ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Швеции он выкрал эскизы на морском заводе, где разра­ботали революционную по своей сути систему корабельного движителя. Наняли его малазийцы, и он должен был отдать им чертежи в Лондоне.

—    Да, — сказал Лэсситер. — Помню, как с вами разговаривал. Вы тогда не были уверены, что нуждаетесь в моих услугах.

«Хоукер-800ХР» только что приземлился в Нью-Джерси для дозаправки, откуда должен был полететь через Атлантику. Хик­мэн разворачивал новый план прямо по пути.

—    Выяснилось, что нуждаюсь, — сказал он.

—    Что за работа? — спросил Лэсситер, возмущенно поглядев на туриста, который шел мимо него по палубе. Мужчина по­спешно удалился.

—    Забрать груз и доставить его мне, в Лондон.

—    Мне это большой крюк, — солгал Лэсситер.

—    Нет, если верить человеку, который следил за вами в Шве­ции, — ответил Хикмэн. — Он сообщил, что вы всего пару часов назад сели на паром, идущий к восточному побережью Брита­нии. Или это был кто-то другой?

Лэсситер не стал отвечать. В разговоре двух лжецов глав­ное — краткость.

—    Где груз? — спросил он.

—    Вы должны забрать его на железнодорожной станции, — ответил Хикмэн. — Он будет в камере хранения.

—    Доставка по воздуху или на машине?

—    На машине.

—    Значит, это что-то, что не должно проходить досмотр и рентген, — сказал Лэсситер. — Риск повышается.

—    Пятьдесят тысяч за доставку, — сказал Хикмэн.

—    Половина сейчас, половина — по выполнении, — ответил Лэсситер.

—    Треть и две трети. Я должен быть уверен, что вы доставите груз вовремя.

Лэсситер на мгновение задумался.

—    Когда я получу треть?

—    Могу перечислить прямо сейчас, — ответил Хикмэн. — Но­мер счета?

Лэсситер быстро продиктовал номер счета в банке на Нор­мандских островах и спросил:

—    Я не смогу проверить поступление средств до завтрашнего утра. Как мне это проверить?

—    Когда завтра утром будете в окрестностях Лондона, смо­жете позвонить в банк. И будете знать, получили ли задаток, прежде чем займетесь доставкой.

—    А как я получу остальные две трети?

—    Отдам вам лично.

—    Оставить песок и солнце ради туманной Британии, — про­говорил Лэсситер. — Должно быть, серьезное дело.

—    Вы делаете свое дело, я — свое, — отрезал Хикмэн.

—    Мы перехватили переговоры британцев, — сказал Хикмэн человеку, едущему на поезде. — Они остановят поезд в Мидлсбро.

—    Значит, они уже подобрались? — спросил мужчина.

—    Поймали твоего напарника на въезде в Эдинбург, — сказал Хикмэн. — Должно быть, он тебя сдал.

Мужчина на мгновение задумался.

— Сомневаюсь, — сказал он. — По крайней мере, вряд ли так быстро. Видимо, у нас кто-то на хвосте.

Хикмэн ничего не стал говорить ему о том, что в его кабинет вломились. Чем меньше знают подчиненные, тем лучше. Он и так уже потерял всю группу на борту «Фри Энтерпрайз» и одного человека в Британии. В его распоряжении оставалось все меньше людей. И ему был нужен человек в Мэйденхеде.

— Как бы то ни было, я уладил проблему, — сказал он. — Ты выходишь из поезда в Ньюкасле и кладешь багаж в камеру хранения. Потом идешь в туалет и кладешь ключ от ячейки в дальний от двери туалетный бачок. Я направлю туда другого человека, который заберет груз и сделает все остальное.

— А что делать мне? — спросил мужчина, выглянув в окно. На знаке было написано «Бедлингтон». До нового места назна­чения оставалось полсотни километров.

— Отправишься в Мэйденхед на машине, возьмешь напро­кат. — Хикмэн продиктовал адрес. — Там встретишься с осталь­ными членами команды, которые прибудут из Кале.

— Будет здорово.

— Так оно и будет, — согласился Хикмэн.

Пока Адамс и Кабрильо летели в сторону Лондона, «Оре­гон» миновал пятьдесят пятую параллель, на которой находился Ньюкасл. Сидя в кабинете, Майкл Хальперт глядел на кипу рас­печаток файлов, переданных Трюйтом. Он начал подчеркивать желтым маркером отдельные фразы, когда один из компьютеров запищал и зашуршал принтер.

Дождавшись, когда принтер закончит печать, Хальперт вы­нул лист и прочел текст.

Переданные Трюйтом фотографии были идентифицированы через базу данных американской армии как фотографии некоего Кристофера Ханта, родом из Беверли Хиллз. Хант служил в ар­мии в чине капитана и погиб в Афганистане. Зачем Галифаксу Хикмэну в кабинете фотография погибшего офицера? И как это может быть связано с пропажей метеорита?

Хальперт решил порыть поглубже, прежде чем сообщать что-то Хэнли.

Небиль Лабатиби с довольной ухмылкой глядел на бомбу, светя на нее фонариком. Бомба стояла на полу демонстраци­онного зала на первом этаже здания, прямо под квартирой, ко­торую он снял. Демонстрационный зал с офисом пустовал уже пару месяцев, и Лабатиби спокойненько вскрыл замок еще на прошлой неделе. Поменял его, так что теперь ключи от поме­щения были только у него. Если в ближайшие пару дней здесь никто не появится, то никаких проблем не будет.

В демонстрационном зале была подъемная дверь для достав­ки грузов машиной. Идеальное место для погрузки бомбы на машину и отправки в парк. Не на виду, но сделать все можно очень быстро. Одно к одному, подумал он.

Выключив фонарь, он проскользнул через дверь и перешел через дорогу, к пивной неподалеку от отеля «Савой». Там за­казал пинту пива и принялся грезить о смерти и разрушении.

35

Наступило тридцатое декабря 2005 года. Боб Мидоуз и Эдди Сэн ехали в Лондон. Движение было плотным, дороги — скользки­ми от дождя. Сэн настроил радио, чтобы послушать прогноз пого­ды, и внимательно выслушал диктора. Приборная панель «Рэйндж Ровера» светилась, работал обогреватель. Сэн выключил радио.

—    Через час дождь перейдет в дождь со снегом, — сказал он. — И как люди здесь живут?

—    Уныло, это уж точно, — глядя в темноту, ответил Мидо­уз. — Но на удивление активно.

Сэн не обратил внимания на его замечание.

—    Пятница, вечер, — сказал он. — Люди едут в столицу на какие-нибудь шоу или еще зачем-нибудь.

—    Странно, что мистер Хэнли до сих пор не звонил, — сказал Мидоуз.

—    Думаю, «Орегон» сейчас идет по бурному морю, — ответил Сэн. Их машина ехала еле-еле, пробка растянулась на километры.

В Северном море было холодно, но не настолько неспокойно, как могло бы быть в это время года. Надвигающийся с севера атмосферный фронт успокоил волнение, и, за исключением того что температура снаружи снизилась на десять градусов всего за час, экипаж «Орегона» не заметил особых перемен.

В трюме, в «Волшебной Лавке» Кевин Никсон буквально вспотел. Последние пару дней он возился с найденным спутни­ковым телефоном аль-Халифы. Устройство попало в морскую воду, когда тело бросили за борт, но горячие источники на дне нагрели труп, и он быстро всплыл обратно, так что детали не успели подвергнуться коррозии.

Разобрав аппарат на части, Никсон тщательно протер его, собрал заново, но телефон не заработал. Тогда он решил просу­шить плату с микросхемами в небольшой печке, чтобы внутри не осталось ни капли влаги. Аккуратно достав детали из печки медицинским пинцетом, он собрал телефон и вставил заряженный аккумулятор.

Телефон засветился огоньками, и на экране замигал значок входящего сообщения.

Никсон улыбнулся и протянул руку за трубкой внутренней связи.

Хэнли и Стоун работали над информацией, полученной от Сэна и Мидоуза. Они ухитрились взломать британскую базу регистрационных данных автотранспорта и нашли имя и адрес владельца мотоцикла по номерному знаку. Пробили всю ин­формацию по Небилю Лабатиби в другой базе данных, нашли информацию о банковских счетах и визе. Сейчас Стоун прове­рял все по второму разу.

— Счета за аренду жилья не совпадают с адресом, который этот парень представил на паспортном контроле, — заметил он. — Я нашел на карте Лондона здание, за которое он, согласно чекам, платит аренду. На паспортном контроле он сказал, что будет жить в Белгравии, а квартира, за которую он платит, — километрах в трех оттуда, на Стрэнд.

43
{"b":"154182","o":1}