ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несущий винт замедлил вращение, аль-Халифа включил тормозное устройство. Когда винт окончательно остановился, он вылез из вертолета, обошел его и открыл дверь со стороны пассажирского кресла. Взяв коробку в руки, подошел к двери, ведущей внутрь яхты, подождал, пока ему ее откроют, и вошел. Оказавшись внутри, подошел к длинному столу и поставил на него коробку.

Когда он повернул ручку и открыл крышку, террористы собрались вокруг, молча глядя на зловещий предмет. Аль-

Халифа протянул руки, взял тяжелый шар и поднял его над головой.

—    Пусть умрет на миллион больше неверных, — величествен­но произнес он. — Пусть Лондон лежит в развалинах.

—    Хвала Аллаху! — воскликнули террористы.

—    Одна миля прямо по курсу, — доложил капитан «Фри Энтерпрайз». — Идет со скоростью пятнадцать узлов.

Девять мужчин, одетые в черные гидрокостюмы, столпились в рулевой рубке. Они были вооружены автоматическими вин­товками, пистолетами и гранатами.

«Фри Энтерпрайз» застопорила ход, и с борта у кормы начали спускать на воду большую черную надувную лодку с противопульной защитой. На ее носу и корме стояли пяти­десятимиллиметровые автоматические пушки, а на жестком стеклопластиковом днище был закреплен мощный бензино­вый мотор.

Лодка с плеском опустилась в воду.

—    Заходим с кормы, — сказал командир. — Нейтрализуем цели, забираем метеорит и уходим. Я хочу, чтобы мы вернулись обратно в течение пяти минут.

—    Там не будет гражданских? — спросил один из мужчин.

—    Один, — ответил командир и показал всем фотографию.

—    Что с ним делать?

—    Если будет возможность, не дать убить его. Но не ценой собственной жизни.

—    Оставляем его на борту?

—    Он нам без надобности, — сказал командир. — Пошли.

Мужчины вышли из рулевой рубки, дошли до кормы и спу­стились по лестнице, не разбивая строй. Когда все были на борту лодки, мотор которой уже работал на холостых, один из них встал за штурвал, двинул сектор газа и повел лодку в сторону от «Фри Энтерпрайз». При скорости в пятьдесят пять узлов на­дувная лодка очень быстро добралась до «Акбара».

Как только они подошли к корме яхты, стоящий у руля уба­вил газ, удерживая лодку рядом с задней платформой для купа­ния идущего полным ходом «Акбара». Солдаты один за другим залезли на платформу, и рулевой отвел лодку немного в сторо­ну, выдерживая одну скорость с яхтой. Восемь солдат начали медленно продвигаться наверх.

Пленный, находившийся в каюте «Акбара», ухитрился ос­вободить руки, но ноги освободить ему еще не удалось. Дополз до туалета, опорожнил мочевой пузырь, вернулся обратно на кровать и снова замотал себе руки. Если в ближайшее время никто не придет на помощь, придется делать все самому. Он проголодался, а в таком состоянии он становился очень раздра­жительным.

С верхней палубы послышались звуки топота ботинок, при­глушенного войлочными коврами. Солдаты с «Фри Энтер­прайз» рассыпались по «Акбару». Через пару секунд он услы­шал хлопки, будто где-то на корабле принялись готовить поп­корн. Следом послышался глухой стук падающих на палубу тел.

Еще через несколько секунд дверь каюты пленника распах­нулась настежь, и в нее вбежал человек в черном комбинезоне и маске. Посветив фонариком в лицо пленному, он сличил уви­денное с фотографией, которую держал в руке, выбежал за дверь и закрыл ее. Пленный принялся сдирать ленту с лица.

А «Акбар» замедлил ход и остановился.

Не теряя времени, четверо мужчин побросали за борт тела террористов, начиная с их главаря, а четверо остальных вытер­ли лужи крови. Спустя четыре минуты сорок секунд с того мо­мента, как первый из них взошел на палубу «Акбара», они уже спускались один за другим обратно в свою лодку.

Разогрев замороженной пиццы занял бы больше времени, чем этот штурм «Акбара».

Когда штурмовая группа вернулась на «Фри Энтерпрайз» и надувную лодку втащили обратно на борт, капитан подвел судно поближе к «Акбару». Туман слегка рассеялся, и ходовые огни яхты отражались от поверхности океана. Ее болтало на месте, будто лодку, стоящую на якоре у рифа, с той лишь разницей, что нырять в воду было очень холодно и некому, кроме одного человека.

«Фри Энтерпрайз» набрала ход и пошла своим курсом.

18

Вертолет «Робинсон», управляемый Адамсом, завис над Ма­унт Форел. Адамс включил внешний динамик, и над горой раз­дался звук гудка. Он оглядывался по сторонам пару минут, пока не заметил внизу слабый зеленый огонек. Пролетев в его сторо­ну, он снова подал сигнал, чтобы Кабрильо ушел с посадочной площадки, и посадил вертолет на снег. Как только несущий винт остановился, Адамс выскочил из кабины.

—    Мистер председатель, — поприветствовал он подошедшего Кабрильо. — Рад, что нашел вас. Здесь темно, хоть глаз выколи.

—    Из Исландии нормально отбыли, все целы?

—    Все прошло по плану, — ответил Адамс.

—    Хоть что-то хорошее. Как у нас с взлетным весом?

—    С учетом нас двоих и топлива, есть еще свободная сотня килограммов. А почему вы спрашиваете?

—    У нас еще один пассажир, — ответил Кабрильо.

—    Кто?

—    Гражданский, он ранен. Думаю, просто оказался не в том месте и не в то время.

—    Он жив или умер?

—    Не знаю, но выглядит скверно, — сказал Кабрильо, пока­зывая в сторону входа в пещеру. — Иди туда и перетащи его в вертолет. А я дойду до ратрака, подгоню его сюда, и начнем перекачивать топливо.

Кивнув, Адамс пошел вверх по склону. У входа в пещеру он повернулся и глянул на север. Над горизонтом колыхались сполохи синего и зеленого света, будто развевающиеся на ве­тру полотнища, подсвеченные мигающим светом. Плазма, ос­нова северного сияния, предстала во всем своем великолепии, и Адамс невольно поежился, глядя на непривычное зрелище. И, развернувшись, вошел в пещеру.

Кабрильо забрался в кабину ратрака, завел мотор и подъе­хал к вертолету. Присоединил шланг и принялся перекачивать бензин при помощи ручного рычажного насоса, вмонтирован­ного в крышку запасного топливного бака. Он как раз залил второй бак «Робинсона», когда появился Адамс, неся на руках завернутого в спальный мешок Акермана. Аккуратно уложив археолога на заднее кресло, пристегнул его ремнем и подошел к Кабрильо.

—    Я взял несколько бутылок октан-корректора, который надо добавить в бензин, — сказал он.

—    Давай их мне, я этим займусь. А ты свяжись по радио с Хаксли и спроси ее, что полезного мы можем сделать для на­шего пассажира. Объясни, что у него серьезное пулевое ранение и большая кровопотеря.

Адамс кивнул, протянул руку в багажный отсек и достал две бутылки октан-корректора. Отдал их Кабрильо, а затем залез в кресло пилота и включил рацию. Поговорив с врачом, снова полез в багажный отсек и достал оттуда складную лопату. Ка­брильо заканчивал заправку, а Адамс принялся швырять снег поверх спального мешка.

—    Она сказала, что надо охладить его, чтобы снизился темп сердцебиения, — сказал он Кабрильо, когда тот подошел к нему. — Гипотермия позволит удержать его в пограничном со­стоянии.

—    Сколько нам лететь до «Орегона»? — спросил Кабрильо.

—    Когда я взлетал, они шли полным ходом, так что обратная дорога будет короче. Я бы сказал, что нам лететь примерно час.

Кивнув, Кабрильо смахнул снег с бровей.

—    Отгоню ратрак, а ты прогревай двигатель и кабину.

—    Есть.

Спустя четыре минуты Кабрильо забрался в пассажирское кресло, и через пару секунд Адамс включил сцепление. Несу­щий винт начал раскручиваться, и где-то через минуту они взле­тели с заснеженной площадки.

На борту «Орегона» Хэнли разрабатывал план штурма «Ак­бара». Сидящий у стены командного поста Эдди Сэн записывал ключевые моменты в блокнот. Эрик Стоун подошел к Хэнли и показал на большой монитор, закрепленный на стене. На нем был изображены контур береговой линии Гренландии, местоположение «Акбара» и курс «Орегона».

20
{"b":"154182","o":1}