ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да уж. Такие хитрые дела проворачиваются в полной тишине. Любая утечка информации может испортить все дело. Кто руководит фирмой?

— Хамзат Асланович Муслиев. Раньше он работал на фирме «Имярек-консалтинг», занимался черным пиаром, подкупом избирателей, сбором компромата и прочими грязными вещами. Я встречался с президентом этого «Имярека» Подугольниковым.

— Ну и как он охарактеризовал Муслиева?

— Как полного подонка. Он, конечно, выразился более витиевато, но общий смысл был такой.

— Ясно. А убийство менеджеров? Думаешь, это тоже дело рук Муслиева?

— Такая версия имеет право на существование. Но никаких доказательств у нас нет.

Меркулов поднялся со стула и принялся расхаживать по кабинету, заложив руки за спину. Поремский молча наблюдал за его передвижениями. Меркулов остановился посреди кабинета и посмотрел на Поремского из-под нахмуренных бровей.

— Уже начали разрабатывать фирму «Заря»?

— Так точно. Миша Камельков вошел в контакт с экономистом фирмы Юлией Валерьевной Ивановой.

Меркулов насмешливо дернул уголком рта.

— Что значит — вошел в контакт? И почему именно с Ивановой?

— Алена Никитина была на фирме, пыталась разузнать, что к чему. Юлия Иванова подошла к ней и намекнула, что на фирме творятся странные дела. В подробности она не вдавалась. Миша Камельков познакомился с ней на улице. Они оба учились в МГУ, это и послужило поводом для знакомства.

— Орел! — похвалил Меркулов. — Ну и как, удалось что-нибудь разузнать?

— Пока нет. Девушка явно напугана. В прошлом году исчезла сотрудница фирмы Юлия Шиманова. Пошла купаться и не вернулась. Водолазы обшарили дно водоема, но девушку не нашли. С тех пор она числится пропавшей.

Меркулов взъерошил ладонью густые волосы.

— Черт знает что, — проворчал он. — Не Москва, а Дикий Запад какой-то. В общем, *так. Юлию Иванову беречь как зеницу ока. Если ваши подозрения верны, то мы имеем дело со страшными людьми, которые не остановятся ни перед чем. Должность и место службы Камелькова не афишировать. Это может напугать девушку. Действовать тихо и аккуратно.

Поремский усмехнулся, это не укрылось от Меркулова.

— Чего веселишься? — грозно спросил тот.

— Да так, ничего. Вспомнил, как потешалась над Камельковым Алена. Она его теперь иначе как «штандартенфюрер Штирлиц» и не зовет.

— Не очень-то потешайтесь. Дело серьезное. Значит, говоришь, продажного судью зовут Елена Перекрест?

— Угу. Недавно она въехала в новую четырехкомнатную квартиру на «Соколе». Заплатила наличными.

— Ого! Госпожа Перекрест сама напрашивается, чтобы мы взяли ее в оборот.

— Так точно.

— Ну а раз напрашивается, то… Тэк-с, Володимир, давай-ка мы с тобой побеседуем на эту тему подробнее. И не просто так, а за чашкой ко… — Меркулов вдруг закашлялся.

Поремский инстинктивно привстал, чтобы постучать начальника по спине, но Меркулов жестом усадил его на место. Пока Меркулов кашлял, Поремский сидел на стуле нога на ногу. На губах его играла глумливая улыбка.

— Что? — грозно спросил Меркулов.

Ничего, — ответил Поремский, потом еле заметно усмехнулся и выразительно посмотрел на открытое окно с пляшущей на ветру занавеской.

Глава 5

СУДЬЯ В ИНТЕРЬЕРЕ

Судья Елена Вадимовна Перекрест смотрела на свое отражение в зеркале и недовольно поджимала губы. Еще лет десять назад она была красивой женщиной, и ей почти не приходилось исправлять огрехи природы с помощью косметики — так, лишь иногда подкрашивала губы, хотя спокойно могла бы обойтись и без этого. Но последние десять лет были для Елены Вадимовны непрерывной и бескомпромиссной борьбой с приближающейся старостью.

Волосы седели, лицо покрывалось морщинами, а губы выцветали и дрябли. Сейчас ей было сорок восемь, не пройдет и десяти лет, как она превратится в полную старуху.

Елена Вадимовна вздохнула и принялась рисовать себе новое лицо. Тушь, помада, пудра… Слой за слоем, мазок за мазком. Через восемь минут макияж был готов.

Елена Вадимовна придирчиво оглядела свое (если его можно было считать своим) лицо. Результат не обрадовал ее, но помог немного успокоиться. «Господи, — подумала Елена Вадимовна, — неужели другие женщины так же боятся приближающейся старости?»

Впрочем, проблема Елены Вадимовны была не в том, что она боялась приближающейся старости, а в том, что она заранее, еще десять лет назад, почувствовала себя старухой и никак не могла избавиться от этого пагубного, иссушающего душу и лицо чувства.

Сегодня ей предстояла важная встреча, и Елена Вадимовна хотела выглядеть на все сто. Эти люди должны понять, что имеют дело с серьезной, уверенной в себе женщиной, которая не даст себя оболванить.

У Елены Вадимовны не было мужа. Никогда. Когда-то в молодости ей делали предложения, целых три раза. Но Елена Вадимовна — тогда еще просто Леночка — не желала выскакивать замуж за первого встречного. Первый ее жених был слишком глуп и инфантилен, второй — слишком честен и принципиален (с такими качествами трудно чего-то добиться в жизни, а Леночке нужен был мужчина, который смог бы удовлетворить ее запросы и избавить от житейских проблем). Третий… О третьем и вспоминать не хотелось. Делая предложение Леночке, он одновременно крутил роман с ее лучшей подругой. «Я ничего не могу с собой поделать, — каялся он. — Но поверь, все эти женщины для меня ничего не значат, люблю я только тебя!»

Елена Вадимовна дала бабнику от ворог поворот и сделала вывод — нормальных мужчин в природе не существует, все они если не глупцы, то подонки и бабники. А раз так, то от мужчин не стоит ожидать серьезных отношений, нужно их просто использовать.

Пока у Елены Вадимовны была ее красота, для нее не составляло труда подчинять себе мужчин, добиваться с их помощью намеченных целей и вить из них веревки. Причем за всю свою долгую (теперь уже) жизнь она всего раза три или четыре позволила себе лечь с мужчиной в постель. Удовольствия это не приносило никакого. А что касается необходимости… Физиологической необходимости в мужчинах Елена Вадимовна никогда не испытывала, скорей даже наоборот — ей было тошно от одной только мысли, что рядом с ней будет лежать большое, волосатое тело, пахнущее потом и гнилыми зубами.

А что до необходимости материальной, то мужчины и так давали ей все, что она хотела. Достаточно было многообещающей улыбки и недвусмысленного, хотя и изящного и ни к чему не обязывающего намека на продолжение отношений (в этом Елена Вадимовна стала настоящей профессионалкой).

Однако со временем добиваться от мужчин лояльности при помощи одной лишь улыбки становилось все труднее и труднее. Тогда скрепя сердце Елена Вадимовна стала позволять им чуточку больше. Цветы, походы в театр, поглаживание коленок под столом и страстные поцелуи у подъезда. Однако еще через несколько лет и это перестало удовлетворять мужчин.

Постарев и потеряв львиную долю былой привлекательности, Елена Вадимовна могла рассчитывать лишь на собственную изворотливость и холодный, расчетливый ум. Как показала жизнь, этого было вполне достаточно.

Елена Вадимовна поднялась с мягкого пуфика, потянулась, хрустнув суставами, и с удовольствием оглядела спальню. Обои были бежевыми, любимый цвет Елены Вадимовны, потолки — высокими и светлыми, люстра — из скандинавского хрусталя, а мебель — из карельской березы.

Мир страшен и жесток, и нужно быть очень сильной женщиной, чтобы добиться в нем материального благополучия.

Глава 6

ИСХОД

Человек, который переступил в этот поздний час порог ее квартиры, оказался гораздо моложе, чем она себе представляла. У него были светлые волосы, голубые глаза и мягкая, обаятельная улыбка.

— Здравствуйте. Меня зовут Владимир Дмитриевич.

— Елена Вадимовна, — представилась она, не забыв при этом улыбнуться. — Проходите, пожалуйста!

42
{"b":"154180","o":1}