ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Продавец резко помрачнел:

— Ты чего, парень, меня за лоха, что ли, держишь? — грубо спросил он. — Я таким не торгую. Знаешь, сколько лет дают за то, о чем ты сейчас сказал?

— Извините, я ничего такого не имел в виду, — Дима уже не сомневался, что нашел то, что искал, — я просто подумал, что, может быть, вы знаете, где это можно найти.

— В Интернете. — продавец опять углубился в книгу.

— Я искал в Интернете, набирал в поисковике. Но меня постоянно отсылали на какую-то левую фигню.

Продавец засмеялся, не поднимая глаз от книги.

— А ты что считаешь, что у такого сайта будет адрес — педофилия точка ру?

Дима достал из сумки блокнот и ручку:

— Извините, я вот здесь записал адрес своей электронной почты, — он протянул продавцу бумажку, но тот даже не оторвался от книги.

Корякин положил бумажку на стол. На ней было написано: Salап[email protected].

— Не могли бы вы, если узнаете вдруг, скинуть мне ссылку на реальный сайт.

Продавец глянул на листок:

— Ты что, сатанист, что ли?

— Есть немного.

Дима убрал блокнот в сумку и направился к выходу:

— Спасибо. Всего доброго.

Когда он ушел, продавец еще раз посмотрел на листок и убрал в нагрудный карман.

Дойдя до метро, Дима осмотрелся. Прямо перед входом в здание Ленинградского вокзала, лавируя между прохожими, на скейтах каталось несколько подростков. Дима остановил одного:

— Слушай, ты не знаешь, где тут ближайшее Интернет-кафе?

— Полтинник.

Дима достал из кармана пятьдесят рублей.

— Вон там. — Пацан показал рукой на противоположную сторону.

— Точно?

— Зуб даю, — авторитетно сказал тот, забирая пятьдесят рублей.

В Интернет-кафе Дима зашел на сайт бесплатной почты и завел себе ящик с адресом — Salап[email protected].

Дома Дима сразу же сел за компьютер. Телефоны провайдера были заняты. Дима поставил автодозвон и отправился на кухню ставить чайник. Он сделал кофе и успел его выпить, а модем по-прежнему не желал соединяться. Дима подумал о том, что с модемными соединениями пора завязывать, а с ближайшего гонорара провести себе оптоволоконную сеть.

Через полчаса удаленный компьютер все-таки соблаговолил ответить, и Дима вошел в сеть. Он сам толком не знал, что именно собирается искать, поэтому набил в строчке поиска — «пиратская продукция» — и нажал Oк. Компьютер выдал 13 675 ссылок.

Осилить это было нереально. Тогда он набрал «компьютерное пиратство». Ссылок оказалось в два раза больше. Дима набрал — «преступления, связанные с производством пиратской продукции». Ссылок оказалось три тысячи с небольшим. С этой цифрой уже можно было начинать работать. Дима отсортировал сообщения по дате и попросил выдать ему все за последние два года. Получилось две тысячи. Дальше идти было некуда, и Дима принялся читать все подряд.

На поверку сообщений оказалось значительно меньше, потому как некоторые повторялись по нескольку раз, какие-то дублировали друг друга, отличаясь несколькими словами. Это обнадеживало.

Однако ничего существенного ему не попадалось. В основном это были сообщения, очень похожие на телевизионные репортажи на ту же тему: там-то и там-то тогда-то и тогда-то силами таких-то подразделений проведен успешный рейд с целью выявления пиратской продукции; в результате рейда изъято свыше тысячи пиратских компакт-дисков и ОУО. Были и статьи типа тех, что в свое время писал сам Дима, под громкими названиями «Зачем власть лицемерит?», «Борьба с пиратством закончилась победой пиратов» и тому подобными. Среди прочих Дима наткнулся и на свои собственные статьи. Их он читать не стал.

Интерес у него вызвала серия из трех статей, подписанных буквой «А». Статьи назывались «Кому это выгодно?», «Кто покрывает пиратов?» и «Скажите, как его зовут?». Во всех трех статьях некто укрывшийся под псевдонимом «А» последовательно проводил мысль о том, что любая борьба с пиратством заранее обречена на провал, поскольку пиратство в Российской Федерации является, по сути дела, легализованным бизнесом, который к тому же контролируется крупными государственными чиновниками. Сюда же автор статей присовокуплял производство и распространение порнографии. Любая серьезная попытка борьбы с пиратским бизнесом заканчивается дискредитацией тех, кто пытается бороться. В качестве примера в последней статье упоминалось о так называемом «Арбатском провале». Сама статья датировалась концом прошлого года. Это уже была реальная зацепка.

Записав адрес сайта, на котором были размещены все три статьи, и контактные телефоны, Дима набрал в поисковике «Арбатский провал».

На столе зазвонил мобильный.

— Алло, Дмитрий? Здравствуйте, говорит старший лейтенант Киреев. Вы мне вчера оставили свою визитку.

— Да-да, — оживился Дима. — Что-нибудь прояснилось?

— Прояснилось, только ничего интересного для вас там нет — обычное дело. К тому же оно уже прекращено.

— А почему его прекратили так быстро? — недоуменно спросил Дмитрий.

— Потому что, во-первых, обвиняемый признался, а во-вторых, умер.

— Как — умер?

— Понимаете, он ширнулся еще до того, как мы его арестовали.

Сейчас экспертиза выясняет чем. Какая-то новая разновидность героина, наркотик вступает в силу только через несколько часов. Видать, не рассчитал и передознулся. Врач уже ничего сделать не смог.

— Понятно, — протянул Дима. — Спасибо, что позвонили.

— Не за что. Извините еще раз, что мы вас тогда задержали. Просто уже голова кругом. А еще теперь проверки в связи с этой смертью. В общем, все по полной программе. Ладно, всего доброго.

— Счастливо.

Дима положил телефон на стол.

— Ладно, — сказал он вслух сам себе. — По крайней мере, хоть об этом больше думать не надо.

Ему захотелось выпить кофе и покурить. Отключившись от сети, Дима пошел на кухню.

Глядя с балкона вниз на Ленинский проспект, он вспоминал события вчерашнего дня. В памяти четко встало лицо арестованного азербайджанца. Странно, что этот человек оказался заядлым героинщиком, способным на передозировку. Хотя черт его знает. Киреев сказал, что азербайджанец во всем признался. Вряд ли он стал бы звонить случайному человеку, к тому же журналисту, если что-нибудь было не так. А, ладно. Не об этом сейчас надо думать.

Затушив сигарету, Дима вернулся за компьютер. На этот раз удалось подключиться с первого раза. На экране светилась страница со ссылками на «Арбатский провал». Просмотрев несколько статей, Дима составил себе четкое представление о том, что данное дело собой представляло.

Примерно в конце прошлого года оперативная группа ГУБЭП, руководитель Олег Андреев, получила данные о том, что на территории завода-производи-теля «Арбат» находится крупная партия пиратской и порнографической продукции. Несмотря на заверения генерального директора Марка Андрейченко, на территории завода был произведен обыск. Однако никаких следов пиратской продукции обнаружено не было. В своих многочисленных интервью, данных по этому поводу, Марк Андрейченко заявлял, что проведенная сотрудниками ГУБЭП на территории принадлежащего ему завода операция является типичным примером некомпетентности сотрудников, в первую очередь руководителя оперативной группы Олега Андреева. По словам господина Андрейченко: «Вместо того чтобы бороться с настоящими пиратами, заполонившими наш рынок, сотрудники ГУБЭП пытаются отыскать козла отпущения и используют для этого любые, даже противозаконные методы».

Также прилагались фотографии самого господина Андрейченко. Плотный, с резко обозначенной лысиной, мужчина широко улыбался в объектив фотокамеры, демонстрируя крепкие зубы. Щелкнув мышкой, Дима увеличил фотографию во весь экран. Генеральный директор завода уверенно смотрел ему прямо в глаза и улыбался. В этом взгляде не было ни страха, ни даже малейшего напряжения, а была одна лишь только стопроцентная уверенность в завтрашнем дне.

18
{"b":"154179","o":1}