ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эдвард Гибб был вовсе не рад. Проснуться в день Нового года и идти на работу было не самой радостной перспективой в праздничный день. Поверенный позвонил ему с утра и спросил, сможет ли он встретить нового владельца фабрики и открыть ему ворота. Гибб едва не отказался — он уже готовился уходить на пенсию и собирался сообщить об этом в отдел труда и заня­тости, когда они выйдут на работу после праздников, — но пер­спектива увидеть загадочного покупателя «Мэйденхед Миллз» заинтересовала его.

Приняв душ, одевшись и перекусив тостом с чаем, он поехал на фабрику. У ворот уже стоял лимузин с работающим на хо­лостых мотором, выпуская небольшие клубы дыма в морозный воздух. Гибб подошел к машине и постучал по стеклу заднего окна. Окно открылось, и сидящий внутри мужчина улыбнулся.

—    Мистер Гибб? — спросил он.

Тот кивнул.

—    Я Галифакс Хикмэн, — ответил мужчина, выйдя наружу, и подошел к воротам. — Позвольте попросить прощения, что оторвал вас от общения с семьей в праздничный день.

Они пожали друг другу руки.

—    Ничего страшного, сэр, — ответил Гибб, идя к двери. — Вполне понимаю, что вам захочется поскорее осмотреть то, на что вы потратили свои деньги.

—    Я здесь по пути в Европу и ограничен во времени, — сказал Хикмэн.

—    Понимаю, сэр. — Гибб достал из кармана связку ключей и открыл дверь.

—    Благодарю вас, — сказал Хикмэн Гиббу, когда тот шагнул в сторону.

—    Возьмите, — сказал Гибб, отдавая Хикмэну связку клю­чей. — У меня есть еще один комплект.

Хикмэн убрал ключи в карман. Гибб прошел через приемную и открыл двери на склад, где хранились ткани и стояли станки. Протянул руку к рубильнику на стене и включил свет. Огром­ный зал осветился. Гибб поглядел на Хикмэна. Тот внимательно оглядывал станки.

—    Это финишный шевер и пылесос, — сказал Гибб, показывая на агрегат, похожий на увеличенную во много раз жаровню из «Бургер Кинг». — Ткань подается лентой, обрабатывается, а затем сматывается в рулоны и укладывается на роллерный транспортер.

Металлический каркас, на котором были закреплены рол­леры, тянулся дальше, в сторону упаковочного цеха, загибаясь полукругом к погрузочной зоне. Рулоны ткани должны были катиться по нему, затем их упаковывали и грузили на машины.

Хикмэн продолжал оглядываться по сторонам.

—    А это те самые молитвенные коврики для Саудовской Аравии? — спросил он, показывая на три металлических кон­тейнера, стоящих рядом с ткацким станком у самых дверей по­грузочной зоны. — Можно на них посмотреть?

—    Да, сэр, — ответил Гибб, открывая по очереди контейнеры и распахивая их двери настежь. — Уже готовы к отправке.

Хикмэн заглянул внутрь. Контейнеры были величиной с по­луприцеп и предназначались для погрузки в грузовые «Боинги-747». Коврики наполняли их от пола до потолка, в каждом контейнере их были тысячи. Все они висели на зажимах.

—    А почему они не сложены? — спросил Хикмэн.

—    Мы должны еще обрызгать их инсектицидом и дезинфек­тантом, прежде чем отправить в Саудовскую Аравию. Они боятся «коровьего бешенства» или еще какой-нибудь инфекции, пере­дающейся воздушно-капельным путем. Сейчас все так делают.

—    Не закрывайте контейнеры и оставьте мне ключи от них.

Кивнув, Гибб отдал ключи.

—    Когда рабочие выйдут на работу? — спросил Хикмэн.

—    В понедельник, второго января, — ответил Гибб, идя сле­дом за Хикмэном обратно между станков к выходу.

—    Я привез сюда несколько парней из Штатов, которые им помогут. Мы сделаем все по первому классу, — сказал Хикмэн, когда они вернулись в приемную, где находились кабинеты ад­министрации. — Не покажете офис, где можно было бы восполь­зоваться телефоном?

Гибб показал на лестницу, ведущую в кабинет со стеклянны­ми стенами, откуда открывался вид на всю фабрику.

—    Можете воспользоваться моим, сэр. Он не заперт.

Хикмэн улыбнулся и протянул руку Гиббу.

—    Теперь можете спокойно возвращаться домой, к семье. Увидимся в понедельник.

Гибб кивнул и пошел было к двери, но остановился.

—    Мистер Хикмэн, — медленно начал он. — Не хотели бы вы этим вечером прийти отметить Новый год с нами?

Хикмэн уже наполовину поднялся по лестнице и остановился.

—    Приятное предложение, — ответил он. — Но для меня Но­вый год — время молчаливых размышлений.

—    У вас нет семьи, сэр? — спросил Гибб.

—    У меня был сын, — ответил Хикмэн. — Но его убили.

С этими словами он развернулся и пошел вверх по лестнице.

Повернувшись, Гибб тоже пошел к двери. Хикмэн вовсе не такой, как о нем пишут в газетах, подумал он. Просто одинокий пожилой человек, совершенно обычный. Гибб подумал о своих планах выйти на пенсию. С таким новым владельцем фабрики, как Хикмэн, большие перемены не за горами.

Кабрильо вышел в вестибюль, следом за ним вышли Мидоуз с Сэном. К ним тут же подошел светловолосый мужчина в чер­ном костюме и до блеска начищенных туфлях.

—    Мистер Флеминг распорядился отгородить укромный уголок в столовой, где сможет без помех поговорить с вами, — сказал он, имея в виду главу MI-5. — Туда, пожалуйста.

Сэн и Мидоуз пошли к двери, и сразу же, как по волшеб­ству, несколько человек, сидевших и читавших газеты, встали. На разведку они пойдут не одни.

Кабрильо пошел в столовую следом за светловолосым муж­чиной. Пройдя налево, они зашли в отдельный кабинет, где за столом сидел другой мужчина. На столе стояли чайник и сере­бряный поднос с выпечкой.

—    Хуан, — сказал он, вставая.

—    Джон, — ответил Кабрильо, протягивая ему руку.

—    Оставь нас, — сказал Флеминг светловолосому мужчине. Тот вышел и закрыл за собой дверь.

Флеминг махнул рукой, и Кабрильо сел. Налив ему чашку чая, показал рукой на поднос с выпечкой.

—    Я уже поел, — сказал Хуан, беря чашку с чаем.

—    Ну, что же у нас стряслось? — спросил Флеминг, присталь­но поглядев ему глаза в глаза.

В конференц-зале на борту «Орегона» были заняты все ме­ста. Последним вошел Хэнли. Взойдя на кафедру, он положил пред собой папку.

—    Текущая ситуация такова, — начал он. — Мы определили вероятное местонахождение бомбы в Лондоне. Это в районе Ист-Энда. Мистер Трюйт проверил дом, где наш объект, Небиль Лабатиби, тайно снимает квартиру, а также видел самого Лабатиби и другого человека, вместе с которым объект вернулся домой вчера поздно вечером. После того как они зашли в квар­тиру, мистер Трюйт проверил обстановку счетчиком Гейгера, но не обнаружил источников радиации. Все вы, шестеро, выдви­гаетесь в помощь мистеру Кабрильо, который уже работает на месте с Сэном и Мидоузом. Трюйту также удалось установить маячок на «Ягуар», принадлежащий Лабатиби, но до настояще­го момента машина никуда не перемещалась.

—    Какие предположения насчет временных рамок? — спро­сила Росс.

—    Мы все также считаем, что удар планируется нанести в момент празднования Нового года, для особого эффекта, — от­ветил Хэнли.

—    Мы получим конкретные задания, уже будучи в Лондо­не? — спросил Мерфи.

—    Именно, — ответил Хэнли. — Мистер Кабрильо координи­рует усилия с MI-5. Они вместе будут выдавать вам конкретные указания по мере развертывания операции.

У Хэнли на поясе завибрировал пейджер. Поглядев на него, он снова обратился к собравшимся:

—    Итак, Трюйт прибыл, чтобы отвезти вас в Лондон. Он уже здесь. Не забудьте забрать ящики с оборудованием, которое при­готовил для вас Никсон. Они стоят наверху рядом с трапом. Вопросы есть?

Все промолчали.

—    Тогда удачи вам, — закончил Хэнли.

Шестеро оперативников вышли из конференц-зала.

Закончив излагать Флемингу текущую ситуацию, Кабрильо отпил чаю.

—    У премьер-министра будут проблемы с тем, чтобы скры­вать это от людей, — признался Флеминг.

—    Сам понимаешь, если парни из «Хаммади» поймут, что раскрыты, они могут взорвать бомбу в любой момент. — Наи­лучший вариант — выйти с ними на связь, используя голос аль-Халифы. Либо подождать, пока они сделают первый ход и при­ведут нас к бомбе. И тогда обезвредить ее.

49
{"b":"154182","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Bella Германия
Новогодний детектив (сборник)
Английский язык. 10 класс. Базовый уровень. Книга для учителя с ключами
Туфелька для призрака
Красавица и Чудовище. Сила любви
Наши против
Счастье пахнет корицей. Рецепты для душевных моментов
Лес теней
В поисках нового себя. Посвящается всем моим Учителям