу. Параллельно включил электрический чайник, который тут же зашумел, и поставил на стол вазочку с печением.

Даже во время приема экзаменов Кудринцев редко перебивал отвечающего, давая тому возможность полностью высказаться, максимально раскрыться. Именно Владимир Петрович первым разглядел в Георгии пытливый ум и незаурядные способности и искусно направил их в русло современной криминологии. Под его чутким руководством Виноградов в свои двадцать девять лет подготовил блестящую докторскую диссертацию на тему «Профилактика рецидивной преступности в сфере общественного порядка». А уже через полгода Георгий Анатольевич защитил свою работу и получил звание профессора кафедры криминологии. Кстати, и изучением языков Георгия увлек все тот же Кудринцев. В данный момент Виноградов учил уже шестой язык, на этот раз — португальский.

Наконец чайник, щелкнув, отключился. Владимир Петрович налил кипяток в чашку, придвинув чашку к Алле, сел напротив и приготовился слушать.

— Спасибо, Владимир Петрович. — Алла опустила в чашку пакетик с чаем. После обрушившегося на нее града вопросов ей была необходима небольшая передышка. Когда тебя вот так вот спрашивают сразу обо всем, что происходит в жизни, трудно сразу сообразить, с чего начать. — Вот на семинар приехала, только пока еще нет никого.

Владимир Петрович молчал, ожидая продолжения.

— Да, через три месяца мы переезжаем — дом сдадут, и сразу переедем. Так что на новоселье ждем вас обязательно.

— А я вот слышал, что не только новоселье предстоит праздновать, — нарушил молчание Владимир Петрович.

— Да, — Алла смущенно улыбнулась и сделала глоток. — Мы с Жорой женимся. Хотим новоселье и свадьбу в один день отпраздновать. Не любим мы, знаете ли, все эти торжества, эту шумиху.

— Так давно пора, — всплеснул руками Кудрин-цев. — Я вас со второго курса знаю, десять лет уж, и ничуть не сомневался, что за свадьбой дело не станет, — довольно заключил Владимир Петрович. — А что касается празднований — это же ваш праздник, вы его для себя устраиваете. Главное в таком деле, чтобы вы сами довольны остались. Я когда второй раз женился, мы вообще никакой церемонии не устраивали. Тихо расписались, выпили в парке шампанского и до сих пор прекрасно живем. А первый раз и ресторан, и гостей пятьдесят человек — и что? Три года лаялись, на четвертый разошлись.

Он опять замолчал, погрузившись в воспоминания. Алла взяла печенье.

— Жора сейчас книгу пишет, — сказала она.

— Да-да, он мне говорил, что собирается, но тогда еще не был уверен. С темой определиться не мог, она ему слишком широкой казалась. И что же, выбрал?

— Да, даже договор уже подписал. И название придумал. Мы вместе придумали.

— Оперативно, — одобрительно закивал головой Владимир Петрович. — И как же будет называться это увлекательное чтение?

— Царица доказательств.

— А, понимаю, понимаю. Применение теории Вышинского на практике в условиях современного российского общества, — произнес Владимир Петрович, постукивая в размышлении ложечкой по ободку чашки. — Что же, хорошая тема. Скользкая, но хорошая. Интересная. Тем более в диссертации Георгий ее разрабатывал. Немного, правда. В диссертации это была у нас только одна из проблем. Значит, в книге он решил сосредоточиться именно на ней. Ну что же, в принципе правильно. Это основа любого свободного государства. Надо нам с ним как-нибудь побеседовать на этот счет. А я так понимаю, что вы на семинаре и занимаетесь обсуждением подобных вопросов. Надо к вам зайти сегодня, поприсутствовать, послушать. Он у вас через сколько?

10
{"b":"154179","o":1}