ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В интернате еще располагался кабинет языков местных племен, который по большому счету, был большой лабораторией — ученики младших и старших классов здесь записывали слова своих народов в большие словари и учили друг друга своим языкам. Первое время приходилось трудно — особенно неандертальцам и питекантропам, которые привыкли в основном общаться образами. Но они учили нас, а мы — их. И тому, что сейчас, что бы поставить диагноз любому больному, мне не надо спрашивать у него, что болит. Я чувствую боль любого человека как свою. И учителей мы помним, правда отчасти только имена, пусть будет не в обиду: Вождь племени Детей Кремня, Кла — гигантопитек. Ее сын учился с нами в классе, но ему за проделки доставалось в первую очередь — Гавриил был заводилой у нас. Слад — самый молодой учитель, он рассказывал на о движении светил и учил математике. Благодаря ему я в уме могу рассчитать пропорции необходимого лекарства к весу и возрасту больного, а это десятки вычислений. В рядом расположенной библиотеке самый добродушный из учителей — огромный чернокожий Антон Иванович разрешит взять почитать какую-нибудь книгу, положенную по возрастной категории, попросит вернуть уже прочитанную или просто пролежавшую.

Поднимаемся наверх, по пути, к которому в переходах и площадках крыш встречаются старшеклассники. Здесь находится учительская, где нас обсуждают, ругают, хвалят. Напротив учительской размещается еще один любопытный класс, в котором можно найти массу интересных вещей: восковые грибочки, чучела птиц, скелеты людей разных рас, различные гербарии, колбочки, пробирки, химические вещества, спиртовые таблеточки, которые горят ярким пламенем. Это кабинет биологии физики и химии. В нем живёт наша милая Елена Матвеева Солнцева, которая хоть иногда и смотрит строгим взглядом, но всегда одарит доброй улыбкой, поможет не только в учёбе, но и поинтересуется личными делами. Она меня ввела в медицину и помогла сделать первые шаги. Еще две жительницы этого класса, женщина строгих нравов, наша завуч и еще — молодая совсем Утренняя Заря, она — первая учительница из племени Детей Кремня. Они покажут химические опыты, от которых приходят в восторг самые юные фокусники. Большущий шкаф в самом углу класса не раз прятал в себе учеников, просто озоровавших или неподготовленных к урокам.

На этом же этаже располагаются по соседству два кабинета двух учителей по математике, алгебре и геометрии, двух Сергеевичей, но с разными именами: Сергей и Федор. Один у «Ашек», другой — у «Бэшек». Сергей Сергеевич преподавал «Ашкам», учил достаточно твёрдо и строго, но любил и посмеяться вместе со всеми. Его заботами класс стал лучшим в физической подготовке и фехтовании — ведь не зря он служит начальником в Страже, и отвечает за орудия. Класс же другого Сергеевича — Федора стал сначала квартирой «Бэшек», а потом нашим родным убежищем вновь объединившемуся классу до конца школьных лет.

Кабинеты литературы и русского языка находятся рядом, словно два соседа, поселившие в себе двух загадочных сударынь, которые разговаривают песнями на русском литературном языке. В одном из кабинетов живет учительница «Ашэк» Роксана Антоновна Малинкина, тоже теплая и понимающая, как мама. В другом, более выгодном по месторасположению для учеников, кабинете ждет на урок нас доброжелательная Ирина Сергеевна Ким. Она всегда даст шанс на исправление ошибки, всегда поймёт, всегда ласкает взглядом своих выразительных глаз. «Чем же выгодно месторасположение класса для учеников?» — спросите вы. А истинные знатоки ответят, что просто напросто этот кабинет располагается слишком далеко от кабинета директора, поэтому здесь можно вытворять любые фокусы.

Спустимся на самый нижний этаж, ведь на самом-то деле, с него и начинается наш каждый школьный день. Кто же подает школьные звонки на урок и на перемену? Кто же разрешит нам повесить курточки-пальтишки на вешалочки, которые разделены на 2 части, для младших и старших жителей школы? Конечно, баба Заря! А потом была другая, но тоже бабушка. Как здорово каждый новый учебный год вешать одежду на новую вешалку, всё ближе и ближе к выпускному классу. Быть взрослыми — это же куда интереснее, чем ходить каждый день в школу и что-то там читать-писать-учить! Хотя в столовой иногда угощают чем-нибудь вкусным. Ах, да! Мы добрались к вкусной части наших воспоминаний. В «столовке» можно постукаться стаканами, совсем как взрослые, можно спрятать булочку в карман и втайне пронести от дежурных. А если ты сам дежурный, то ты — король столовой и можно вдоволь покомандовать, даже стол для тебя протрут тряпочкой более мелкие обитатели школы.

Рядом со столовой размещен медицинский кабинет. Роман Финкель делает уколы быстро, да еще и с улыбкой. Если не очень хочешь уколов, то можно спрятаться под лестницами, ведущими наверх. В другом конце коридора слева можно заглянуть в гости к Марку Игнатовичу Фаину — металлических дел мастеру. Мальчишек он обучал мастерить и работать с металлом. И зря его дядя Федор называет «скупердяем» — для ребятишек он не жалеет ничего!

Вот мы добрались до зала, который спортивный, временами праздничный, временами прогулочный, если хорошенько в нем спрятаться. Здесь холодно, но можно и нужно согреваться физической зарядкой, можно сесть на канат и качаться до посинения, до ветра в голове, пока в чувства тебя не приведет звонкий звук свистка, призывающий выстроиться в шеренгу для начала урока. Свист «Стройсь!» принадлежал нашему Сергею Сергеевичу Платонову, первому «классному папе» «Бэшек». Он-то и приютил нас после долгого времени скитаний по разным «школьным родителям». Дядя Сергей Сергеевич устраивал нам походы и сумасшедшие гонки на лыжах. Он любил нас, и мы любили его, он баловал нас и ругал, как настоящий отец, а мы не всегда слушались, родители ведь все прощают! Он даже разрешал нам тренироваться со стражниками, говорил, что готовит свою смену. Как горели глаза у мальчишек, когда взрослые воины давали им подержать в руках боевые кхукри, луки, копья…. Даже выстрелить из предварительно взведенных самострелов разрешалось нам — еще совсем мелким «защитникам»!

Часть из нас быстрее повзрослела и покинула стены школы, а другая часть решила продлить себе детство, выбрав по разным причинам такой путь. «Ашки» снова сдружились с «Бэшками» и у них появился новый общий «классный папа» — тоже спортсмен в нашей школе, Антон Евгеньевич. Фамилия его Ким. Порой мы не понимали и не хотели его понять, а он не понимал, но старался понять нас. Мы считали, что знаем наших учителей лучше, чем он. Он же, в свою очередь, улыбался и делал по-своему, но в лучшую сторону для нас.

Настало время спуститься со школьных ступеней во взрослую, полную препятствий, жизнь. C радостными лицами, так же как вбегали сюда впервые, мы покинули наши родные стены, в которых «прожили» целых десять лет рядом друг с другом и с учителями. Кто-то стал учителями в дальних поселениях. Кто-то — возглавил бригады на заводах и мастерских. А кто-то стал в ряды стражи — охранять Страну Городов и нашу Академию. Почему-то хотелось поскорее повзрослеть. А сейчас, спустя еще десять лет, почему-то хочется все наоборот… Как бы это назвать… Уменьшиться? Помолодеть? Из взрослых превратиться в маленьких. Но всему свое время, во взрослой жизни есть свои прелести. А школьные годы останутся в приятных воспоминаниях.

Кто-то волею судьбы из наших одноклассников не дожил до этого дня… Более того, вовсе не увидел белого света глазами взрослого человека. Судьба у всех разная, как и люди разные… Такова жизнь!

Каждый год, у которого в конце будет стоять «0», будет юбилейный для нас. На груди каждого, как самое дорогое украшение — знак окончания Академии, с цифрами — 1-10. Люди в городах и поселках относятся к нам с большим уважением, но это мы заслужили своим трудом. Трудно не обратить на это внимание. К тому же, разве можно забыть нашего Дмитрия Сергеевича?! Он же ди-рек-тор! Как мы все давно уже знаем, он вовсе не страшный и не злой, а очень приятный собеседник, с отличным чувством юмора, обладающий приятной и обаятельной внешностью, словом «мужчина в самом расцвете сил и лет»!

122
{"b":"154187","o":1}