ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—    Хорошо сделано, — от всей души сказал президент. — Пе­редайте им мои самые сердечные поздравления.

—    Сделаю обязательно, сэр, — ответил Оверхольт. — Но есть другая проблема, о которой вы должны знать.

—    Что еще?

Оверхольт доложил о результатах экспериментов с образца­ми аризонского метеорита.

—    Не здорово, — сказал президент. — Будет легко сказать, что метеорит попал не в те руки в результате провала работы ЦРУ.

—    Хочу попросить вас об одолжении. Нам необходимо тайно арестовать мать сына Хикмэна, без ордера и без юридической возни.

—    Временное лишение прав согласно Патриотическому акту? — уточнил президент.

—    Именно так, сэр, — ответил Оверхольт.

Президент на мгновение задумался. Как бы ему ни хотелось, чтобы все это поскорее закончилось, забирать граждан США из дома или с работы без объяснений для него всегда казалось отча­сти диктаторством. Президент обязан употреблять свою власть без ограничений лишь тогда, когда опасность действительно велика.

—    Хорошо, тогда действуйте, — наконец сказал он. — Только произведите задержание без лишнего шума.

—    Поверьте, сэр, никто даже не узнает, что она исчезла, — от­ветил Оверхольт.

Шесть сотрудников отдела спецопераций ЦРУ окружили дом Мишель Хант в Беверли Хиллз ближе к вечеру. Как толь­ко она вернулась домой с работы, из галереи, и въехала в гараж, они взяли ее прямо там. К семи вечера ее доставили в аэропорт Санта-Моники, посадили на правительственный самолет и от­правили в Лондон. Самолет летел над рекой Колорадо, когда один из сотрудников ЦРУ начал объяснять ей ситуацию. Когда он закончил, Мишель заговорила.

—    Значит, я — наживка? — с улыбкой спросила она.

—    Мы пока что не знаем, — честно ответил сотрудник ЦРУ.

Кивнув, Хант снова улыбнулась.

—    Вы понятия не имеете, каков отец моего сына, — сказала она. — Для него люди — собственность, которой можно поль­зоваться и от которой можно избавиться, когда она перестала быть необходимой. Угрожая мне, вы ничего от него не добьетесь.

—    У вас есть мысли получше? — спросил сотрудник ЦРУ.

Мишель Хант надолго задумалась.

Украсть три грузовика на Новый год оказалось проще просто­го. На стоянках грузовиков в пригороде Лондона практически ни­кого не было. Вход на стоянку был открыт, и там был всего один охранник. Оперативники с «Фри Энтерпрайз» спокойно вошли на территорию, связали охранника и забрали ключи от нужных машин. Сменщик придет только на следующее утро. А к тому времени груз уже будет доставлен, и они избавятся от машин.

Скотт Томпсон, командир группы на «Фри Энтерпрайз», пока что проявлял непоколебимую волю. И глазом не моргнул, даже когда ординарец-матрос привязал его к столу и проверил, крепко ли связаны руки.

—    Я требую объяснить, что происходит, — сказал Томпсон. У него на лбу выступили капли пота.

Ординарец просто улыбнулся. Затем открылась дверь, и в лазарет вошел доктор Берг, держа в руке чемоданчик. Томпсон попытался повернуться, чтобы разглядеть его, но был связан так крепко, что едва мог двинуть головой. Звук текущей воды резанул его как ножом по сердцу.

Три грузовика въехали на стоянку в Мэйденхед Миллз, а за­тем зарулили за здание фабрики, где располагалась зона погруз­ки. Сдав назад к воротам, сидящие внутри заглушили моторы и вылезли наружу.

Хальперт и Хорнсби следили за зданием сзади, а Барретт и Рейес — спереди. Кроме «Роллс-Ройса» и седана «Даймлер» на стоянке у ворот, похоже, у фабрики больше ничего не было. Хальперт дождался, пока приехавшие войдут внутрь, и шепотом вызвал напарников по радио.

—    Мы переместимся поближе, — сказал он. — Посмотрим, что сможем увидеть.

—    А мы подойдем поближе спереди, — ответил Рейес.

Внутри фабрики Роджер Лэсситер сидел в кабинете, глядя на Хикмэна.

—    Безусловно, из-за праздников я не могу проверить, пере­ведены ли средства.

—    Вы это знали, берясь за работу, — ответил Хикмэн. — При­дется просто поверить мне.

Коробка с метеоритом стояла на столе между ними.

—    Я не слишком-то доверчив, — сказал Лэсситер. — Но вы, должно быть, заслуживаете доверия.

—    Уверяю, вы получите оплату.

—    Куда же отправится метеорит?

Хикмэн задумался, стоит ли отвечать.

—    К Каабе, — быстро сказал он.

—    Вы порочны насквозь, — сказал Лэсситер, вставая. — Впро­чем, я и сам такой.

Выйдя из кабинета, Лэсситер пошел к воротам и вышел наружу. Пока он садился в «Даймлер», Рейес тайком сфотографировал его.

Спустившись из кабинета с коробкой с метеоритом в руках, Хикмэн увидел двоих мужчин, из тех, что приехали на грузо­виках, которые шли в его сторону от погрузочных ворот. Они встретились посреди площадки.

—    Грузовые контейнеры видите? — спросил Хикмэн.

—    Три штуки у ворот? — уточнил один из мужчин.

—    Да, — ответил Хикмэн, подходя ближе к погрузочной зоне вместе с ними. — После того как я их подготовлю, загрузите их на машины и отвезете в Хитроу.

Он уже был у погрузочных ворот.

—    Вот костюм, который вы сказали доставить, — сказал один из мужчин, держа перед собой мешок.

—    Отлично, — ответил Хикмэн, подходя к дробилке. — Давай сюда.

Мужчина перевернул мешок и вытряхнул из него защитный костюм, а затем отдал Хикмэну.

44

Кабрильо и его группа сидели в полученном от MI-5 «Рейндж Ровере» у вертолетной площадки в Баттерси, ожидая вертолет, когда но мобильному позвонил Флеминг. Адамс уже заходил на посадку над Темзой.

— Хуан, мы только что узнали нечто, что может тебя заинте­ресовать, — сказал Флеминг. — Это касается твоего метеорита. Считай это вознаграждением за помощь в перехвате бомбы.

Рокот садящегося вертолета становился все громче.

— И что там такое, сэр? — спросил Кабрильо, перекрикивая шум.

— Данные от нашего главного резидента в Саудовской Ара­вии, — ответил Флеминг. — Суть в том, что мусульмане молятся до пяти раз в день, обращаясь лицом к Мекке, точнее — к Каабе. Это особый храм, где хранится интересный артефакт.

— И что это за артефакт? — спросил Кабрильо.

— Черный метеорит, по легенде, найденный Авраамом. Этот храм — средоточие ислама.

Кабрильо ошеломленно молчал.

— Спасибо, что предупредили, — наконец сказал он. — Свя­жусь с вами в самое ближайшее время.

— Думаю, тебе следовало это знать, — ответил Флеминг. — Если потребуется помощь, сообщи в MI-5, мы перед тобой в долгу.

Хальперт сунул руку в рюкзак, взятый с «Орегона», и под­цепил ко всем трем грузовикам маячки. Затем закрепил на зад­ней стене фабрики рядом с воротами микрофон. Махнул рукой Хорнсби, и они отошли назад, спрятавшись за деревьями.

Укрывшись, Хальперт снова шепотом обратился по радио к напарникам:

— Том, как там у вас?

Рейес и Барретт прицепили точно такой же микрофон у сте­клянных дверей рядом с воротами спереди. Они только что сами вернулись в укрытие, за стеной, окружающей стоянку.

— Мы подцепились, — шепотом ответил Рейес.

— Теперь будем слушать и ждать, — сказал Хальперт.

Но люди Хикмэна работали молча. Нанеся герметик на контей­неры из ручного распылителя, один из них просверлил по паре не­больших отверстий в стенках контейнеров. Одно отверстие выше, на уровне груди, другое — под ним, на уровне лодыжки. Потом в отверстиях нарезали резьбу и ввинтили маленькие трубки.

—    Маски, — коротко сказал Хикмэн, увидев, что работа за­вершена.

Пятеро мужчин достали из сумок противогазы и надели. За­тем один из них присоединил воздушный насос к нижней трубке и включил. Насос начал откачивать из контейнера воздух. Сде­лав на флаконе с отравой две отметки, чтобы поделить содер­жимое на три равные части, Хикмэн налил треть в небольшой сосуд из нержавеющей стали, привинченный к верхней трубке, и засек время по наручным часам. Когда нужное время прошло, он открутил сосуд и закрыл трубку герметичной пробкой.

57
{"b":"154182","o":1}