ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так что без всякого лишнего шума, я бы сказал — с комфортом, добираешься на квартиру Георгия Виноградова, где тебя с нетерпением будет поджидать твой лучший друг, желающий поделиться с тобой важной информацией. Меркулову я уже позвонил, криминалисты едут… Нет, этого, к счастью, нет. Да, чуть не забыл, необходимо срочно выставить охрану у палаты Германа Городецкого. Потом объясню. Жду.

Разумеется, ничего хорошего в том, чтобы отрывать Славу Грязнова от обеда, нет. Но с другой стороны… Саша вспомнил, что сам он еще вообще не обедал, если не считать чая с булочками, которыми его угостил Владимир Петрович Кудринцев.

«Надо было попросить Славку и мне захватить. хот-дог», — подумал Саша.

В кабинет он вошел именно с этой мыслью. Александр Анисимович стоял у окна и смотрел вниз. Услышав шаги Турецкого, он обернулся.

Войдя, Александр Борисович сразу окинул взглядом комнату. У стены шкаф, явно предназначенный для папок с документами. По крайней мере, несколько пустующих ныне полок наводили на мысль именно о таком предназначении. Остальные полки были заставлены специализированной литературой. Книги и брошюры стояли вперемежку, какие-то лежали сверху. Однако, несмотря на кажущуюся небрежность, было очевидно, что подобная расстановка неслучайна и для хозяина полок отыскать в этом, на взгляд непосвященного, хаосе нужную книгу не составило бы никакого труда. Отдельно стоял шкаф с художественной литературой. В углу у окна компьютерный столик с монитором. Однако в полке справа, предназначенной для процессора, было пусто.

— А посетитель оказался не так уж прост, — сказал Родичев, заметив Сашин взгляд. — Взгляните, Александр Борисович, что он сделал с компьютером.

Родичев отошел в сторону, и Турецкий заметил стоящий у окна системный блок. Крышка была снята, обнажая механическое нутро компьютера, из которого был вынут жесткий диск.

— Однако же он не торопился, — заметил Турецкий. — А ведь раз изъял бумаги, — значит, знал, что рано или поздно за ними придем мы.

— Или он хорошо информирован.

— Может быть, и так, — мрачно сказал Саша, — а может быть, он просто полный идиот.

— Этот вариант никогда нельзя отметать, — ответил Родичев, — но, когда я занимался тем, чем сейчас занимаетесь вы, я всегда предпочитал переоценить своего противника, чем недооценить его.

Александр Борисович предпочел пропустить последнюю фразу мимо ушей. Тем более что сам он прекрасно понимал, что Родичев прав. Александру Борисовичу Турецкому много раз самому приходилось разыгрывать из себя полного простофилю, он знал, насколько легко можно ввести в заблуждение даже очень умного и проницательного человека.

В этот момент в прихожей раздался шум.

Приложив палец к губам, Саша вытащил пистолет и крадучись подошел к двери. Резко распахнув ее, он очутился лицом к лицу с благообразной старушкой, которая, увидав направленное на нее дуло, чуть не грохнулась в обморок.

— Следователь прокуратуры Турецкий, — машинально крикнул Саша, уже сам прекрасно понимая всю абсурдность своего положения.

«Хорошо, что Славка не видит, — подумал Александр Борисович. — Он бы мне это долго припоминал».

Вспомнив, что Грязнов может появиться с минуты на минуту, Саша быстро спрятал пистолет и строго посмотрел на вошедшую пенсионерку.

— Соседка я. Анатольева Мария Сергеевна. Напротив живу. Увидела, что дверь открыта, и решила заглянуть. Может, Георгия из больницы выписали, хотела узнать, вдруг ему что надо. Здравствуйте, Александр Анисимович, — обратилась она к появившемуся в коридоре Родичеву.

— Добрый день, Мария Сергеевна. Нет, Георгий, к сожалению, пока в больнице.

— Несчастье-то какое. Ну да ладно, я пойду, не стану вам мешать.

Она заторопилась к выходу.

— Позвольте, Мария Сергеевна, — вдруг опомнился Александр Анисимович. — А откуда вам известно, что Георгий в больнице. Мы же с вами давно не виделись.

— Так мне брат его киевский сказал, — оживилась старушка. — Когда два дня назад за вещами приходил. Я же, как незнакомого человека увидела, сразу подступила: мол, кто такой и зачем в чужую квартиру идет? А он такой вежливый, поздоровался и говорит, что Георгий в больнице, а он его брат и специально прилетел из Киева, как только узнал. А Георгий попросил его заехать домой и привезти ему все нужные вещи. И еще Георгий так и сказал ему: встретишь, мол, на лестнице мою соседку, не пугайся. Она женщина строгая, но справедливая и за порядком в подъезде следит. Вот, что правда, то правда, — улыбнулась старушка. — А хороших, честных людей она сразу видит, сказал. Просто объяснишь ей, что ты от меня, и все будет нормально.

— А вы этого брата узнать смогли бы, если бы увидели? — спросил Саша.

— Смогла бы, — уверенно закивала головой Мария Сергеевна. — Такой рыжий, плотный. Вроде даже как военный.

Грязнов вместе с оперативно-следственной группой появился вовремя.

— Вот точно такой, как он, — бесцеремонно ткнула пальцем в заместителя начальника ГУСБ наблюдательная соседка. — Точно как он.

Слава вопросительно уставился на Турецкого.

— Это генерал-майор милиции Вячеслав Иванович Грязнов, — представил Турецкий Славу.

— Так я и говорю, что тот тоже военный был. Хотя на генерала непохож. Помоложе, да и покрасивше. Хотя вы тоже не очень-то на генерала похожи, — обратилась она к Грязнову.

Слава предпочел тактично промолчать.

— Так что же, неужели тот рыжий жуликом был? — всплеснула руками соседка. — А я-то, дура старая, не распознала! Все, наверное, из дома вынес! Что мне теперь будет-то?

— Мы с вами после обязательно свяжемся, чтобы вы помогли составить нам фоторобот человека, который назвался братом Георгия Виноградова, — строго сказал Турецкий. — А пока вы должны молчать обо всем, что здесь было. Это очень серьезное дело, и длинные языки совсем не приветствуются. Болтун, как вам известно, большая находка для врагов. Понятно?

Строгий тон Александра Борисовича, а больше необычайно мрачный вид молчащего генерала Грязнова, который из-за своей непохожести на генерала почему-то теперь казался соседке более важной фигурой, оказал нужное действие. Клятвенно пообещав молчать, она с видом человека, приобщившегося к государственным тайнам, удалилась.

После того как общительную Марию Сергеевну выпроводили за дверь, Слава наконец-то произнес первую фразу:

— Надеюсь, Саня, под важной информацией ты подразумевал что-то другое.

— Другое, Слава. Не переживай. Здравствуйте, Семен Семенович. Давайте я вас всех для начала познакомлю. Директор НИИ прокуратуры Александр Анисимович Родичев-Никифоров. Это Семен Семенович Моисеев, гений криминалистики. А рыжий киевский брат, как уже было сказано, генерал-майор Вячеслав Грязнов, заместитель начальника ГУСБ. Все это мои близкие друзья и люди, которым я полностью доверяю.

Последовали рукопожатия, после них Турецкий сразу приступил к делу:

— Семен Семенович, я бы просил вас вместе с Александром Анисимовичем осмотреть квартиру. Замок, следы, компьютер, конечно, хорошо, отпечатки пальцев. Может быть, получится за что-нибудь зацепиться. Слава, а мы с тобой пойдем в это время поговорим.

Вновь прибывшие приступили к своему привычному делу, а Александр Борисович с Грязновым отправились на балкон. С балкона открывался вид во двор и на подъезд, возле которого на лавочке сидели бабушки. В центре внимания собравшейся группы любительниц посудачить находилась их недавняя знакомая Анатольева Мария Сергеевна. Она оживленно жестикулировала и о чем-то рассказывала. В один момент она обернулась в сторону балкона, на котором стояли Турецкий с Грязновым, для того чтобы что-то показать остальным. Их взгляды встретились, и Мария Сергеевна, спохватившись, сразу куда-то засобиралась.

— Вот ведь порода какая, — сказал Грязнов укоризненно. — Ничего не страшно.

— Может, Слава, у нас с тобой просто лица добрые? — поинтересовался Турецкий. — Ты как думаешь?

— Никак я, Саня, не думаю, — сказал Грязнов, видимо вспомнив о прерванном обеде. — Что случилось-то? Такого важного?

49
{"b":"154179","o":1}