ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дмитрий Сергеевич! Учитель! Наконец то мы Вас с Эльвирой Викторовной разыскали! — радостно заговорил Олень, но потом запнулся.

А ехидна Антон обернулся и прошептал Ирке:

— Ну, а ты говорила — хочу, что бы как у учителей, без ссор, сплошной лямур! Вон как Эльвира Викторовна Дмитрия Сергеича по поляне шишками, значит, и они консенсус не всегда находят, — щегольнул заодно ученым словцом Антон.

— Подожди, дай в лагерь вернуться, я тебе там консенсус продемонстрирую — на башку бестолковую настоящих шишек насажаю. Забыл, зачем пришли? Все бы тебе ржать! Не хочешь — так и не надо, обиженно надула губы Ира.

— Что ты, что ты, ну я же шучу!

— В такую минуту! — голосом инквизитора, обличающего закоренелого грешника прошипела Ирина.

— В общем так. Дмитрий Сергеевич. Эльвира Викторовна. Мы решили вот тут пожениться. И просим вас, как руководителей нашего народа, наших приемных отца и матери, зарегистрировать наши отношения, ну и… вот так.

Господи. Мои ребята. Какие они…. Взрослые… Я смотрел на них. И понимал, что все слова об ответственности за выбор, взвешенности решений, все те слова, что говорят родители и учителя в таких случаях детям их возраста — совершенно излишни. На меня глядели взрослые люди. Не растерявшие задора и веселья, легкого отношения к жизни присущего их возрасту, и, тем не менее, способные принять, отстоять и провести в жизнь взрослое решение. Способные действительно стать настоящими, а не декларируемыми ячейками зарождающегося на этой земле общества. Слова — не нужны, а чувства проверены испытаниями, не снившимися их сверстникам в оставленном мире. Молча стояли и ожидали моего решения четыре полноценных взрослых человека. Четыре пары глаз испытующе глядели на меня. По груди прокатилась теплая волна признательности за доверие, которого порой не удостаиваются кровные родители.

— Что Вам сказать. Спасибо, что пришли к нам. Живите счастливо и достойно. Любите и уважайте друг друга. Свадьбу устроим в следующее воскресенье, идет? И… тут я слегка замялся. Мы просим теперь уже вашего разрешения отметить и нашу с Эльвирой Викторовной свадьбу вместе с вами.

— Урааааа! Завопили, спугнув сорок в ближних кронах, пятеро окружавших меня, включая Эльвиру.

Я недооценил организаторские способности нашего племенного женсовета и Эльвиры лично. И ее экономность в смысле того, что дешевле отметить сразу пять свадеб, чем по одной. По пути в поселок нас подстерегли с просьбой разрешения на женитьбу Чака с Мадой, Инна и Всеволод, а так же парень из племени Детей Мамонта — стражник Рог Бизона, и женщина племени Кремня — Лапка Россомахи. На мой робкий вопрос об отношении их вождей к союзу было отвечено как ни странно, Иркой. Она заявила, что ежели кто их общую с Ланью подругу Лапку, попытается обидеть, особенно по части выбора мужа, то он будет иметь, поочередно дело с ее мужем, мужем Лани, а уж если от него чего после этого останется, то и они с подругой примут посильное участие в добивании нахального субъекта. Поняв, что все уже решено и посчитано женщинами без нас, я благословил и этот брак.

К торжественному бракосочетанию химики во главе с Элей приготовили первый пергамент. Листы форматом примерно А-три, были заготовлены и заполнены заранее, а новая книга регистрации актов гражданского состояния радовала глаз внушительностью форм, красотой отделки и золотом оковки по краям обложки.

Мы цепочкой под звуки марша Мендельсона поднимались на Крестовую Гору, где в облачении типа монашеской, но белой ризы из простого полотна, украшенный грудной подвеской со знаком Солнца — крестом в круге, выбранным после долгих дебатов и обсуждений, для знака Творца, ждал нас Антон Рябчиков. Бойко прочитав на память, не заглядывая в книгу, куда прямо по попаданию он записал все известные ему части Библии, Псалтири, и других книг канона, как настоящий (А почему нет?) священник он благословил нас, поздравил и обвел вокруг креста. А вот с проповедью у него явно не свезло. Решив добавить оговоренный ритуал неофициальною частью поздравления, этот деятель заявил примерно так:

— Дорогие друзья! Сегодня знаменательный день сбычи мечтей, ой, нет, сбывания мечтов…. Нет… не так, в общем, отдаются наши лучшие девушки…

Увидав как присутствующие начинают давиться от смеха, а Федор Автономов из-под полы показывает святому отцу кулак, он быстренько закруглил самодеятельность, и выдал нам красиво оформленные свидетельства о браке, заставив расписаться в книге актов состояния. Потом, как и положено, в таких случаях, все пошло кувырком, но не стало от этого хуже или менее весело и торжественно. Я поймал в момент изменившиеся взгляды наших юных жен — на их лицах ясно читалось: «Все, мальчик, теперь ты мой, и никуда от меня ты, дорогой, не денешься! Аминь». Потом нас посыпали первыми цветами, бросали на головы непонятно что означающие ленты, за обедом, на котором по обыкновению стол ломился от мясного и рыбного, но очень скромно представлялись овощи и хлеб, молодых порадовали ма-ахонькими пирожными. Апофеозом… или апофигеем? Празднества стало похищение невест громадным гигантопитеком. Надеюсь, вы понимаете каким. Довольно ревущая Клава, ухватив пятерых молодок на горб, ринулась вдоль по берегу, сопровождаемая радостно орущими: «Украли, украли, невест украли, спасаем!» членами женской части племени. Компашку дополняли весело подвывающие хаски, вся стая, кроме вожака. Он сидел перед нашим столом, где остались одни мужчины, во главе стола с новоиспеченными мужьями, и грустно смотрел на нас, как бы говоря: «А может, ну его на фиг, мужики, этих теток? Одна морока с ними…», — и вселенская скорбь плескалась в его глазах. Он знал, мудрый пес, правду жизни. Собственная супруга его частенько покусывала.

Глава 39. Век пара и пороха приближается…

Кромвель, обратившись к своим солдатам перед боем, посоветовал, как верующий пуританин, «надеяться на бога, но порох держать при переправе сухим».

Утром в понедельник, вопреки требованиям о продолжении банкета, от отдельных неразумных членов коллектива, поселок вновь нырнул в русло привычной трудовой жизни. Надо было ударными темпами строить, пока тепло, из заготовленного в осень леса незапланированное общежитие для семейных, помещения лабораторий и для скота с птицей — пока уток, и перепелок, но планировалось завести и других куриных, мы на глухарей дроф и тетеревов возлагали большие надежды, требовали капитального ремонта производственные площади. В зиму мы с гномами наконец построили примитивный паровик, типа машины Уатта. Пока в «эскизном варианте» — как увеличенная модель, но работающий. Пусть маломощная, но машина должна была обеспечить кинетической энергией наше производство, пока приводимое или ветряками, или водой, или мускульной силой. По крайней мере, станки токарные и сверлильные, воздуходувка для печей должны были получить постоянный привод.

Освоили штамповку несложных вещей — блоком полиспастом поднимали молот из дубовой колоды, выдолбленной изнутри и забитой камнями, килограммов пятьсот примерно, на конце которого красовался заклиненный пуансон, крепили открывающимся крюком, на матрицу, выложенную на наковальню, клали лист — разогретую в горне медную заготовку, или железную деталь, дергали спусковую веревку. По дубовым направляющим, обильно смазанным дегтем, молот устремлялся вниз и с грохотом вдавливал лист в матрицу на наковальне. Десять минут — и деталь готова. Это если речь о частях доспеха идет. А то и готовое изделие — железный нож, медный котелок, ложка — вилка.

Как-то, зайдя в лабораторию жены, служащую одновременно и классом химии и физики, я завел с ней разговор о добыче селитры.

— Ты хочешь сделать порох? Прямо спросила она. Имеем ли мы право на внесение такого разрушительного оружия в этот мир? То, что мы уже сделали, — арбалеты, баллисты, луки, — уже по факту — супер оружие. Не лучше ли сосредоточить силы на просвещении и промышленности.

— Ты права. Лучше. Но — порох это не только и не столько оружие. Это еще и горная взрывчатка, и уменьшение усилий в каменоломнях. Селитра — это калийные и натриевые соли, это каустик, азотная кислота и серная. Мне рассказывать о роли этих продуктов в химической промышленности, или вы, ваша светлость, сообщите мне об этом сами? Почему же у вас, моя прелессссссть такие людоедские амбицссссссииии? Я шутливо куснул Елку за плечико.

73
{"b":"154187","o":1}