ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Попив кофе, Бойко встал из-за стола, сказал жене «до вечера, дорогая», поцеловал ее в губы, затем взял портфель и вышел из квартиры.

Время до обеда пролетело быстро. А после обеда в кабинет Бойко вошел его старый друг и коллега Шварцман.

— Послушай, Серж, — сказал Шварцман, усаживаясь на уголок стола, — я буду говорить с тобой прямо и по-мужски, хорошо?

Бойко с любопытством воззрился на друга:

— Валяй. Что случилось?

— Ходят слухи, что твоя Нина… — Шварцман замялся, подбирая нужное слово. — В общем, что она ведет себя не так, как должна себя вести порядочная жена.

Бойко прищурился:

— Что ты имеешь в виду?

— Ты только не обижайся. Я заговорил с тобой об этом только потому, что… — Шварцман вновь замолчал. Потом сглотнул слюну и докончил фразу: — Потому, что мне не доставляет радости слушать гнусные разговоры, которые ведут у тебя за спиной всякие уроды.

— Вот как? — Бойко нахмурился. — Что еще за разговоры? И при чем тут моя жена?

— Возле твоего дома есть кафе «Березка»? — вдруг спросил Шварцман.

— Ну есть.

— Так вот, болтают, что твою жену видели в этом кафе среди бела дня с каким-то парнем.

— Кто болтает?

Шварцман пожал плечами:

Не знаю кто. Я слышал только голоса.

— Что за чушь? — поморщился Бойко. — Какие еще голоса?

Обыкновенные, — сказал Шварцман и объяснил: — Я сидел в туалете, дверь кабинки была закрыта. Поэтому я слышал только голоса: два парня обсуждали твою жену. Один из них сказал другому: «Между нами говоря, эта красотка не прочь иногда сходить налево». Второй ему: «Да ладно тебе! Ты что, свечку над ней держал?» А тот: «Нет, не держал. Еще круче! Я сам лежал под этой свечкой!» А потом добавил: «Недалеко от их дома есть кафе «Березка». Там мы обычно и встречаемся. Если хочешь — подъезжай и посмотри сам. Сегодня, в четыре часа. Не буду рассказывать о том, чем мы с ней занимаемся в туалете, но…»

— Ну хватит! — рявкнул Бойко, бешено вращая глазами. — Хватит пороть ахинею!

— Я просто пересказал тебе то, что слышал, — обиженно ответил Шварцман. — Мне, конечно, следовало бы промолчать, но мы с тобой дружим почти с детства. Если бы я увидел парня, который… с которым… В общем, если б я увидел этого мерзавца, я бы набил ему морду! Клянусь!

Шварцман ушел, оставив Бойко наедине с мрачными, мучительными мыслями.

«Неужели это правда? — думал Бойко. Неужели все, что он сказал, правда? Нет, не может быть. Я слишком хорошо знаю свою жену, чтобы верить дурацким сплетням».

Несмотря на пламенную веру в честность и нравственную чистоту жены, мысли Сергея Бойко с каждой секундой приобретали все более яростный оттенок.

«Но что, если это правда? Что, если все эти годы она наставляет мне рога? И все вокруг знают об этом!» От последней мысли по спине Бойко побежали холодные струйки пота.

«Все знают, и все смеются надо мной! Черт!»

Бойко вскочил на ноги, постоял так с полминуты, затем вновь опустился на стул. Он вынул из стаканчика остро отточенный карандаш и принялся задумчиво постукивать им по столешнице.

«Да нет, — убеждал себя Бойко. — Полная чушь. Просто эти ублюдки завидуют, что у меня все хорошо. Завидуют тому, что у меня есть деньги и красивая жена, а у них нет ни черта. Они считают копейки в дырявых кошельках и дрочат по ночам в потные ладошки, а я занимаюсь любовью с самой красивой женщиной. К тому же этот Шварцман… Он всегда был неравнодушен к моей жене. Помню, каким взглядом он смотрел на Нинку на нашей свадьбе! Чуть глаза не потерял, черт булькастый! С другой стороны — зачем ему врать? Чтобы досадить мне? Да нет, это как-то глупо и мелко. Даже для такого глупого и мелкого паршивца, как Витька Шварцман».

Сергей Бойко саркастически усмехнулся.

«Неудачники, — подумал он. — Мерзкие, завистливые неудачники. Хотя… — На высокий лоб Бойко вновь набежали морщины. — Если в словах того туалетного ублюдка есть хоть доля правды, я легко смогу это выяснить. Более того — я просто обязан это выяснить!»

Без пяти четыре машина Сергея Бойко остановилась возле кафе «Березка». Он выбрался из салона, громко хлопнув дверцей, и направился было к кафе, но успел сделать не больше трех шагов.

Высокий молодой человек в форме капитана милиции подошел к Бойко, поднял руку с зажатым в ней пистолетом Макарова и нажал на спусковой крючок. Выстрел отбросил Бойко к машине. Молодой человек в форме капитана милиции нажимал на спуск еще три

Три пули вошли Бойко в грудь. Последняя, четвертая, — в голову.

Где-то закричала женщина. К ней присоединился еще один, охающий и причитающий, женский голос.

Молодой человек бросил пистолет на асфальт, рядом с трупом Бойко, затем повернулся и зашагал по дорожке, ведущей к проходному двору. Через несколько секунд он завернул за угол дома и скрылся из вида.

Глава 6

ТРЕТЬЯ ЖЕРТВА

Питер, 10 июня

У парапета с бутылками пива в руках стояли два человека. Один — высокий и широкоплечий, с властным взглядом и сурово очерченными губами (по всему видать — большой начальник), второй — среднего роста, лысоватый, с намечающимся брюшком.

Лысоватый отпил пива, вытер рот пухлой ладонью и сказал, обращаясь к высокому:

— Нет, Владимир Сергеич, вы не правы. У жаркого лета тоже есть свои преимущества. Должны же и мы забыть про холод и снег и погреть свои косточки хотя бы один месяц в году.

Владимир Сергеевич Роткевич усмехнулся:

— Греть косточки надо на пляже, Антон. В трусах и с голым пузом. А не в пыльном городе и не в прилипающей к спине рубашке. И чтобы рядом было теплое море, куда можно окунуться и смыть пот.

— Это, конечно, да, — кивнул Антон Антонович Михайлов. — Но все-таки постоять вот так у парапета с бутылочкой пива в руке — тоже приятно. И так, чтобы не кутаться в плащ и не поднимать воротник от пронизывающего ветра.

Роткевич хотел возразить, но передумал. Ведь и в самом деле, приятно постоять вот так с пивом, забыв на полчаса о проблемах, деньгах, дурной погоде. Постоять и потрепаться о жизни со старым другом (пускай даже друг ниже тебя по чиновничьему ранжиру).

«Когда я в последний раз пил пиво у парапета?» — подумал Роткевич. Он припомнил тихий, далекий вечер. Тогда тоже была хорошая погода. Солнце шло на закат и не жгло так яростно, как сейчас. И рядом с ним стоял не обрюзгший от проблем и выпивки помощник, а прекрасная девушка по имени Ира.

Роткевич хорошо помнил тот разговор.

— Если хочешь, я разведусь с мужем, — тихо сказала Ира. — Ты только скажи.

Роткевич нахмурился.

— Понимаешь, солнце мое… — Слова выходили из его глотки с мучительным усилием. — Все не так просто, как ты думаешь. Конечно, мне не хочется делить тебя с другим мужчиной. Честно говоря, я прихожу в бешенство от одной только мысли о том, что он лапает тебя по ночам…

— Ты ведь знаешь, мы не спим вместе уже полгода, — робко напомнила Ира.

— Все равно. Все равно он постоянно рядом с тобой. В отличие от меня. И сознавать это очень неприятно.

Я понимаю. Мне тоже несладко от того, что ты спишь с другой женщиной. К тому же ее, а не меня ты называешь женой. Все зависит от тебя, Володя. Ты можешь все исправить. Только скажи, и я завтра же уйду от мужа.

Роткевич покосился на любовницу и вздохнул:

— Не будем спешить. Мы взрослые люди — и должны тщательно все обдумать, прежде чем совершить такой рискованный шаг.

— Рискованный? — Ира слегка побледнела. — Чем же он рискованный?

— Ну неужели ты сама не понимаешь? Половина того, что я имею, записано на жену. А от второй половины я должен буду отдать ей еще половину — по брачному контракту. Неужели ты хочешь жить с нищим?

— Я хочу жить с тобой. И мне совершенно не важно — нищий ты или богатый. Да и к чему этот разговор? Даже если ты отдашь жене все, чем владеешь, ты все равно не останешься нищим. У тебя есть хорошая работа. Да и я кое-что отложила на черный день.

6
{"b":"154180","o":1}