ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я этого не хочу.

А свобода вашего кулака заканчивается ровно там, где начинается мое лицо.

Такие дела…

Несколько слов о весеннем обострении любви к демократии

…Меня тут постоянно укоряют: мол, ты, Лекух, не любишь демократию.

Ну да, отвечаю, не люблю. А почему я, спрашивается, должен ее любить, она мне что, жена?!

Вот жену – да, люблю. Но при чем здесь, спрашивается, демократия?

Просто безумие, блин, какое-то.

Ведь, по сути своей, что есть такое эта самая демократия?

Да все просто.

Система народоправства.

По крайней мере, если я правильно помню школьные учебники для средних, кажется, классов.

То есть обычная управленческая система. Которая где-то работает вполне нормально, а где-то начинает так глючить и сбоить, что иногда кажется, что ее бы лучше даже и не придумывали в свое, достаточно, кстати, далекое время. Вы пробовали когда-нибудь любить управленческую систему?

Вот и у меня тоже почему-то не получается…

…Это я к чему все говорю?

Если демократия по сути своей управленческая система, то и относиться к ней надо соответственно.

То есть – как к управленческой системе.

Ничего личного, только бизнес, извините.

И внимательно смотреть, где она применима, а где – ни-ни, лучше даже и не думать и, уж тем более не пробовать. Вон, в феврале 17-го, к примеру, Временное Правительство, или кто еще там, разрешило в армии создавать революционные Советы солдатских депутатов. То есть ввело в боевую тогда еще армию некоторые элементы этой самой, Господи прости, демократии.

Помните, какая херня из всего из этого получилась?

Вот то-то и оно…

…Ну, а уж всевозможные разговоры о «духовных демократических ценностях» (не путать с «правами человека», это разрешается только уж совсем необразованным людям, потому что права человека – штука по-настоящему серьезная, здесь шутить не стоит) у меня и вовсе, простите, истерику вызывают, самую что ни на есть настоящую.

Вы, ребят, сдурели, что ли?!

Какие-такие «духовные ценности» могут быть у управленческой системы? Она или работает в определенных обстоятельствах, или не работает.

А за духовными ценностями – это в церковь или, там, в зависимости от обстоятельств и вероисповедания, – в мечеть с синагогой. Или в книжку какую хорошую, ежели уж такой атеист, можно уткнуться (да и не атеистам, я почему-то так думаю, тоже не помешает).

Вот там – ценности.

Вечные.

А в учебнике по менеджменту их быть не может просто по определению. Не для того писали, извините.

Ну, а «любовь к демократии», если уж серьезно – это просто подмена понятий. Как в том анекдоте про поручика Ржевского, помните?

«Детей, мадам, не люблю, но вот сам процесс…»

Ну а куда этот «процесс любви к демократии» может завести, мы уже с вами не так давно замечательно по телеку видели. Это, конечно, тоже анекдот, но уже, простите, ни фига не смешной.

Скажите, если подавляющее большинство населения страны чего-то не хочет, а ему это чуть ли не силой навязывают, это как, демократия?!

Мне вот тоже почему-то кажется, что нет.

И приезжает в город, простите, Киев, глава самой демократичной демократии в мире, и говорит: да херня все это ваше большинство. Зато посмотрите, какая замечательная тенденция.

Если б он знал слово «тренд», он бы, наверное, и его попытался выговорить, ага.

И глава тоже демократичной демократии со столицей в том самом городе Киеве с ним более чем охотно соглашается. Замечательная, говорит, тенденция, а мы даже еще и работать не начинали.

Угу.

Знаете, господа, если два этих добрых, высокоинтеллектуальных лица и есть воплощение этой самой демократии, то можно я в сторонке постою? Потому как любить это может, по моему скромному мнению, только уж совсем законченный извращенец, извините меня, пожалуйста.

Знаете, у меня на фирме тоже один такой менеджер был: у него по подразделению убытки с неизбежной постоянностью, зато, видите ли, – тренд положительный. Уволил я его, простите, на хрен.

О чем до сих пор – ну ни капельки не жалею.

…Ну да хватит уж, наверное, про извращения.

К демократии – не как к «духовной ценности», а как к управленческой системе, все-таки необходимо относиться со всей присущей этому делу серьезностью. Потому что у управленческой системы есть только один критерий оценки – ее эффективность.

Возникают, конечно, кой-какие вопросы, но пока эта система, с разной степенью эффективности, – работает. К примеру, на уровне муниципального самоуправления на все том же «вечногниющем Западе» она работает так здорово, как нам с вами и не снилось.

Не могу, конечно, сказать, что как швейцарский часовой механизм, но все, извините, познается в сравнении. И здесь не надо мудрствовать лукаво, а достаточно заехать в какую-нибудь бельгийскую или французскую деревушку, а потом посетить наш среднестатистический колхоз где-нибудь в центральном Нечерноземье.

Да и в Черноземье тоже можно, в принципе, заглянуть, – все равно мало не покажется.

И вот этому как раз – надо учиться.

Учиться, а не любить.

Это все-таки разные вещи.

Как, приблизительно, «круглое» и «соленое».

Скажите, какая взаимосвязь…

Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь, что те, кто называют себя «либералами», – какая-то тоталитарная секта. И ведь нельзя сказать, что среди них нет интеллектуально продвинутых людей и отличных, интересных собеседников.

Как раз – даже и ровно наоборот.

Навалом.

Пока ты с ними беседуешь на отвлеченные, так сказать, темы – абсолютно нормальные люди, даже, можно сказать, – вполне себе вменяемые.

Но вот как только речь заходит, скажем, о «кровавой гебне» или нетрадиционной сексуальной ориентации: все, финиш.

Приехали.

Такие фантомы в головах у людей возникают: любой Босх обзавидуется.

Мне вот не так давно один вполне себе неглупый, взрослый, известный и вполне себе традиционным образом женатый человек руку отказался подавать – в публичном месте и с отточенной формулировкой «ты не любишь геев».

Чуть ли не под аплодисменты окружающих «либералов», кстати.

Скажите, какая взаимосвязь…

…Ну да.

Не люблю.

А это что, преступление, их «не любить»?

Я же не призываю их в тюрьму за это самое дело сажать, в конце-то концов.

Или, там, скажем, кастрировать, потому как им это самое место все одно и на фиг не нужно.

Или вешать за те самые «другие два места», которые российский премьер Путин определил в качестве точки приложения усилий у грузинского президента Саакашвили.

Этого что, мало?!

Им еще и мою любовь подавай?!!

Да офигеть!

Ну, ребят, – извините…

Я вообще-то считаю себя православным христианином, так сложилось.

А в христианской традиции содомия – грех.

Не преступление, за которое надо отвечать лишением свободы, а – именно грех.

Кстати, – еще неизвестно, что хуже.

Но тут я на себя функции Судии брать не возьмусь даже под угрозой неминуемого наказания: кесарю, простите, – кесарево, а слесарю – слесарево.

Я всего лишь навсего журналист.

С точки зрения логики – вроде все нормально.

Вот только логика у нормального человека и профессионального «либерала» по каким-то мне неведомым причинам довольно сильно различаются.

Просто у этих людей, типа, как у белых медицинских мышей, сигнал данной красной кнопки идет, видимо, непосредственно в головной мозг.

В результате чего в данном мозгу происходит короткое замыкание и сразу же случается дикая мешанина разнородных хаотических сигналов и импульсов, из которых я, к примеру, с удивлением узнаю, что любовь и уважение к педерастии есть неизменная составляющая любого либерального сознания.

Из чего и делаю грустный вывод, что этих людей мне, видимо, не понять никогда, – ибо свою собственную задницу я никогда не променяю ни на какие, даже самые светлые и прогрессивные либеральные идеи.

4
{"b":"154195","o":1}