ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Двое мужчин вышли на заднюю палубу, подошли к борту, ближнему к «Орегону», перебрались на свое судно и быстро дошли до командного пункта.

Кабрильо открыл дверь. Стоун тут же показал на мони­тор.

—    Я думал, это мертвый китенок, пока тело не перевернулось и я не увидел лицо, — сказал он.

В этот момент всплыло еще одно тело.

—    Пусть Рейес и Касим их выловят, — приказал Кабрильо Хэнли. — А я пойду обратно.

Выйдя из командного пункта, Хуан вернулся на «Акбар». Когда он вошел в кают-компанию, там стоял Сэн.

—    Мидоуз считает, что метеорит побывал только здесь, — сказал он. — Он проверил все судно со счетчиком, но следов радиации больше нигде нет.

Кабрильо кивнул.

—    Росс нашла кровь в рулевой рубке и каютах, а также в ка- ют-компании и коридорах. Капитан был на вахте, плюс часовые, остальные спали. Полагаю, было так.

Кабрильо снова кивнул.

—    Кто бы их ни убил, босс, это сделали быстро и четко, — за­кончил Сэн.

—    Пойду в рулевую рубку, — сказал Кабрильо.

Придя туда, он проглядел судовой журнал. Последняя за­

пись — пару часов назад, ничего необычного в ней нет. Видимо, гости явились без приглашения.

Выйдя из рулевой рубки, Кабрильо пошел обратно по кори­дору, когда включилась его рация.

—    Мистер Кабрильо, срочно идите в лазарет, — сказала Хак­сли.

Хуан снова прошел по коридорам «Акбара» и вернулся на «Орегон».

Рейес и Касим были на палубе, с баграми в руках. Они подта­скивали тело к опущенной в воду сети, которая была подцеплена канатом к крану. Кабрильо вошел внутрь и пошел по коридору в лазарет. Когда он вошел, то увидел Акермана на осмотровом столе, накрытого одеялом с электроподогревом.

—    Он пытался что-то сказать, — сказала ему Хаксли. — Я все записала, но это была полная бессмыслица, буквально до по­следней пары минут.

—    Что он сказал? — спросил Кабрильо, глядя на Акермана. У того задрожали веки, и один глаз едва приоткрылся.

—    Он все говорил про призрака, — сказала Хаксли. — Не при­зрака, а Призрака — так, будто это чье-то прозвище.

И тут Акерман снова заговорил.

—    Я никогда не доверял Призраку, — сказал он. Его голос слабел с каждым словом. — Он оплачивал уни... вереи... тет.

Его начало трясти, так, как отряхивается собака, вылезшая из воды.

—    Мама, — тихо сказал он.

И умер.

Хаксли безуспешно пыталась оживить его дефибриллятором, но сердце так и не начало биться. Когда миновала полночь, она констатировала его смерть. Протянув руку, Кабрильо мягко за­крыл Акерману глаза, а потом прикрыл его лицо одеялом.

—    Ты сделала все, что могла, — сказал он Хаксли, вышел из лазарета и пошел по коридору. В его ушах все еще звучали по­следние слова Акермана.

Выйдя на корму, он встретил гам Хэнли, который разгляды­вал три выловленных из воды тела. В руке у него была распеча­танная с компьютера фотография формата «леттер».

—    Изменил и увеличил фотографию, убрав искажение лица вследствие распухания, — сказал Хэнли Кабрильо.

Кабрильо взял у него фотографию, наклонился к телу и по­ставил ее рядом с лицом. Сравнил лицо и фотографию.

—    Аль-Халифа, — медленно проговорил он.

—    Ему привязали груз к ногам и бросили за борт, — сказал Хэнли. — Единственное, что не учли убившие его, так это на­личие геотермальных источников на дне в этой части океана. Горячая вода вызвала быстрое вздутие тел, и они всплыли, не­смотря на грузы. Если бы не это, мы бы их никогда не увидели.

—    Идентифицировал остальных? — спросил Кабрильо.

—    Пока ничего не нашел, — ответил Хэнли. — Кроме того, пока мы тут разговариваем, всплыли еще несколько. Наверное, просто приспешники аль-Халифы.

—    Не приспешники, а собратья по безумию, — сказал Кабри­льо.

—    И теперь встает вопрос... — начал Хэнли.

—    Кто безумен настолько, чтобы обворовывать таких безум­цев, — закончил за него Кабрильо.

22

Лэнгстон Оверхольт—четвертый снова сидел в кабинете, кидая красный резиновый мяч о деревянную стенку. К его уху была прижата телефонная трубка. На часах восемь утра, но он уже находился на работе больше двух часов.

—    Я оставил на борту пару моих инженеров, — сказал Ове хольту Кабрильо. — Заявим свои права, как подобравшие судно в открытом море.

—    Хорошенькое вознаграждение.

—    Уверен, мы найдем ему достойное применение, — согла­сился Кабрильо.

—    Где вы сейчас находитесь? — спросил Оверхольт.

—    Севернее Исландии, идем курсом на восток. Пытаемся пой­мать сигнал с «жучков» на метеорите. Те, кто убил аль-Халифу и украл метеорит, должны находиться на каком-то судне.

—    Ты уверен, что вы нашли именно его тело?

—    Мы отправим вам отпечатки пальцев и фотографии тела в цифровом формате. Ваши люди проведут точную идентифи­кацию. Но я на девяносто девять процентов уверен, что это он.

—    Когда ты разбудил меня этим утром, я поручил моим лю­дям проверить личность пассажира «Еврокоптера». Ничего, абсолютно. Я послал в Гренландию группу, чтобы забрать тела. Возможно, это позволит нам что-то выяснить.

—    Прости за звонок среди ночи, но я думал, что ты должен узнать последние новости как можно скорее.

—    Ничего, полагаю, мне этой ночью довелось поспать побо­лее твоего.

—    Я ухитрился вздремнуть пару часов после того, как мы от­чалили от «Акбара», — признался Кабрильо.

—    Чутье тебе ничего не подсказывает, дружище? — спросил Оверхольт. — Аль-Халифа мертв, и угроза создания «грязной» бомбы серьезно уменьшилась. Метеорит радиоактивен, но без бомбы он представляет куда меньшую опасность.

—    Точно, — неторопливо ответил Кабрильо. — Но пропавшая в Украине ядерная бомба еще не найдена, и мы не знаем, не мог­ли ли люди аль-Халифы убить его, чтобы провести операцию без него.

—    Это многое объяснило бы, в частности то, сколь легко убийцы попали на борт «Акбара», — согласился Оверхольт.

—    Если это не его собственные люди, то нам придется иметь дело с другой группой. В этом случае надо быть настороже. Кто бы там ни напал на «Акбар», это были очень хорошо трениро­ванные и решительные люди.

—    Другая террористическая группировка?

—    Сомневаюсь. Непохоже, чтобы эту операцию провели ре­лигиозные фанатики. Больше похоже на действия военных. Никаких эмоций и шума, хирургически точная и быстрая лик­видация противника.

—    Пороюсь, может, что найду, — сказал Оверхольт.

—    Буду очень благодарен.

—    Хорошо, что ты хоть успел метеорит «жучками» посыпать.

—    Это наш единственный козырь, — согласился Кабрильо.

—    Что-нибудь еще?

—    Перед смертью археолог начал говорить о каком-то при­зраке, — сказал Кабрильо. — Как о человеке, а не бесплотном привидении.

—    Слушаю внимательно.

—    Все превращается в серию из «Скуби-Ду». Узнаем, что это за Призрак, и сразу же раскроем дело.

—    Не припомню, чтобы в «Скуби-Ду» были серии, посвящен­ные ядерному оружию.

—    Добро пожаловать в двадцать первый век. В наши дни мир стал намного опаснее, — сказал Кабрильо, прежде чем повесить трубку.

«Фри Энтерпрайз» рассекала холодные воды океана, держа курс на Фарерские острова. Люди из группы захвата рассла­бились. После того как они захватили метеорит, можно было немного отдохнуть. Когда они придут в Кале, то будут просто ждать звонка. Все пребывали в хорошем настроении.

Они и понятия не имели, что по их следу идет морская ищей­ка, замаскированная под старое грузовое судно. Не знали и о том, что вскоре против них будет задействована вся мощь «Кор­порации» и правительства США. Пребывали в счастливом не­ведении.

—    Это важно, — сказал секретарше в приемной Двайер.

—    Насколько важно? — спросила секретарша. — Он готовит­ся к визиту в Белый Дом.

—    Очень важно, — ответил Ти-Ди.

Секретарша кивнула и связалась с Оверхольтом по селектору:

24
{"b":"154182","o":1}