ЛитМир - Электронная Библиотека

Если нам удастся добраться до нее живыми, разумеется.

Не помню, как его звали, кажется, Олег Тимофеевич.

Ребята сразу же окрестили эту жирную сволочь Пупырем, и через некоторое время он на эту кличку уже откликался.

А куда денешься?!

Это ж отряд.

Головорезы и контрабандисты.

Звери, прости меня Господи…

…Вместо погибшего представителя Крыльев идти с нами решил сам Иван – командир отряда летучих.

Я слабо разбираюсь в их иерархии, но судя по всему, только он в их бригаде соответствовал рангу парня, безвременно, к сожалению, сгоревшего в джипаке под Дурыкино.

Ну, и ладненько.

Мне он, честно говоря, сразу показался довольно неплохим мужиком.

Дельным, так сказать.

Только чересчур обозленным, но это с кем не бывает, по нынешним, скажем так, довольно непростым временам.

У любого ветерана крыша временами подтекает.

У меня, кстати, в том числе.

Что, в принципе, не мешает нам оставаться – по крайней мере, с виду, – нормальными людьми.

Жизнь…

…Отрезок до Шорново мы преодолели на удивление быстро, сказались последствия химического заражения – здесь почти никто не жил, и значит, – не стрелял и не гадил.

А вот дальше нас ожидал неприятный сюрприз: мост через заболоченное бывшее водохранилище, вполне, судя по картам, благополучный, – был начисто разрушен.

Ну, не совсем начисто, но преодолеть его было невозможно – «Харлеи» еще худо-бедно проходили, да их можно и на руках перетащить, в конце-то концов.

А вот джипаки и броневичок повисали на нас бессмысленным и мертвым грузом. Вместе с приличным боезапасом и продовольственной «неприкосновенкой».

Их надо было либо бросать, либо тупо искать объезд.

Мы с Иваном посовещались и все-таки решили идти через таинственное для всех Завидово.

Место это, конечно, имело дурную славу, но тут уж ничего не попишешь: рассчитывать, что в Конаково сохранилась паромная переправа, было, по крайней мере, неразумно.

Был еще вариант прохода через Дубну, там у Крыльев стоял довольно крепкий Каэр.

Этот маршрут – длительный и предельно неудобный – оставили про запас, слишком большой крюк пришлось бы тогда нарезать.

Ну его на фиг.

И как потом выяснилось – абсолютно правильно сделали: через якобы зловещий и непредсказуемый Завидовский комплекс мы прошли спокойно, без всяческих приключений.

В Дорино нас просто встретил вполне себе солидный блокпост.

Капитальная, надо сказать сразу, конструкция.

На века.

Крепкие молчаливые ребята в добротном зеленом камуфляже негромко поинтересовались, куда это мы так спешим, переговорили со своим руководством, предупредили, чтобы не отклонялись от трассы, и, четко отдав честь, подняли шлагбаум.

Ссориться с вооруженным до зубов Отрядом ни им, ни их таинственному руководству явно не хотелось.

Нет, они нас, разумеется, не боялись.

Просто приняли наиболее прагматичное решение, да и все дела.

У нас идея с ними повоевать, честно говоря, тоже не вызывала взрыва энтузиазма. Уж больно профессионально они держали в руках свое довольно специфическое оружие.

Спецы, скорее всего.

Из бывших.

И сколько их там еще по этим лесам прячется – вообще хрен его знает.

Думаю, что никак не меньше батальона, а то и бригады.

Могут прижать так, что никому мало не покажется.

Черт его знает, что они там охраняют, в этом самом бывшем федеральном заповеднике.

Не знаю.

И если совсем честно, даже и знать не хочу.

Некоторые тайны убивают почище любого «Стеблина».

Такие дела.

А у этих мест, судя по всему, отнюдь неспроста была такая, довольно поганая, врать не буду, репутация. Да и трассу свою эти парни, надо думать, не просто так держали в таком фактически идеальнейшем состоянии.

Ага.

Что-то по ней наверняка ездило.

И скорее всего, стреляло, не без этого…

…Мы быстро проскочили Курьяново и Синцово: шлагбаумы на блокпостах были предупредительно подняты, а молчаливые, безукоризненно экипированные охранники – вежливы и предупредительны.

Ну, а в Селино, на выезде из нацпарка, нас еще раз остановили и, пожелав доброго пути, попросили в случае успешного возвращения экспедиции поделиться информацией.

За это обещали беспрепятственный проезд и помощь с техникой и провиантом.

Мы, разумеется, согласились.

Нам бы еще и сегодня выжить не помешало. А с завтра – завтра и разберемся.

Такая вот, простите, не самая мудреная философия.

Мы легко переправились через неширокую речку Шошу, где стоял крайний и, похоже, автономный Завидовский блокпост, а на том берегу, не доезжая до Тургинова, нас ожидал еще один сюрприз, на сей раз – вполне себе даже и приятный.

Практически не разрушенная бензозаправка.

Мы залились всем, чем только могли, и поехали дальше, хотя уже вечерело и нужно было искать ночевку.

Но вот только желательно подальше и от Завидово, и от Твери. Завидовские ребята мне почему-то активно не понравились, а в Твери нас ждала радиация: в городе лет сорок назад вспыхнул мятеж – рекруты не хотели идти воевать на Кавказ, – и федералы не придумали ничего более умного, чем долбануть по городу небольшим тактическим ядерным зарядом.

В принципе, их тоже можно было понять: подзуживаемые местными левыми рекруты, отказавшиеся драться на Кавказе, почему-то предпочли сделать это в Москве. После чего к ним охотно присоединилась всякая разная шваль со всех окрестностей, и эта толпа, абсолютно недисциплинированная, но зато отлично вооруженная, с удовольствием пограбив склады с боеприпасами, уже готова была двинуться на столицу.

При поддержке бронетанкового корпуса – между прочим, был в Твери и такой, не очень боеспособный во время реальных действий, но вполне себе готовый пострелять по относительно мирному населению.

Впрочем – ничего нового, что называется.

Ага.

Так что превентивный ядерный удар, если задуматься, был, быть может, и жестоким, но отнюдь не самым плохим решением. По крайней мере, с точки зрения воспитания здравого смысла у представителей «левого оппозиционного движения».

В остальных близлежащих к столице регионах, я так предполагаю, – крепко задумались.

А вот сама Тверь превратилась в одну большую братскую могилу и для правых, и для виноватых.

Небольшие издержки, так сказать.

И к тому же, что особенно важно для нас, – в могилу радиоактивную…

…Заночевать мы решили в разрушенном поселке.

По карте, вроде в Ильинском.

А так – черт его знает.

Поселок привлек внимание Чарли несколькими уцелевшими русскими печками.

Дома были разрушены, а печки – нет.

А Чарли в тот раз почему-то жутко не хотелось кашеварить на обычном в таких случаях костре.

Долго это.

И муторно.

А тут…

Раздолье.

Ночью на нас напали какие-то маловразумительные твари. Что-то типа кошек, но с огромными, не втягивающимися в подушечки когтями и клыками на манер кабаньих.

Твари выли жуткими голосами и явно хотели напроситься в гости на ужин. Или на ланч, черт их разберет, как у них там с этикетом и режимом пищеварения.

Хорошо еще, что они напали на лагерь в то время, когда никто не успел толком заснуть.

Иначе очень может быть, их пикник оказался бы удачным.

А так – только одному из Веточкиных «девочек» ногу разодрали.

Правда, прилично.

Рана потом загноилась, и ногу пришлось ампутировать.

Прямо в походных условиях.

Неприятно, конечно, но – не привыкать.

Но это было потом, а пока я велел выставить усиленные караулы и завалился прямо у костра, даже не развернув спальник.

Устал, блин.

Веселый, ничего не скажешь, маршрут в тот денек выдался.

Прямо обхохочешься…

…Утром мы с Иваном и Гурамом долго колдовали над картой.

Решали, как идти.

То ли уходить на Старицу, то ли сразу на Тверь. За Старицу было отсутствие радиации, за Тверь – наличие не одного, а множества мостов через Волгу.

11
{"b":"154197","o":1}