ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что, – поддержал Сашка, – это идея.

Лобов вновь тяжело вздохнул.

– К сожалению, должен констатировать, что среди наших врагов не только «рыбасоиды», но и наши с тобой, Саша, сограждане и соотечественники. И я совсем не уверен, что они, узнав, кому на самом деле служат, тут же встанут на нашу сторону. Уж больно сладко им при «рыбасоидах».

– Предатели, сволочи, – злобно прошипел Сашка. – Вот кого мочить надо без всякого сожаления!

– Боюсь, что таких не один десяток тысяч наберется. Так что идея обратиться к физикам хороша, но неосуществима по соображениям безопасности. Тут и так не знаешь, из-за какого угла пулю схлопочешь, а любое расширение круга доверенных лиц чревато самыми печальными последствиями. Я уже упоминал, что они вышли на нашу лабораторию на «Микродвигателе». Как потом выяснила Нина Федоровна, конкретной информации о нас у них не было. Так… Прочесывали густым гребнем. Но мы не стали дожидаться, пока за нас возьмутся основательно и решили вопрос с этими прихвостнями «рыбасоидов».

– Вот это правильно! – поддержал Сашка.

– Сейчас прямой угрозы лаборатории на «Микродвигателе» вроде бы нет, но… Если они пришли туда один раз, то обязательно придут еще. Мы лишь дожидались твоего возвращения из прошлого, чтобы ликвидировать там свою лабораторию.

– Так с этими Нина Федоровна… постаралась? – поинтересовался Сашка.

Лобов утвердительно кивнул.

– Здорово! Послушайте, Роман Михайлович, а что, если их всех вот таким вот макаром… А?

– Не получится, Саша. Их руководство защищено самым надежным образом. Их сознание для нас заблокировано. Проникнуть туда не удается никаким образом. А Рыбас помимо этого еще обладает способностью видеть духовно-нематериальную сущность нашего слипера. Более того. Он командует некими сущностями, стерегущими его, как цепные псы. Он их извлекает из воздуха, как из собственного кармана. – Лобов покачал головой. – Думаешь, не пробовали? Пробовали. Валентин едва жив остался. А рядовых «рыбасоидов» устранять… Они лишь всполошатся и примут меры. Ну, уберем десяток «рыбасоидов», пожертвовав нашими слиперами. Нет, Саша, это не выход. В настоящем мы можем им лишь вредить по мелочи, стараясь затормозить их ползучую экспансию. Вся надежда на прошлое. Ведь ты там не обнаружил у Рыбаса тех качеств, о которых я говорил. Если бы он ими тогда обладал, ты бы обязательно это почувствовал.

Сашка пожал плечами.

– Вроде бы нет. Хотя… Вещая Гота говорила, что он способен повелевать духами, но увидеть что-то подобное мне не довелось.

– Вещая Гота – это та самая ведьма, что помогла тебе вернуться в прошлый раз? – уточнил Лобов.

– Ну да… Хотя она не то что ведьма… Типа экстрасенс-целитель. Короче говоря, в той части Норвегии, где она живет, она в большом авторитете.

– А в Норвегию-то тебя как занесло, Саша?

– Так за чертовым Рыбасом-Некоматом гнался, вот и оказался там. Понимаете, Роман Михайлович, так сложилось, что либо я сижу под следствием по делу о государственной измене, либо ловлю Некомата. Я конечно же выбрал второе. Некомат мотанул в Англию. Я, естественно, за ним. Ну а в море наш корабль потерпел крушение. Как раз у берегов Норвегии, недалеко от Тронхейма. Подобрал нас местный барон. Тот еще разбойник, я вам скажу. Но это к делу не относится… хотя… Месяц пришлось там у него потерять.

– А что Рыбас?

– Так Вещая же Гота и помогла. Она подсказала, где найти мужичка, имеющего серьезную компру на Рыбаса. Звать его Осип Жидовин.

– Нашел?

– Нашел. Пришлось пол-Европы объездить. Но показания мы серьезные на Рыбаса нарыли. Так что фигурантом в деле о государственной измене вместо меня стал Некомат в тот самый момент, когда я в столицу вернулся и с Дмитрием встретился. Некомата тут же в международный розыск, говоря по-современному, объявили, имущество все его было велено конфисковать в казну, а всех сотрудников арестовать и доставить в столицу для следствия.

– Крутенько…

– Да, – согласился с Лобовым Сашка. – Толку только не было. Вот сейчас бы так…

– Хм… – усмехнулся Роман Михайлович. – А что тот мужичок, обладатель компры? Нельзя ли было его еще использовать?

– Осипа? Так думаете, кто мне Кихтенку с Биджамовым сдал? Он. Считайте, мой человек.

– Неплохо. Но… – Лобов сделал небольшую паузу. – Скажи, Саша, а ты уверен, что тот же Дмитрий и его соперник Иван Вельяминов не ведут с тобой двойную игру? Ведь и тот и другой активно сотрудничали с Рыбасом.

– Уверен. Однозначно, Роман Михайлович. Он и того и другого использовал втемную. Цель – устроить междоусобную войну. Чем грандиознее, тем лучше. Вот, правда, зачем ему это нужно, каков его выигрыш в этом случае, я, честно говоря, так и не понял.

– Что ж… Вот тебе и первое задание для нового полета.

– Кстати, о задании, Роман Михайлович. Вы уже придумали, куда именно будете меня засылать? – не давая Лобову ответить, Сашка взял инициативу на себя. – Предлагаю вернуться в ту же эпоху. Там у меня вроде как все схвачено. Правда, пока неизвестно, где их искать, этих «рыбасоидов». Ну а в любом другом времени? Все то же самое. Только… Неизвестно, кем удастся устроиться. Окажусь вдруг каким-нибудь… смердом. А здесь я все-таки великий воевода как-никак. Вам, конечно, решать, но я уверен, что это самый перспективный вариант.

Лобов слегка задумался, перед тем как ответить. Похоже, он так и не заметил Сашкиной личной заинтересованности, выразившейся в излишней настойчивости и горячности в отстаивании своей позиции.

– Меня смущает лишь одно, – начал он. – То, что ты мне рассказал о князе Дмитрии, о Мамае, Куликовской битве, как-то не очень вяжется с тем, чему нас учили. Вроде бы события все те же, но повернуты они под таким углом, что превращаются в свою противоположность. Может быть, это параллельная ветвь истории? Знаешь, есть такая теория, что в точках бифуркации, в момент принятия ответственного исторического решения, история раздваивается, растраивается и т. д. То есть сколько вариантов принятия решений, столько и вариантов последующего развития ситуации. И все эти варианты потом сосуществуют параллельно и одновременно.

– Слышал, – утвердительно кивнул Сашка.

– Так, может быть, мы находимся сейчас на одной ветви развития, а ты, вернувшись в прошлое, попал на параллельную?

– Нет, Роман Михайлович, – уверенно возразил ему Сашка. – «Рыбасоиды» и здесь, и там. А они ребята практичные. На всякие там параллельные ветви разбрасываться не будут. Даже если эта ваша теория и верна, то «рыбасоиды» выбрали именно нашу ветвь. Так что то, о чем я вам рассказал, – это наше с вами прошлое.

– Но тогда… Не было никакого двухсотпятидесятилетнего ига, русские не были ничьими рабами, а, наоборот, были хозяевами мира! – чуть ли не вскричал Лобов. – Ведь это все меняет! Это меняет в первую очередь нашу самооценку! Но… как вкралась эта ошибка в историю? И вообще – ошибка ли это? А может…

Сашка почувствовал, что Лобов сейчас углубится в философствования на тему смысла истории и совершенно позабудет о том, что уже почти согласился с Сашкой в выборе объекта для нового задания. А вот этого он никак не мог допустить. О том, что Ольга ждет не дождется своего возлюбленного, он не забывал ни на минуту.

– Роман Михайлович, – оборвал он его, – так вы согласны со мной, что в том самом времени, в котором я уже побывал, у меня наивысшие шансы добиться успеха?

– А?.. Да, в принципе согласен. Нам надо только с тобой подумать и наметить конкретные мероприятия по розыску «рыбасоидов». Начинать, я думаю, надо с портала. Так или иначе, все вертится вокруг него. В настоящем я тоже попробую организовать за ним наблюдение, но у тебя в прошлом возможности-то гораздо шире. Давай-ка посидим, подумаем и набросаем тебе план первоочередных мероприятий.

– У меня, Роман Михайлович, по графику через пять минут бассейн.

– Ну и ладно. Иди в свой бассейн, а я пока подготовлю свои предложения, – согласился Лобов. – Вернешься, обсудим.

Восстановление и подготовка к новому полету заняли девять дней. Еще два дня ушли у Сашки на поездку в Питер, к матери. Ей пришлось соврать, что в Москве он случайно нашел очень перспективную, но совершенно секретную работу и что, благодаря этой работе, ему, очень даже может быть, удастся восстановиться в институте без потери курса, несмотря на другую фамилию. Условия его новой работы таковы, что звонить ему не следует, а связываться он с ней будет сам, когда обстоятельства позволят. Мать, конечно, была расстроена столь краткой встречей с сыном, но ничего не поделаешь. Как говорится, птенцы вырастают и покидают родное гнездо.

4
{"b":"154189","o":1}