ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это точно?

— Да. Было еще два, но они обанкротились. Теперь более… э-э… щекотливые факты. Не так давно Индия и Китай обратились в российское правительство с просьбой переоснастить их военные суда. И если верить слухам и намекам… а иначе наше правительство, как вы понимаете, и не выражается… то все контракты достались «Ракете». И к тому же… — Голос Камелькова сорвался на хрип. — Секундочку! — сказал он, взял со стола бутылку колы и, свинтив крышечку, хорошенько к ней приложился.

Алена и Поремский молча наблюдали за его действиями — Алена с пониманием, Поремский с нетерпением. Наконец Камельков оставил бутылку с колой в покое.

— Уф-ф… — сказал он и вытер ладонью потный лоб. — Жара. Ален, продолжай ты, я что-то осип.

Поремский повернулся к Алене.

— А что тут продолжать, — пожала та плечами. — Основное Мишаня уже сказал. После заключения контрактов с Индией и Китаем завод «Ракета» стал весьма лакомым куском.

— Какова стоимость контрактов?

— В разных источниках называются разные цифры. От трехсот миллионов до полутора миллиардов.

Поремский присвистнул:

— Действительно, кусочек очень лакомый. Вот, значит, на что позарились господин Голубев и его веселая кипрская компания. Губа не дура.

— Что еще за компания? — спросил Миша Камельков.

— Да, Владимир Дмитриевич, расскажите же наконец, что вы узнали? — присоединилась к Камелькову Алена.

А меня здесь угостят чаем?

— И чаем, и печеньем, — кивнула Алена, — Что ж, тогда слушайте…

Глава 4

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА

Москва, 10 июня

Менеджер «Концерна ПВО «Геракл» Игорь Каленов был сегодня не в духе. День не заладился с самого утра. Вначале он проспал планерку, на которой должен был выступать со своими предложениями и дополнениями к индийскому контракту. Села батарейка на мобильнике, а поставить телефон с вечера на подзарядку Игорь забыл. Почему забыл? Известно почему. Если выпить за вечер бутылку виски (а в качестве разгона еще и полбутылки мартини, оставшегося с прошлого выходного), то забудешь не только про телефон, но даже про то, как зовут твою родную мать.

Пить накануне рабочего дня — дело, конечно, скверное. Но бывают моменты, когда просто нельзя не напиться. Особенно когда любимая девушка в ответ на твое предложение пойти куда-нибудь прогуляться отвечает тебе: «Извини, зайчик, но меня уже пригласили, перезвони часа через три-четыре». И ладно бы пошла с нормальным человеком, так ведь нет! Весь вечер шлялась по клубам с этим разряженным петухом из фэшн-агент-ства. Сознавать, что тебе, крутому менеджеру и просто хорошему парню, предпочли какого-то урода с петушиным начесом на голове, было невыносимо.

Перезванивать Каленов не стал. К тому времени он уже был некрасиво и безнадежно пьян.

Опохмелиться с утра не было никакой возможности, и Каленов поехал на работу больным и злым. Выступление свое на планерке он провалил (выкладки с цифрами забыл дома), с директором концерна поссорился (тому не понравился тон Каленова, а какой тут, к черту, тон, когда у тебя голова раскалывается!). А потом еще и на секретаршу наорал. Теперь дня три придется ловить на себе холодные, неприязненные взгляды этой матроны с тараканами в голове и с металлом в голосе.

Под конец рабочего дня Каленова ждал еще один неприятный сюрприз. Его серебристый «мерин», которому не было еще и двух лет от роду, вдруг взбунтовался и заглох при выезде со стоянки. Это уже ни в какие ворота!

— Мерзкая, бракованная железяка! — обругал машину Каленов. — И за что вас только хвалят!

Скинув «мерс» на попечение подоспевшему помощнику, Каленов отправился домой на казенной машине.

До дома добрался без особых приключений. Несколько раз Каленова подбивало остановить тачку возле какого-нибудь кабака и промочить пересохшее горло холодным и терпким, градусов этак на сорок, напитком, но он стискивал зубы и прогонял от себя эти гнусные мысли. «Хватит с меня и одного неудачного дня! До выходных ни капли!»

Железная воля помогла Каленову справиться с искушением.

Припарковав машину у подъезда, Игорь Каленов достал из кармана сигареты и закурил. Идти домой ему не хотелось. В квартире царил бардак. Домработницу он не держал, предпочитая прибирать комнаты сам. Не то чтобы Каленов жалел денег на уборщицу, нет, просто ему нравилось подмечать, как с каждым движением его руки квартира преображается: вещи становятся на свои места, пыль исчезает с полировки, узор на ковре становится четким и контрастным. Расставляя вещи по своим местам, Каленов в полной мере удовлетворял свою тягу к педантизму. Наводя порядок в квартире, он одновременно наводил порядок в своей душе.

Однако сейчас Каленову не хотелось идти домой. В его измученной похмельем и непониманием окружающих душе шевелилось какое-то мрачное, ничем не мотивированное предчувствие. «Стоит тебе покинуть машину, — шептал ему внутренний голос, — и случится что-то страшное, что-то такое, что уже невозможно будет исправить».

Каленов сидел в машине и курил, задумчиво глядя на мерцающий кончик сигареты. Минута шла за минутой. Вскоре сигарета превратилась в окурок.

— К черту! — нервно проворчал Каленов и щелчком пальца вышвырнул окурок в окно.

Путь от машины до подъезда занял не больше минуты. Каленов достал из кармана связку ключей и приложил магнитный ключ к кружочку электронного замка. В замке мелодично пропиликало — и железная дверь, вздрогнув, приоткрылась.

Едва Каленов взялся за ручку двери, как услышал у себя за спиной невнятный шорох. Сердце Каленова отчаянно забилось. «Вот оно!» — шепнул ему внутренний голос.

Обернуться Каленов не успел. Пистолет рявкнул четыре раза. Первая пуля вошла Каленову под лопатку, три остальные — в голову

Молодой высокий мужчина в форме капитана милиции быстро огляделся по сторонам. Участок двора, примыкающий к подъезду, был пуст. Мужчина бросил пистолет в куст сирени, повернулся и зашагал прочь. Походка мужчины была быстрой и уверенной. Распростертый на асфальтовой площадке у собственного подъезда менеджер Каленов этого уже не видел. Он лежал на правом боку, откинув в сторону руку, в которой по-прежнему была зажата связка ключей. Волосы Каленова были красными от крови. Лица у него больше не было.

Глава 5

ВТОРАЯ ЖЕРТВА

Серпухов, 10 июня

День коммерческого директора «Ракеты» Сергея Бойко начался более удачно. Он совершенно не пил спиртного, поэтому по утрам у него никогда не болела голова. Вставал обычно в семь часов, надевал спортивную форму, обувал кроссовки и отправлялся на утреннюю пробежку.

Двухкилометровая пробежка помогала Сергею не только размять суставы, но и прочистить затуманенные сном мозги. По ходу бега он обдумывал свои дела на грядущий день. Мысли его текли четко и ясно. Бойко давно уже заметил, что самые лучшие идеи посещали его во время утренней пробежки. Последующий же рабочий день был предназначен для того, чтобы воплотить эти идеи в жизнь.

Приняв душ, Сергей побрился, почистил зубы, причесал влажные волосы, оделся, затем отправился на кухню и принялся за кофе и круассаны, которые приготовила ему жена Нина.

— Не остыл? — спросила, показывая кивком на кофе, Нина, пышноволосая красавица-шатенка, с которой Сергей познакомился три года назад, представляя спонсоров на конкурсе красоты «Мисс Москва» (Нина заняла тогда почетное третье место и получила в подарок от спонсоров японскую видеокамеру).

— Нет, — ответил Бойко. — В самый раз. Ты ведь знаешь, я не люблю слишком горячий.

— Что у тебя сегодня на работе? Вернешься поздно?

Бойко улыбнулся:

— А что? Хочешь привести любовника?

— Точно, — кивнула жена. — Двоих.

Бойко был уверен, что жена ему не изменяет, однако иногда закрадывалось смутное подозрение. Нина была очень хороша собой. За два года в браке она не прибавила ни одного лишнего килограмма. Она любила мужское общество и к тому же была ненасытна в сексе. Все это давало богатую почву для ревности, однако Бойко слишком любил и уважал себя, чтобы не доверять жене.

5
{"b":"154180","o":1}