ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы видите — дух Медведя покарал лгуна — вашего старого шамана! Я теперь ваш главный шаман, а то — мои помощники, показывая на молчаливую группу своих приспешников, кричал Безымянный дикарям, брызжа слюной и приходя во все большее неистовство.

— Идите и передайте всем людям — пусть собираются, я поведу вас на новые места, где вас ждет богатая добыча, мягкие женщины, теплое жилье! Я проведу вас коротким и надежным путем!

— Собирайте воинов, упаковывайте шатры — мы идем к городу Великого Неба!!!

Глава 60. Разборки «по понятиям»

— Варан! Прикинь — к нам бакланы какие пожаловали!

Голос Шныги доносился из-за ватного одеяла похмелья. Варашников завозился на куче шкур, куда он вчера после бурного застолья упал, как подкошенный. Слабенькая ягодная брага, заправленная по рецепту шамана грибами, валила с ног почище самогона.

— Че там?

— Посыльные от Верховного жреца какого то, прикинь?

— Че за жрец, почему не знаю?

— Там, короче, в сторону Урала есть целая Страна Городов! Жрец собирает поход туда — его поперли какие то новые, прикрутили город под себя, держат мазу за основных. А он раньше был там типа, за главного. Обещают нехилый навар, если поддержим на стрелке этого, как его — Безымянного, во.

— А че за город?

— Не объясняют. Треплют, типа, до самого неба, все там есть — и женщины, и шмоток море, и все, короче. Он, жрец этот уже всех окрестных гопников собрал и подписал под это дело — типа, дело осталось за нами, у нас нехилое племя, знаешь сам.

— Слышь, Варан, будем подписываться, или а ну его, на?

— Не барагозь, притухни. Надо разобраться — че к чему. А до всего раньше — рамсы развести с самим этим жряком, и ржецом…

— Жрецом, Варан!

— Ну, да. Давай, братву собирай ко мне — че как будем голову парить. Ты, это…. Посыльных куда подальше ткни, — пусть пока серьезные люди базарят, в теньке попухнут, ага.

Шныга побежал выполнять повеление. Варан с братвой на удивление спокойно прижился в каменно-вековом быту. Пришелся ко двору, так сказать. После победы на поединке над старым вождем, шаманом и другими, оказавшимися в недобрый час прихода Варана у пещеры мужчинами племени, его банда с легкостью подмяла под себя все племя. Не желающие и не умеющие ни работать, ни охотиться, урки, тем не менее, использовали на полную катушку право сильного — заставляя оставшихся рыбаков и охотников племени Бобра и охотиться и работать за себя. Надо сказать, что эта методика действовала.

Результатом нескольких походов по окрестностям пещеры стало пополнение племени новыми членами — скорее, рабами, чем полноценными охотниками и воинами. Река и лес давали достаточно пищи для присваивающего хозяйства племени, и племя могло прокормить полтора десятка дармоедов. Со скрипом, но носили добычу к пещере охотники — Дети Бобра, тащили улов рыбаки. Никуда не денешься — в пещере дети и женщины, после того, как нажрутся зеки, вечером что то доставалось и им. Варан не давал своим сожрать всю добычу — он прекрасно понимал, что гайки закручивать до конца нельзя — лес большой — плюнут охотники на такую жизнь, и никакие женщины их не остановят, уйдут — «лови их потом по лесу майками.» Идея объединить племя общей целью похода за большой добычей ему понравилась. Поэтому он пригласил поучаствовать в совете племени и лучших охотников — ранее уважаемых людей, а ныне рядовых добытчиков на службе новоявленного рабовладельца.

У пылающего костра вечером собрались пятнадцать бригадников во главе с Вараном, двое посыльных — один из племени Пещеры, одетый по случаю летнего времени только в набедренные шкуры, и второй — в полотняных штанах и рубахе, со знаками жреца — амулетами и оберегами поверх одежды. Некоторые были сделаны из меди, некоторые — из золота, на что сразу обратил внимание Карась.

— Слышь, Варан, — голда! Бля буду, жрец — то весь в золоте. Может его, того, а?

— Цыц. Если выгорит то, о чем он толкует, у тебя будет этой голды — как булыжников у реки. Ты прикинь — целый город, три тыщщи рыл, никаких войск, только сотня стражи, а? прикрутим по понятиям, обложим налогом, сами там сядем, а жрец скажет, что мы типа — с Неба, нас надо слушать. Заживем, конкретно. Не то, что с этими г… едами.

Варан нисколько не ценил людей приютившего его племени. Впрочем, кого он вообще ценил в этой жизни?

Приняв решение, бывшие зэки погнали племя к месту сбора — в планируемом походе они намеревались принять если не участие, то, по крайней мере, поиметь с него выгоду — воспользоваться плодами побед, присоединившись в нужный момент. Самим бежать с дубиной, отвоевывая то, что неизвестно к кому перейдет — ищите фрайеров, мы не лохи.

Варан, придя к месту сбора, имел долгую беседу с Безымянным жрецом. Неясно, о чем они договаривались, но племя Варана заняло место в аръергаде орды, которая должна была двинуться на город.

Соблазненные призраком богатой добычи, к пещерам племени Огня собирались воины племен, живущих севернее по реке Ишим. Приходили охотники на мамонтов, каждый год собирающие все более скудную добычу со стад гигантов тундры, в былые времена встречавшихся на каждом шагу, а теперь — все реже и реже.

Наступил, наконец, момент, позже которого откладывать нападение было нельзя — приближалась осень, племена, собранные в одну орду, успели извести крупную дичь в округе. Хотя люди еще прибывали, задерживаться на одном месте уже было нельзя. И орда покатила с юг, к оставленной Безымянным и его спутниками Стране Городов, по пути обрастая новыми участниками похода. Жрец не сомневался в успехе — натиск такой толпы не выдержит ни одно из поселений, даже город Великого Неба, который заняли святотатцы, а местное население слепо пошло у них на поводу. Но — олицетворение гнева Великого Неба, будет его орудием. А идущие с ним толпы — его новыми подданными, паствой, воздающей хвалу ему — жрецу и вождю, и Великому Небу. По ночам грохотали бубны у костров, примкнувшие к войску шаманы обещали успех походу.

В недобрый час накатилась волна племен на Страну Городов — на окраинах запылали первые пожары.

Глава 61… Кто к нам придёт… с дубиной, тот получит по наглой роже…

1945 год. Урок в немецкой школе.

— Ганс, проспрягай глагол «бежать».

— Я бегу, мы бежим, ты бежишь,

вы бежите, он бежит, она бежит…

— А «они»?

— А они наступают, господин учитель!

Первым из особо важных дел в организации управления союзными племенами стала организация связи между городами и поселками. Старейшинам, пришедшим на совет и для «принятия присяги», были розданы пластины со штампом герба страны городов. Получив из рук вестника-скорохода с такой пластиной известия, старейшины были обязаны отправить свежих гонцов с сообщаемой им вестью, а посланника — отправить назад, откуда прибыл. Впоследствии мы заменили такую связь организацией полноценной почты по типу монгольской, когда на станциях-ямах ждали уже подменные лошади, либо олени, либо — упряжки собак и, конечно, гонцы, а вести передавались в письменном виде. Но связь с помощью гонцов из поселков и городков тоже позволяла оповестить большое количество народа одновременно. Ее и учреждать было не надо. Обычай предупреждать соседей и союзников существовал очень давно.

Такой гонец и предупредил город о приближении беды.

Впоследствии мы учредили плановую почту, то есть: Гонцы с острова Веры прибывали еженедельно, и отправлялись еженедельно так же назад. Гонцы от поселков приносили вести то же еженедельно, собирая новости со всей Страны Городов, и разнося распоряжения по поселкам, при необходимости. Если у какого-то поселка возникала нужда в инструментах или продовольствии, в мастерах для постройки — помощь отправлялась по возможности вместе с гонцом, знающим дорогу.

Сергей Платонов, не забирая из рук начальника бразды правления, стал инструктором при местной страже и смог вместе с братьями Ким добиться больших успехов в подготовке стражников буквально за месяц. Мы не собирались воевать ни с кем — не было, на мой взгляд, на планете ни государств, ни воинских формирований. Но…. Береженого — Бог бережет, сочтите это паранойей, но лучше быть живым сумасшедшим, чем мертвым идеалистом, понадеявшимся на «авось». Тем более, жители рассказали, что набеги на город все таки случаются — не слишком организованными толпами, но все таки… а стены города, башни и прочие оборонительные ухищрения просто кричали — держать нос по ветру! Поэтому стража и занималась, совершенствуя действия в строю и парами, сходясь и расходясь на небольшом поле, отражая атаки кавалеристов на колесницах, метая стрелы на дальность и в цель. Много времени отдавалось рукопашной, в которой Сергей показал настоящим мастером, и даже мне доставляло большое удовольствие в свое свободное время побороться с ним. А во владении длинным клинковым оружием мои ребята на голову превосходили капитана ОМОНА, — не было у него такой практики. Вот нож, арбалет, — тут он равных себе не знал. Мои парни научились метать ножи, а методика стрельбы плутонгами, применявшаяся на ранних стадиях развития огнестрельной тактики — пошереножная стрельба из арбалетов по команде, при которой отстрелявшиеся шеренги на колене перезаряжают однозарядное оружие — позволяла нашпиговать стрелами — болтами любую толпу с расстояния от двухсот метров с максимальным эффектом.

108
{"b":"154187","o":1}