ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дмитрий Серге-е-е-е-е-в-и-и-и-ч!

— Дмитрий Серге-е-е-е-е-в-и-и-и-ч!

— Дмитрий Серге-е-е-е-е-в-и-и-и-ч!

— Дми-ииииии-еееее-вич!!!! Плюх!

У моих ног звучно шлепается тушка моей заместительницы и ученицы — Эльвиры Петуховой.

Эльвира — вожатая летнего историко-туристического лагеря на озере Тургояк в Челябинской области. Ей целых двадцать два, и она проходит преддипломную практику в педагогическом институте в летнем лагере старшеклассников. Хотя думаю, если девчонка разумная — после этой практики она школу десятой дорогой обходить будет. А если нет… ну да, она тогда — святая! Ибо кто, как не святой может перенести ежедневные происки наших детишек, да еще и научить их при этом разумному… доброму… ну, и дальше по списку. Я — вроде бы как руководитель группы. Хотя, если мне кто-то подскажет, как можно именно руководить мелкой ордой тринадцати-четырнадцати-летних оболтусов обоего пола, не прибегая, ну хотя бы к подзатыльнику, как мере воспитания, то я буду ему благодарен. Безмерно благодарен…, ибо уже ко второй неделе мои нервы, ранее напоминавшие канаты, банально лопнули, а невозмутимость, которой, по выражению завуча, я мог бы поспорить с носорогом, — визжа обиженным поросенком, удалилась в края неизвестные, где и обитает по сей день, ежели ее еще не слопала стая серых волков, подозрительно похожая на моих воспитанников, так вот. Потому и «вроде бы руководитель». Я вообще не могу понять — как это, «руководить детьми». Руководить можно командой — трудовым коллективом, подразделением военных. Детьми — и это мое твердое мнение — «руководить» невозможно. Тот, кто считает, что он-она — руководитель детского сообщества, неправ, неправ в корне. Ибо ребят можно только заинтересовать, направить в нужном и полезном деле, добившись, таким образом желаемого результата. Воспитывать — того проще. Личным повседневным примером, включая мыслительный аппарат подростка на тему: «Что такое хорошо, как это самое „хорошо“ коррелируется с его жизненными установками, и как достичь этого». А еще: «Что такое „плохо“, и почему это самое „плохо“, тебе, Вася, нафиг не надо». Если при этом уважать в подопечных Личность с большой именно буквы, то результатом «воспитание» и будет, педагог получит в итоге — когда они — воспитуемые покинут его, уходя во взрослую жизнь, вполне себе вменяемыми нормальными членами общества. Если нет — пардон, господа, останетесь в их памяти «училкой», или «педелем» которую (которого) так приятно было доводить до белого каления во время уроков, и после.

Но ребята из интерната… Как к любым новым воспитанникам — к ним присмотреться бы, притереться, и лучше — в спокойной обстановке, а не в «условиях, приближенным к боевым», в «поле», так сказать, если применять военную терминологию. К концу второй недели этакого отдыха, на который я опрометчиво согласился, рассчитывая на серьезное вознаграждение и приятное времяпровождение на берегу озера, почти нетронутого цивилизацией, я превратился в форменного неврастеника. С солдатами было проще. Даже с разнузданным коллективом милицейского взвода ППС, командование которым имело место быть в моей богатой биографии… но эти… Посудите сами. Одно только и утешает — не скучно ни разу. Вот.

Во-первых. Вместо пяти человек старшеклассников из нашей школы, в облоно Челябинской области мне навязали — иначе и не скажешь, почти пятнадцать ребятишек из детского дома «Звезда». Как сами понимаете из названия — заведения с военно-патриотическим уклоном. Такое заведение подразумевает у ребят хоть какие-то начатки дисциплины. С-чаз. Разбежались — и тут земля закончилась. К ним, обещали мне в администрации, прилагались в комплекте еще две воспитательницы и инструктор… с которыми мы должны были встретиться на острове Веры, в день прибытия. То есть — на двадцать ребят — аж пять взрослых педагогов, считая Эльвиру. Скажу сразу — никого я не встретил. Подозреваю, что наплевав на возможные неприятности по службе, слишком хорошо зная все о своих подопечных, достойные труженики на ниве педагогики решили тихо откосить от почетной обязанности и явочным порядком добавили к своим отпускам лишние деньки. Попозже, когда я познакомился с ребятишками поближе, они рассказали мне, куда подевались горе-воспитатели, и я почти перестал ждать пополнения. А уж когда с нами произошло Это, — назовем его Происшествие, — так и подавно.

Я их почти понимаю. И не осуждаю — достойные деятели педагогики твердо знали, что их питомцам абсолютно ничего не угрожает. Ни при каких обстоятельствах. Верно, вы помните анекдот про тещу в клетке с тигром? Пусть, мол, тигр разбирается с тещей сам — сам затащил в клетку, значит сам и виноват. Ну вот, в нашем случае — тигр это я. Сам организовал поездку — сам и пожинай ее плоды. С бесплатными приложениями в виде свалившихся на голову мелких «звездюков». А этакий собирательный образ тещи — это мои любезные воспитанники, весьма способные устроители всяческих каверз.

Естественно, первоначально эта первобытная орда попыталась «поставить меня на место». Ну… не знаю. С моими учениками-то у нас все уже устоялось — мы и в походы ходим вместе, и клуб исторического фехтования на пустом месте создали, сами сделали и оружие и доспехи, реконструировали древние технологии, к примеру — как сделать примитивные гончарные изделия, даже металл плавить и лить пытались — без особого успеха, но все-таки. Кузнец из пригородного совхоза — большой любитель исторических реконструкций, сказал, что на «три с плюсом для раннего средневековья — пойдет», только не уверен я что губчатые отливки молотков и кривые ножики нашли бы потребителя в том самом раннем средневековье. Но ему виднее. Впрочем — дело в опыте, конечно, а на первый раз трудно ожидать чего либо дельного. Но пацаны были в восторге — как же, сами с усами — отлили, отковали, и почти без помощи взрослых.

А еще исторические пьесы мы сами писали, и ставили их в школьном театре. Получалось здорово. Ребята увлечены и скучать не приходилось никому. Если бы тащил все один — о сне забыл бы. Но — хотите, верьте, хотите — нет, весь груз тащили сами ребятки мои, лишь изредка обращаясь за ценными указаниями, да выставляя меня «живым щитом» в чиновных кабинетах, когда надо было пробить разрешение на аренду, например, помещения для проведения слета любителей истории. Первоначально директор и завуч смотрели искоса на наши занятия. Но после того, как наши ребята заняли первое место на конкурсе военно-исторического фехтования на мечах, когда наша команда стала первой в выставке — соревновании военно-исторического костюма, а «Гамлет», поставленный нами с помощью настоящего энтузиаста самодеятельного театра — бодрого старичка-актера, руководителя городского театра «Муза», неожиданно взял на межобластном фестивале детско-юношеских коллективов первый приз, конечно — мнение руководства изменилось о нас кардинально. Великого Шекспира мы изрядно разбавили сценами боев на мечах, алебардах, одели артистов в исторические костюмы, пошитые девчатами клуба, а войско вышло не в пошлом картоне, а реальных, пусть самокованных, доспехах. О нашем клубе «Наследие» заговорили, стали писать в газетах, а руководство школы, ес-сно, стало получать бонусы за хорошую организацию воспитательного процесса. Еще — коридор школы украсили разнообразные грамоты и призы, выставленные на обозрение. Да ладно, не за славу работаем, нам идея дорога, и дорого, когда жить не мешают.

Вот, в порядке осуществления режима наибольшего благоприятствования, нам и позволили на деньги спонсоров совершить турпоход на Южный Урал, к знаменитому острову Веры с древними мегалитами, расположенному на озере Тургояк в Челябинской области. Планировалось провести почти все лето в этой красивейшей местности, совмещая приятное с полезным — рыбную ловлю и отдых с учебой и помощью местной археологической экспедиции. Ну вот, если с моими разбойниками — все устоялось, вопросов ни с дисциплиной, ни с распорядком дня не возникало, то… Навязанная мне группа из интерната с военно-патриотическим уклоном, вначале выкидывала коленца полным составом, отличаясь редкой изобретательностью по части отравления жизни ближним. Мелкие инциденты я и не считаю — соль вместо сахара в чай на «педагогическом столе» — мелочь, внимания не заслуживающая. На крики и требования о проведении, так сказать расследования и примерного наказания виновников путем направления в лагерь для малолетних преступников, я реагировал тирадой в стиле «сам дурак, значит есть за что», и быстренько ретировался к подчиненным — безобразникам, пообещав, правда, разъяснительную работу провести.

3
{"b":"154187","o":1}