ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, так. Наши с тобой дела, убийство Аллы Родичевой и покушения на Германа Гордецкого и Георгия Виноградова, скорее всего, связаны между собой. Я узнал, что этот Герман был студентом семинара Виноградова и помогал ему в собирании фактов милицейских злоупотреблений. Более того, в этом деле есть еще один труп, историей которого я и собираюсь в ближайшее время заняться. Это некий Дмитрий Корякин, журналист и еще один участник семинара Виноградова. Так что не исключено, что мы имеем дело с одной и той же преступной группировкой, поставившей себе целью уничтожить криминологическую группу Виноградова и собранные ею доказательства. И эта группа состоит из сотрудников правоохранительных органов. Скорее всего, ее верхушка занимает в органах не самые маленькие должности. И пока Виноградов жив, он будет представлять для них реальную опасность. По крайней мере, все собранные им материалы, которые находились в этой квартире, были похищены. Ты чего морщишься?

— Понимаешь, Саня, как-то очень складно все у тебя получается. Ты знаешь, я безоговорочно верю в твой следовательский талант и профессиональное чутье, но сам согласись, чересчур все совпадает. И вот еще что. У меня по одному только долгу службы очень много претензий к нашей милиции, но если, как ты говоришь, это была бы одна группировка с конкретной целью, неужели они не смогли бы сделать все это почище?

— И что ты думаешь?

— Я думаю, что в нашем случае все как раз наоборот, то есть гораздо хуже. Мне кажется, что это разные дела, только обстоятельства совпали. Я думаю, нет никакой группировки с единым центром, если только не понимать под такой группировкой всех милиционеров, нечистых на руку. Согласен, убийство Родичевой и Покушение на Виноградова из одной оперы. Но покушение на Городецкого? Парень собирал доказательства фактов, что милиционеры насилуют девушек. Заметь, не абстрактная группа сотрудников органов, а вполне конкретные отдельные люди. После этого его пытаются убить и стреляют в голову. Не хочу показаться циничным, но это очевидные причина и следствие. Куда больше-то?

— Не знаю, Слава. — Турецкий облокотился на перила и, задумавшись, закурил. — В любом случае я собираюсь сейчас выяснять обстоятельства смерти этого журналиста Корякина. Ты, кстати, договорился с его отцом?

— Да, Сергей Александрович Корякин, профессор кафедры истории МГУ, сказал, что готов встретиться в любую минуту, хоть сегодня. Он сейчас дома. Адрес я записал, сказал, что перезвоню.

— Слава, а поехали к нему вместе. Точно тебе говорю, — убежденно сказал Александр Борисович, — это сейчас важнее всего. У тебя дела?

— Вообще-то, Турецкий, я обедал, — укоризненно протянул Грязнов.

— Вот, — Александр Борисович наставительно поднял палец, — а я еще нет. И ничего, не жалуюсь.

4

— Я пригласил вас, чтобы вы по очереди сообщили мне пренеприятные известия, — сказал Константин Дмитриевич Меркулов, когда члены штаба в полном составе собрались в его кабинете.

Он выдержал паузу и оглядел всех собравшихся.

— Если никто не возражает, то честь произнесения вступительной речи я оставлю за собой.

Возражать никто не стал.

— Все вы в общих чертах уже ознакомились с сутью нашего дела или дел, это уже вы мне расскажете, а я вам хочу напомнить о двух вещах. Что касается дела Германа Городецкого, то оно, как вам всем уже известно, взято министром под личный контроль. Дело о покушении на Георгия Виноградова и убийство его невесты Аллы Родичевой под личный контроль министром не взято, но он в курсе. Незадолго до покушения Георгий Виноградов имел с министром приватную беседу. Соответственно излишне будет напоминать, что на нас с вами это накладывает дополнительную ответственность. Следующий момент. В обоих делах явно прослеживается милицейский след, поэтому расследование должно вестись с максимальной осторожностью. Мы не знаем нашего врага в лицо, но знаем, что он имеет другую личину. А такой враг-оборотень опасен вдвойне. Все это я вам уже говорил, но, начиная данное расследование, считаю нужным повторить еще раз. Думаю, что имеет смысл с того, что произошло раньше по времени, поэтому Слава давай начинай ты.

— Примерно месяц назад ко мне на личный прием пришел девятнадцатилетний студент Юридической академии Герман Городецкий. Как выяснилось, он

долго ходил по различным ведомствам, но везде его отшивали. Суть дела, которое он изложил, заключалась в том, что милиционеры, работающие в охране метрополитена, пользуясь своим служебным положением, задерживают и насилуют девушек. Вместе со своим другом они стали свидетелями такого случая, который произошел с их знакомой. К счастью, им удалось предотвратить насилие, поскольку Герман тут же позвонил в УСБ. После этого они написали два заявления, но дело заведено не было. Тогда Герман Городецкий решил самостоятельно собирать доказательства и параллельно с этим пытался пробиться в различные ведомства. Ну и, как я уже сказал, в один прекрасный момент он дошел до меня. Да, вот еще, где-то за неделю до этого было совершено нападение на второго свидетеля. Его жестоко избили средь бела дня возле станции метро четверо работников милиции на глазах у нескольких свидетелей. Однако, когда они пришли в отделение написать жалобу — дело в том, что им удалось запомнить номер машины, — им предъявили совсем других милиционеров. Соответственно никого опознать они не смогли. После этого второй свидетель, Василий Авдеев, забрал свое заявление и уехал из Москвы. Я подключил к этому делу оперативников Яковлева и Романову. Так что дальше могу передать слово им.

Володя с Галиной переглянулись, и начала говорить Галя:

— К этому моменту у Германа уже были собраны некоторые материалы. Проблема в том, что потерпевшие отказывались писать заявления, так что главной нашей задачей с капитаном Яковлевым было убедить этих девушек сотрудничать с нами. За месяц нам удалось собрать восемь подписанных заявлений об изнасилованиях, совершенных милиционерами в метро. Пятнадцатого мая Герман поехал на встречу с очередной потерпевшей и настоял на том, чтобы мы его не сопровождали. Впоследствии мы выяснили, что такой девушки не существует, это была ловушка. На площади Ярославского вокзала на Германа Городецкого было совершено покушение. Пуля попала в голову. В данный момент он находится в больнице Склифосов-ского в состоянии комы.

— Свидетелей покушения не оказалось, — продолжил Яковлев, — но мы затребовали записи с камер слежения, расположенных на вокзале. На пленках видно, что убийц было двое, хотя стрелял только один. К сожалению, ракурс неудачный, и фоторобот составить не удалось. Хотя мы и подозреваем, — сообщил Володя, — что преступники прекрасно знали, как расположены камеры, и специально двигались под таким углом, чтобы их лица не попали в объективы. К данному моменту проведена баллистическая экспертиза, и установлено, что пуля была выпущена из пистолета Макарова. Пока это все, что нам известно.

— Понятно, — кивнул Меркулов. — Откровенно говоря, негусто. Ладно, давайте ко второму делу. Александр Борисович, тебе слово.

— Несколько дней назад в районе Бутова выстрелом из пистолета Макарова была убита младший научный сотрудник НИИ прокуратуры Алла Родичева-Никифорова. Единственным свидетелем убийства был ее жених старший научный сотрудник того же института и доцент Юридической академии Георгий Виноградов. Однако поговорить с ним до сих пор не удалось, поскольку на следующий день на него в свою очередь было совершено покушение. В данный момент Виноградов находится без сознания в больнице Склифосовского. Как стало известно следствию, Георгий Виноградов вместе с Аллой занимались исследованием милицейских злоупотреблений. При покушении на Георгия у него был украден портфель с документами. В тот же день из его квартиры была похищена оставшаяся часть материалов. Похититель действовал дерзко и хладнокровно и легко сумел войти в доверие соседке Виноградова, прикинувшись его родным братом. Как нам удалось узнать, Георгий Виноградов был преподавателем Германа Городецкого, который помогал ему собирать материалы для исследования. Поэтому есть основания связать эти дела водно.

50
{"b":"154179","o":1}