ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Касиму пуля попала в руку, но он ухитрился упасть на живо и перекатиться, укрываясь за машиной. Линкольна не ранило, он мгновенно сел на корточки рядом с напарником, выхватыва пистолет. Прицелился, но на линии огня оказался эмир.

—    Прикрывай! — крикнул аль-Халифа Эски, отдавая ем «АК-47».

Эски взял в руки автомат и принялся выпускать в сторон двери короткие очереди. Аль-Халифа усадил эмира в коляску мс тоцикла и забрался в седло. Выжав сцепление, включил скорость. поддал газу и отъехал от грузовика. Эски продолжил стрелять.

Аль-Халифа вырулил к выезду из гаража и повел мотоцик. наружу.

Линкольн протянул руку к микрофону на лацкане и связался с «Орегоном».

—    Заказчика увезли на мотоцикле «БМВ»! — крикнул он.

Касим взял пистолет в здоровую руку и, тщательно прицелившись, сделал три выстрела подряд, попав Эски в пах, в сердце и в горло. Тот упал на бетон, как мешок с картошкой, рядом с ним громыхая, упал «АК-47». Линкольн подбежал к грузовику и встал рядом с умирающим. Рокот мотора «БМВ» затихал вдали.

Выехав с рампы, «БМВ» приподнял переднее колесо на, асфальтом, и аль-Халифа перенес вес вперед, чтобы опустить его. Выехал на дорогу перед отелем, а затем свернул вправо, на Стейнтун, проехал пару кварталов, до перекрестка с Сэбрат и свернул на восток, поехав вдоль берега бухты. Вскоре дорог; вышла за пределы города. Машин почти не было.

Аль-Халифа поглядел на сидящего в коляске эмира. Тот продолжал сохранять странное спокойствие.

Пробежав через вестибюль и выбежав через двери отеля, Крэбтри и Хорнсби увидели уезжающий по дороге мотоцикл и рванули к своему черному джипу.

—    Внимание всем, — объявил по радио Хэнли, сидя на по­сту управления на «Орегоне». — Объект увезли на мотоцикле «БМВ».

Хорнсби нажал кнопку на брелоке, открывая двери джипа, и сел за руль. Крэбтри села рядом, доставая рацию.

—    Они свернули на восток и едут вдоль берега бухты, — со­общила она. — Начинаем преследование.

Аль-Халифа выкрутил ручку газа, разогнав «БМВ» до ско­рости выше сотни по заснеженной дороге. Миновав три съез­да, они проехали по холму и выехали за пределы Рейкьявика. Внимательно глядя на обочину, он заметил дорожку, которую укатал в снегу вчера на взятом напрокат снегоходе. Свернул и аккуратно заехал на невысокий холм. За холмом был небольшой фьорд, покрытый тонкой коркой льда. Внезапно они очутились в месте, совершенно не тронутом цивилизацией.

И там, на площадке, укатанной в снегу, их поджидал вертолет «Кавасаки».

Когда они проехали первый съезд, Хорнсби немного сбро­сил скорость и поглядел на снег, ища взглядом следы. Ничего не увидев, снова дал газ. Доехали до следующего съезда, снова огляделись. Проверять все дороги, отходящие от главной, было долгим занятием, но это было все, что могли сделать Хорнсби и Крэбтри.

А мотоцикла «БМВ» нигде не было.

Аль-Халифа посадил эмира, у которого все так же были за­вязаны глаза, в вертолет и закрыл дверь на ключ снаружи. Он снял дверную ручку внутри, так что эмир не смог бы сбежать. Обойдя вертолет, аль-Халифа сел в кресло пилота и воткнул ключ в замок зажигания. Ожидая, пока прогреются пусковые двигатели, снова поглядел на пленника.

—    Ты знаешь, кто я такой? — спросил он.

Эмир, сидящий с завязанными глазами и заклеенным ртом, просто кивнул.

—    Хорошо, — сказал аль-Халифа. — Нам предстоит неболь­шая поездка.

Повернув ключ, он дождался, пока турбины наберут нуж­ные обороты. Потом потянул на себя ручку шага, и «Кавасаки» оторвался от заснеженной площадки. Когда вертолет поднялся метра на три, аль-Халифа двинул вперед ручку управления, и «Кавасаки» пошел вперед, в сторону моря, продолжая набирать высоту. Стараясь не подыматься высоко, чтобы не быть заме­ченным, аль-Халифа оглянулся назад, в сторону Рейкьявика.

—    Следы кончаются тут, — сказал Хорнсби, глядя на снег че­рез открытую дверь джипа.

Крэбтри выглянула в боковое окно.

—    Вон, — сказала она, показывая пальцем. — Снег примят.

Хорнсби поглядел на еле заметный след.

—    Снег слишком рыхлый. Только увязнем, — ответил он.

Они связались с «Орегоном», и Хэнли сразу же отправил

на поиски Джорджа Адамса на вертолете «Робинсон». А за­тем пошли пешком по следам. Спустя десять минут они нашли «БМВ», а когда над их головами застрекотал вертолет Адамса, поняли, что произошло, и связались с ним по радио.

—    Тут круговой след от вертолетного ротора, — доложил Хорнсби.

—    Хорошо, попробую найти этот вертолет, — ответил Адамс.

Он пролетел от Рейкьявика столько, сколько позволял за­пас топлива, но не обнаружил других вертолетов. Эмир просто исчез, будто гигантская невидимая длань утащила его с земли.

14

Кабрильо вел ратрак сквозь тьму. Свет фар, горящих на крыше «Тиокола», едва пробивался сквозь снежную пелену. За пять часов он уехал от Кулусука на восемьдесят километров и наконец-то приспособился к машине. Звуки, издаваемые ра­траком, которые поначалу казались ему хаотичными и нераз­борчивыми, стали понятными и знакомыми. Он стал различать урчание мотора, грохот гусениц, гул трансмиссии. Эти звуки помогали оценивать продвижение машины. А скрежет гусениц позволял ему определять, по какой поверхности он едет. Кабри­льо стал одним целым с машиной.

Двадцать минут назад он выехал на ледник, толстым слоем покрывающий большую часть Гренландии. Сейчас, пользуясь предоставленными Кэмпбеллом картами и проложенным им маршрутом, он вел «Тиокол» через сменяющие друг друга ле­дяные ущелья. Если все и дальше пойдет по плану, он доедет до Маунт Форел к тому времени, когда в Исландии обычно за­втракают. Стащит метеорит, погрузит его на ратрак и поедет об­ратно в Кулусук. А там его заберет вертолет с «Орегона». Через пару дней они получат причитающееся вознаграждение, и дело будет закончено.

По крайней мере план был таков. Туда, обратно и домой.

Кабрильо почувствовал, как передний край машины потерял опору, и рванул рычаги, давая реверс. Это оказалось очень сво­евременно. «Тиокол» замер на месте как вкопанный и медленно поехал назад. С момента его отъезда из Кулусука все шло гладко, но здешняя суровая природа не давала скидок никому. Если бы Кабрильо не дал задний ход, через пару секунд ратрак рухнул бы в глубокую трещину во льду.

Сдав назад на безопасное расстояние, Кабрильо влез в парку и вылез наружу. Протянув руки вверх, развернул фары, потом прошел вперед и поглядел на разверзшуюся пропасть. В свете фар край разлома в леднике отливал синим и зеленым.

На взгляд ширина метра четыре. Глубину определить трудно. Кабрильо потуже затянул капюшон, защищая лицо от ветра. Еще полметра вперед, и ратрак свалился бы в трещину и застрял в ней, кабиной вниз. Даже если бы Кабрильо пережил это паде­ние, скорее всего, ему не удалось бы выбраться из кабины, и он замерз бы там до смерти прежде, чем кто-нибудь хотя бы нашел его, не говоря уже о том, чтобы достать оттуда.

Эта мысль заставила его поежиться. Вернувшись к ратраку, Хуан залез в кабину и поглядел на часы. Пять утра, но темно, как ночью. Поглядел на карту, потом взял циркуль и отмерил расстояние до Маунт Форел. Еще пятьдесят километров, или три часа пути. Кабрильо достал спутниковый телефон и позво­нил Кэмпбеллу. К его удивлению, тот ответил после первого же гудка.

—    Ага, — отчетливо сказал Кэмпбелл.

—    Я только что чуть в трещину не угодил.

—    Давай координаты по GPS.

Кабрильо продиктовал координаты, и Кэмпбелл принялся разглядывать карту у себя, в Кулусуке.

—    Похоже, где-то с милю назад ты свернул не туда, — ска­зал он. — Поехал по левой дорожке вместо правой. Сейчас ты у ледника Нанук. Езжай назад и двигайся вдоль края ледника. Сначала поедешь немного вверх, потом вниз. Оттуда даже Фо­рел видно, только не в такую темень, как сейчас.

—    Уверен? — спросил Кабрильо.

—    Точно. Я уже был в том ущелье, где ты сейчас. Это тупик.

15
{"b":"154182","o":1}