ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—    Тут Томас Двайер из отдела теоретических изысканий. Говорит, что дело не терпит отлагательств.

—    Впусти его, — ответил Оверхольт.

Секретарша встала, подошла к двери кабинета Оверхольта и открыла ее. Тот сидел за столом. Закрыв папку, крутанулся в кресле и убрал ее в сейф, стоящий позади стола.

—    О’кей, теперь пусть входит, — сказал он.

Обогнув секретаршу, Двайер вошел и закрыл за собой дверь.

—    Я Ти-Ди Двайер, — представился он. — Ученый, которому был поручен теоретический анализ проблем, связанных с метеоритом.

Выйдя из-за стола, Оверхольт пожал ему руку и жестом по­казал на пару кресел, стоящих в стороне. Когда они уселись, он заговорил:

—    Итак, что у вас есть?

Еще минут пять, и доклад Двайера потянул бы на защиту диссертации, но Оверхольт прервал его. Подошел к столу и на­жал кнопку селектора.

—    Джулия, нам надо внести в протокол встречи в Белом Доме визит туда мистера Двайера, — сказал он.

—    Не спросите, какой у него допуск? — спросила Джулия.

—    А-первый, — ответил Двайер.

—    Значит, мы можем идти вместе со всеми, — сказал Джулии Оверхольт. — Как и планировалось.

—    Я сделаю звонок, сэр.

Оверхольт вернулся и сел в кресло.

—    Когда придет наша очередь говорить, изложите ваши от­крытия попроще, без преувеличений. Просто факты. Если спро­сят вашего мнения — а, скорее всего, вас спросят, — высказы­вайте, но в том же духе, кратко и четко.

—    Есть, сэр.

—    Отлично. А теперь, между нами, можете изложить все эти безумные теории и все такое.

—    Суть теории в следующем. Есть вероятность того, что в случае нарушения структуры макромолекулы, которую пред­ставляет собой метеорит, наружу может попасть чужеродный вирус, с самыми катастрофическими последствиями.

—    Худшие из которых?..

—    Смерть органической жизни на всей Земле.

—    Что ж, могу с уверенностью констатировать, что вы начи­сто испортили мне утро, — резюмировал Оверхольт.

На посту управления «Орегона» Эрик Стоун внимательно следил за главным монитором. Как только ему вроде бы уда­валось определить местоположение метеорита, тот внезапно менял его. Собирая воедино все возможные точки, Стоун пы­

тался определить его истинное местоположение. Потом ввел в компьютер несколько команд и поглядел на другой монитор. Там появилось изображение с коммерческого спутника, часть рабочего времени которого арендовала «Корпорация».

Вид со спутника на экране ничего не дал. Небо было затянуто тучами.

—    Шеф, нам нужен снимок с «КН-30», — сказал он Кабри­льо. — Облачность слишком плотная.

«КН-30», последний и самый секретный разведывательный спутник Министерства обороны США, был в состоянии делать снимки сквозь облака и даже на небольшую глубину под по­верхностью воды. Несмотря на неоднократные попытки, Стоуну так и не удалось взломать коды доступа к нему.

—    Когда буду говорить с Оверхольтом, спрошу его, — ответил Кабрильо. — Может, ему удастся подрулить к парням из На­ционального управления космической разведки. Это дельная мысль, Стоун.

Хэнли глядел на другой монитор, на котором был проложен курс «Орегона». Их судно буквально летело по воде, но у про­тивника была хорошая фора.

—    Если они будут идти с прежней скоростью, мы по-любому перехватим их прежде, чем дойдем до Шотландии, — сказал он.

Кабрильо тоже глянул на монитор.

—    На мой взгляд, они держат курс на Фареры.

—    В таком случае они войдут в порт прежде, чем мы их пере­хватим, — ответил Хэнли.

Кабрильо кивнул и задумался. Затем спросил:

—    Где наши самолеты?

—    В аэропорте имени Даллеса, в Дубае, Кейптауне и Париже.

—    Какой самолет в Париже?

—    «Челленджер-604», — ответил Хэнли.

—    Пусть летят в Шотландию, в Абердин, — сказал Кабри­льо. — На Фарерах слишком короткая полоса, чтобы им сесть, а Абердин ближе всего. Пусть заправят там самолет и будут на­готове, на случай если они нам понадобятся.

Хэнли кивнул и подошел к компьютеру, чтобы отправить необходимые распоряжения. Дверь на командный пункт от­крылась, и вошел Майкл Хальперг с папкой в руках. Он по­дошел к кофемашипе, налил себе чашку и направился к Ка­брильо.

—    Мистер председатель, я перерыл все базы данных, — устало сказал он. — Нет ни одного террориста или международного преступника, который носил бы прозвище Призрак.

—    Но хоть что-нибудь вы нашли?

—    Голливудский актер, одевающийся в стиле служителя тем­ных сил, писатель, строчащий книжонки про вампиров, про­мышленник — и еще четыре тысячи триста восемьдесят два адреса электронной почты.

—    Актер и писатель — точно мимо, — констатировал Кабри­льо. — Те, которых я знаю, слишком тупы, чтобы самостоятель­но спланировать ланч, не то что штурм судна с террористами на борту. А что за промышленник?

—    Некий Галифакс Хикмэн, — принялся читать страницу Хальперт. — Неслыханно богатый и изобретательный, типа Говарда Хьюза, делающий дела в самых разных отраслях про­мышленности.

—    Выясните о нем все, что сможете, — приказал Кабрильо. — Вплоть до цвета нижнего белья, которое он носит.

—    Сейчас начнем, — ответил Хальпер г и вышел с командного пункта.

Для этого ему предстояло провести у себя в кабинете двенад­цать часов. И тогда в «Корпорации» узиали очень много нового.

Если бы Ти-Ди Двайер сказал, что не нервничает, то солгал бы.

За столом переговоров собрались главные игроки в борьбе за власть в государстве. Многие из них регулярно появлялись на телевидении в выпусках новостей, и почти все были известны любому человеку, если тог не жил в пещере. Это были члены правительства, госсекретарь, президент с советниками, высший генералитет и главы разведывательных ведомств.

Когда пришла очередь Оверхольта выступать перед собрав­шимися, он кратко обрисовал ситуацию и предоставил слово Двайеру.

Первый вопрос задал самый главный игрок.

— Вероятность такого сценария когда-либо проверялась ла­бораторно? — спросил президент.

— Считается, что изотопы гелия содержатся в бакиболах, найденных в аризонском кратере, а также под водой у Канкуна. Однако эти исследования проводились на уровне университет­ских лабораторий, так что результаты были не слишком точны.

— Значит, пока что это только гипотеза, — заключил госсе­кретарь. — А не научный факт.

— Господин государственный секретарь, вся эта область на­уки весьма нова, — ответил Двайер. — Она родилась лишь в 1996 году, когда три человека, открывшие бакиболы, получили Но­белевскую премию по химии. С тех пор, в результате снижения финансирования и прочих причин, исследования проводились лишь частными корпорациями, с прицелом на коммерческое применение.

— Есть ли способ проверить эту гипотезу? — спросил госсе­кретарь.

— Мы можем набрать материал в месте падения метеорита и провести разрушение макромолекулы в контролируемых усло­виях, — ответил Двайер. — Но нет никакой гарантии, что най­денные нами образцы будут содержать в себе сохранившиеся в целости вирусы. Возможно, некоторые их содержат, а другие — нет.

Слово взял президент.

— Мистер Оверхольт, почему вы послали в Гренландию под­рядчиков, а не наших собственных агентов?

— Во-первых, я тогда считал, что мы имеем дело с относи­тельно безопасным объектом, и понятия не имел об утечке в «Эшелоне», — ответил Оверхольт. — Информация о суще­ственном повышении уровня угрозы была предоставлена мне мистером Двайером только сегодня. Во-вторых, поскольку мы хотели конфисковать не принадлежащий нам предмет, я хотел обезопасить репутацию правительства от возможных послед­ствий.

— Понимаю, — ответил президент. — И кого мы наняли в этот раз?

— «Корпорацию», — ответил Оверхольт.

—    Они же занимались возвращением далай-ламы в Тибет, так?

—    Да, сэр.

—    Насколько я знаю, они все отставные сотрудники, — про­должил президент. — Заработали очко в плане денег, проведя ту операцию. В любом случае, я не сомневаюсь в их профессиона­лизме. Будь я на вашем месте, сделал бы то же самое.

25
{"b":"154182","o":1}