ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто
Ореховый Будда
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Нью-Йорк 2140
Что и когда есть. Как найти золотую середину между голодом и перееданием
Аденоиды без операции
Мне все льзя
Повелители DOOM. Как два парня создали культовый шутер и раскачали индустрию видеоигр
Сестренка
A
A

После этой фразы в глазах Киреева как будто бы промелькнул слабый интерес. Как если бы он сказал: надо же! Однако Киреев молчал.

Стулов же, напротив, разозлился. Он не ожидал такого поворота. Вся торжественность слетела с его лица, и оно в одно мгновение сделалось озлобленным лицом хищника.

— Что ты сказал? — процедил Стулов.

— Я не стану ничего подписывать, — спокойно повторил Илья. — То, что вы делаете, незаконно. Вы за это ответите.

Лицо Стулова медленно стало покрываться красными пятнами.

— Ах ты гнида! — заорал он. — Да я тебя сейчас раком поставлю! Сука!

Схватив бейсбольную биту, он несколько раз врезал ею Илье по коленкам. Послышался хруст ломающихся костей.

И все началось заново.

Илью били ногами, битой, потом опять ногами. Потом пили водку, сидя на перебитых ногах. Когда Илья отключался, его приводили в сознание.

— Знаешь, для чего нужен кипятильник? Надевается на член. А потом включается в сеть. Милицейский способ приготовления хот-догов. Будешь хот-дог?

Большой кипятильник, предназначенный для ведер, был извлечен из шкафа. Под объективом видеокамеры оперативники брезгливо начали стягивать с Ильи джинсы.

В этот момент дверь отворилась, — и в кабинет вошел старший оперуполномоченный капитан Горохов. Увидев происходящее, капитан поморщился:

— Это еще что за бардак?

При появлении капитана оперативники прекратили стягивать джинсы, вернулись к столу, и Киреев разлил водку. Брезгливо морщась, Горохов перешагнул через валяющегося Илью и тоже подошел к столу.

Он выпил, не закусывая, потом взял бумаги с признанием.

— Это у нас кто такой? Наркоша?

Пробежав глазами написанное, Горохов бросил листки на стол и сердито посмотрел на оперативников.

— И чего вы телитесь? Он же героинщик. Так, Степан, приготовь-ка нам дозу.

Стулов поднялся и вышел из кабинета. Горохов принялся распекать Киреева.

— Сколько раз повторять можно — вначале дело. Вам его подпись нужна или что? Возьмите подпись, а потом можете хоть в задницу трахать, — с тихой яростью и видимым отвращением к Кирееву произнес Горохов.

— Так он не хочет подписывать, — начал оправдываться Киреев.

— Так и не захочет, — назидательно произнес Горохов. — Человека бить имеет смысл полчаса. Если он за полчаса не раскололся, он, скорее всего, вообще не расколется.

Вошел Стулов, держа в руке наполненный шприц. Горохов перевел взгляд на него.

— Надеюсь, он от этого раньше времени не откинется? А то смотри, придется вместо него самому подписывать.

— Все нормально, — успокоил Стулов, — у меня отработано.

Илью отстегнули от стула и вкололи героин. Через три минуту он открыл глаза. Подведя к столу, Горохов сунул Илье ручку.

— Зачем? — Илья понял, что с ним происходит. — Мне же нельзя колоться. Я же вылечился.

Но речь давалась с трудом. Илью охватило полнейшее равнодушие ко всему происходящему. Знакомые ощущения охватили его, прогоняя из тела боль и воспоминания.

— Спасибо, — проговорил Илья.

— Распишись, пожалуйста. — Горохов улыбнулся Илье, пододвигая листки. — Здесь и здесь.

Илья улыбнулся в ответ. И подписал.

— Вот и все, — сказал Горохов своим оперативникам. — К утру чтобы было оформлено. Этого отведете в камеру, уколете еще раз и лично дождетесь, пока откинется. Через пару часов вызовете врача. Все ясно?

Оперативники молча кивнули.

— Ну пока. — Горохов похлопал по плечу блаженно улыбающегося Илью. — Извини, дела.

…К утру оперативники представили отчеты о полном раскрытии двух преступлений, совершенных накануне. Однако дальнейших разбирательств не последовало, и дела были отправлены в архив. Это было связано со смертью обвиняемого в обоих преступлениях Смолина И. А., которая наступила в результате передозировки героином в 6.04 утра.

16

После неудачи с поданным заявлением Герман решил действовать самостоятельно. Но перед ним сразу встал вопрос, каким образом это делать. Озвучил вопрос Вася Авдеев, когда Герман впервые рассказал ему о том, что собирается самостоятельно отыскивать пострадавших от насилия милиционеров девушек и убеждать их написать заявление для дальнейшей подачи в прокуратуру.

— А как ты собираешься это делать? — спросил Вася, когда они сидели за кружкой пива в кафе. — Нет, ну допустим, только предположим, что ты сумеешь убедить такую девушку написать заявление. Хотя, понимаешь, если она не написала его до сих пор, то, извини, какого хрена она станет слушать тебя? Незнакомого человека.

— Я объясню ей, что это имеет смысл, — ответил Герман, отводя взгляд в сторону.

Он понимал доводы друга. Убедить незнакомого человека решиться на столь важный поступок очень сложно. Особенно если ты знаешь, какой процент подобных дел действительно приводит к наказанию преступника. Не есть ли это заведомый обман другого человека? Дать психологически травмированному человеку надежду, убедить его в том, что преступники обязательно будут наказаны, а все лопнет как мыльный пузырь. Имеет ли он право подвергать опасности чужую жизнь, после того как следователь в кабинете показал ему шкаф, забитый черными папками с такими вот заявлениями?

— Это имеет смысл, — ответил Герман вслух своим собственным мыслям.

— Вот видишь, — оживился Авдеев. — Ты сам не уверен в том, что собираешься делать.

— Я уверен, — твердо сказал Герман, — потому что это правильно. Кто-то должен обратить на это внимание?

— А почему именно ты? — Вася в упор посмотрел на друга.

— Не знаю. Но я ведь не случайно стал свидетелем? — Гера сжал виски ладонями.

— Ну свидетелями, допустим, мы стали вместе. Кроме того, Светлана наш друг. То, что мы заступились за друга, — это нормально и правильно. Но ты сейчас собираешься искать каких-то абсолютно незнакомых тебе людей и влезать в их жизнь. А ты уверен, что они этого хотят? Может быть, они год потратили на то, чтобы избавиться от этих воспоминаний, а тут приходишь ты — и все заново. И в конце концов, как ты их собираешься искать?

Герман посмотрел на Васю:

— Парень, ты гений!

— В смысле? — от неожиданности Авдеев поперхнулся, но в ответ на предложение постучать по спине отрицательно замотал головой.

Герман дождался, пока он откашляется. Потом продолжил:

— Я помещу объявление.

— В газету «Из рук в руки»? Извини, извини, — заторопился Вася, увидев побледневшее лицо Германа, — я пошутил. Просто не в то горло пошло.

— Нет, не в газете «Из рук в руки». Я помещу объявление в Интернете на форуме. На паре сайтов, где я сам часто бываю. Там много посетителей, преимущественно молодежь. Это не тематические сайты, так что публика там бывает самая разная. Понимаешь, ты правильно сказал о том, что нельзя вот так в лоб спрашивать. Не могу же я к каждой девушке подходить. А в Интернете все нормально, анонимно. Человек увидит такое объявление и сам для себя решит, стоит ли ему на него откликаться. И даже если такая девушка отзовется, ей совершенно необязательно сразу называть мне свое имя, адрес и паспортные данные. Если я не смогу ее убедить, если она останется не уверена, то всегда сможет раствориться в сети. Обо всем этом надо будет написать в объявлении. Чтобы все были уверены в полной анонимности.

— Ну не знаю, — сказал Авдеев.

— Что ты не знаешь? — загорячился Герман. — Кто не захочет, тот не станет со мной общаться. Но ведь наверняка есть люди, которые хотят наказать своих насильников и просто не знают, как это сделать.

— Нет, подожди, не торопись. — Авдеев успокоительно поднял руки ладонями к Герману. — Подожди. Ты все правильно сказал. Насчет анонимности, насчет всего остального. Но, блин, мы же вместе с тобой видели этот чертов шкаф! Куда ты собираешься нести эти собранные заявления? К следователю? Он, судя по всему, неплохой человек, но он же тебе русским языком объяснил, что он в данном случае бессилен. У него шкаф таких заявлений, а доказательств нет! Ну принесешь ты ему еще двадцать заявлений! Ну освободят специально для них еще одну полку! А дальше что?

35
{"b":"154179","o":1}